​БЕЗВИЗ, БЕЗГАЗ, БЕЗСВЕТ, БЕЗУМ…

Новость опубликована: 14.02.2017

​БЕЗВИЗ, БЕЗГАЗ, БЕЗСВЕТ, БЕЗУМ…

В преследующем человечество кошмаре либерально-рыночных «реформ» кушать удручающая повторяемость. Кажется, именно здесь выпукло проявляется пессимизм крылатой фразы: «история учит только тому, что ничему не обучает». Ну, в самом деле: обычно если какое-то средство доказало свою негодность – то его перестают употреблять. Раньше, например, доктора пытались «лечить» парами ртути. Потом доказали всю вредность такого «лечения» — и пары ртути перестали употреблять в медицине. И ныне, если врач предложит вам «полечится» парами ртути – вы, во-первых, удивитесь. А во-вторых, запретите ему…

С либерально-рыночными реформами по рецептам МВФ не так. Эксперименты поставлены. Поставлены много раз. Не на собаках – на людях. Поставлены во всех частях света, чтобы исключить примесь национально-расовых помех ментальности.

Эксперименты не просто доказали изначально(логически) понятную умным людям бредовость либерально-рыночных реформ, но и доказали её с колоссальной массой человечьих жертв.

Человечеству уже вполне открыт опыт либерально-рыночных реформ, проводившихся на основании методик МВФ в Югославии[1], Мексике[2], в Болгарии[3], Греции[4], в Руанде[5], во немало других странах Африки и на Филиппинах[6].

Повсюду – идёт ли речь о неграх первобытной стадии или о культурных европейцах – опыт либерально-рыночных реформ подавал эффект взрыва бомбы в комнате…

Иначе, как чудовищными нельзя назвать результат либерально-рыночных реформ в России (как полной, так и усечённой до рубежей РФ)[7]. Да и на самом «Старом Западе» — источнике либерально-рыночной инфекции мозга, попытки применять либерально-рыночные методы в экономике дали итоги более, чем плачевные[8].

Так чем же объяснить тот факт, что многократно поставленный опыт, доказавший принципиальную неверность и порочность рыночных реформ – не поверг человечество к запрету на них?

Почему лечить больных парами ртути или козьими какашками врачам запретили, а лечить экономику ртутным выхлопом базарной алчности экономистам не запрещают?

Яркий пример либеральных реформ по рецепту МВФ за траншевые подачки представляет сегодня Украина. Она воплощает собой присловье «все с ярмарки, а я на ярмарку». Хотя мода ни рыночную либеральность в мире давно прошла – Украина предпочитает щеголять в давно вышедшем из моды убранстве, к тому же пропитанном ядом.

***

Для того, чтобы объяснить неугасающую у людей планеты страсть заниматься рыночным реформированием – потребуется уже не экономист, а социопатолог.

Экономист никогда не разъяснит, почему сто раз подряд провалившаяся технология – снова и снова бездоказательно, но очень эмоционально провозглашается «путём к успеху».

Ведь, представлялось бы, тот, кто за 25 лет пост-советской жизни ДО СИХ ПОР не понял губительность рыночных реформ – просто не имеет разума, следовательно, и апелляции к разуму ненужны…

На самом деле всё, конечно же, не так просто. Разум человека связан с пониманием мира.

— Если у человека духовные, идеальные приоритеты – то существовать разумному среди глупых и тёмных мучительно, скучно и невыносимо-одиноко. И потому человек духовный стремится сделать так, чтобы благоразумных существ вокруг него было побольше – элементарно, чтобы было с кем общаться, было кому понять его, было с кем поделить познавательный процесс и т.п.

— Но если у человека материальные, хищнические приоритеты – тогда всё меняется. Разум превращается в орудие подавления. Чем глупее люд вокруг – тем лучше. Идеальный вариант – сохранить монополию на знание. Чтобы никто, кроме тебя, ничего не знал, а твои познания воспринимали бы как особый дар, волшебство. 

— Следствие: тебе будут поклоняться, как «богу». И все материальные блага достанутся в итоге тебе, будут распределяться тобой.

Внутренний приоритет разума породил науку и просвещение, всеобщую грамотность, всеобщее образование, всемирные конгрессы по мене опытом и т.п.

Материальный приоритет разума породил магию и масонерии. Для магов и масонеров (расширенное обозначение масонских и пара-масонских деятелей) значительно не всемерное распространение знаний, а всемерное их нераспространение.

Люди, увлекающиеся в сфере разума, науки и образования секуляризацией[9] — не соображают, что блокируют истоки НАУКИ и наоборот, делают перекос в пользу МАГИИ.

Материализм крайней степени – это одновременно и крайней степени магизм, смыкающийся с фетишизмом[10] и анимизмом[11] до целой неразличимости.

Схватка науки (знания открытого) и магии (знания закрытого) – неразрывно связана с другой, базовой для социологии схваткой: Социального ДОЛГА И ЛИЧНОГО ШАНСА…

​БЕЗВИЗ, БЕЗГАЗ, БЕЗСВЕТ, БЕЗУМ…

***

Почти все, включая даже и сторонников буржуазной «демократии» замечают за ней совершенно очевидное бытовое безумие.

Но немного кто понимает его истоки и происхождение. Дело в том, что это общество, как буржуазное – работает на чьи-то личные, узко-корыстные интересы, но как «демократическое» вынуждено всё пора врать, что работает на общественные интересы.

Сочетание конкретного действия – и упорного вранья о прямо противоположном действии и создаёт тот шизофренический буржуазный быт, в какой мы погружены четверть века.

​БЕЗВИЗ, БЕЗГАЗ, БЕЗСВЕТ, БЕЗУМ…

Здесь изо дня в день «из каждого утюга» несутся бурные уверения в том, что воровство и хищничество сильных вселенной сего – не во вред, а во благо обывателям.

Поскольку этот бред звучит неубедительно – нанимают опытных софистов, хитрых защитников, которые выворачивают всё с помощью логических трюков, подмен и доказательных кругов. И в итоге создают в массовом сознании сложнейшие химерические зодчества, единственная цель которых – скрыть грубый и примитивный хапок очередной «генерал-гориллы» из общественного кармана.

Неудивительно, что в этом затейливом, шизофреническом мире мы видим перевёрнутое, искажённое отражение реальных процессов, совершенно неадекватное реальности. Сегодня весь Закат (не одна же Украина!) – называют сепаратистами противников сепаратизма, сторонников единства расчленённой страны. Террористами именуют не организаторов теракта и даже не его исполнителей – а его жертв. Отрицание многократных всенародных референдумов-голосований называют «демократией». Не проведение выборов, а их запрещение – именуют «демократией»!

Странно ли, что такое «жонглирование смыслами» создаёт вместо реального мира «как-бы мир». Ведь любимая приставка постмодернистов – «как-бы»: «как-бы край», «как-бы сделали» и т.п.

Если мы отсеем безумие и слабоумие из современной информационной среды, то останется очевидный конфликт: между эмоцией долга перед обществом и личным шансом для себя.

Противники рыночных реформ сражаются за общественные интересы, всех и любого, за систему коллективной безопасности, как международную, так и межличностную. Сторонники рыночных реформ не строят никаких иллюзий насчет их общественной проки. Потому они не принимают аргументов разума, исходящих от лица общественных интересов.

Сторонники рыночных реформ преследуют ЛИЧНЫЙ ШАНС. При этом им безотносительно безразлично – что будет с обществом В ЦЕЛОМ, потому что они не берут в голову интересы и потребности ВСЕХ И КАЖДОГО. Ф.М. Достоевский отражал эмоции эгоиста на примере апокалипсиса и чаепития[12]…

​БЕЗВИЗ, БЕЗГАЗ, БЕЗСВЕТ, БЕЗУМ…

Но не могут же сторонники рынка открыто заявить, что плевать хотели на всех, кроме себя, излюбленных? Тогда им общество не будет доверять бразды и даже попытается от них избавиться…

Отсюда и возникает шизофрения «демагога днём, каннибала ночью», в которой нас заставили в итоге жить…

***

И сторонники, и противники рыночных реформ в одном вопросе пришли к консенсусу. Они совсем одинаково отрицательно отвечают на вопрос о возможности сосуществования рыночных реформ и разума, рационального мышления.

Рассудок и рынок несовместимы. И потому кто-то один должен уйти: или разум победит рыночные стихии, или рыночные стихии истребят разум.

Признав это, сторонники и противники рыночных реформ по разному решают вопрос о существовании Разума. Противники рынка настаивают на его триумфе, а сторонники рынка – на его ликвидации. Можно привести тысячи примеров крайних форм деградации ума, образования, науки, личного и коллективного разумы при расширении и углублении рыночных отношений.

Причем как в РФ[13], так и в США[14].

Но главное – не сыпать из рога изобилия примерами умственной, нравственной, производственной, даже потребительской[15] деградации человека под прессом базарных реформ — а понять их причину.

***

Разум по определению – инструмент познающий и нормирующий.

Познание без нормирования невозможно.

Приведу аналогию: если вы что-то грузите в кузов грузовика – то непременно там и укладываете. Нельзя загрузить – и при этом не уложить. Даже если специально не укладывать при погрузке – всё равно груз каким-то манером сложится. А если не сложится – то из кузова вывалится и т.п.

Точно так же Разум: принимает и укладывает. То есть – познаёт и нормирует. Отделить познание от нормирования невозможно. При попытке ликвидировать нормирование – ликвидируется и познание.

Говоря о познании и нормировании – мы попадаем в треугольник науки, религии и морали. Они, на самом деле, нерасторжимы и не могут быть товарищ без друга.

Наука – признание множеств. Религия – признание единого, общего. Мораль(нравственность) – соотношение множеств с Целым и частного с общим.

«Единство» и «множество», «часть» и «общее» – необходимые категории сознания.

Без них сознание не может быть крепким[16], да и просто не может быть.

***

Разум устанавливает причинно-следственные связи. Устанавливая их в природе, он создаёт технику. Устанавливая их в вселенной человеческих отношений – он формирует нравственность и общественное устройство, а так же всё более и более предсказуемую и всё глубже планируемую экономику.

Всякий инженер, всякий конструктор воспримет базарную бредятину как не собранный – либо разрушенный механизм. Детали не должны действовать сами по себе и взаимодействовать по случайному принципу – произнесёт любой конструктор. Они должны отвечать общему замыслу конструкции.

В чём её общий замысел? Чтобы как можно больше хлеба выдать «на-гора»? Окей, мы сопряжём усилия массы людей так, чтобы хлеба сыпалось в итоге всё больше и больше… Если нужны танки – то же самое, но только адаптированное под массовый выпуск танков.

Так в чем же проблема? Познавая натуру и людей – Разум создаёт не только высокую производительность, но и оптимальные формы межличностных отношений (это и называется нравственностью). Логикой и экспериментом он постигает, что:

— если свинничать (причина) – то будет грязно и вонюче (следствие);
— если хищничать (причина) – то сделается кроваво, страшно и очень опасно жить (следствие);
— если паразитировать(причина) – то наступит стадия истощения общества-донора (последствие), и т.п.;
Изучая следствия разных причин в природе (естественные науки) Разум изучает их и в мире людей. А осознав взаимосвязь между свинством и слякотью (например) – Разум запрещает свинство…

Постепенно формируется разумная система, в которой человеку очень и очень многое запрещено: запрещённое или опасно для опоясывающих, или вредит им, или злит, раздражает их, или ещё каким-то образом ведёт в итоге к плачевым причинам.

Можно ли такую систему заменить на разнузданную вседозволенность эгоистичной скотины, не сломав, не сломав Разума? Очевидно, что нет.

Для того, чтобы человек не понимал, как его обокрали, как его грабят и убивают – он не должен уметь понимать причинно-следственных связей в вселенной. И потому даже самые абстрактные естественные науки становятся опасны для рыночных реформаторов.

Их главная (хотя и скрытая) МОТИВАЦИЯ при организации базарного погрома приватизаций – это ЛИЧНЫЙ ШАНС круто «подняться» при полном игнорировании общественных интересов и рисков для общества, взятого В Цельном.

Реализаторы личного шанса считают любые проблемы общества – не своей заботой и выводят их за рамки своего реагирования. Что бы не выходило в обществе – оно будет безразличным преследователю личного шанса, пока лично его не коснётся.

Такое расчленение в онтологически-неделимой паре «частное-общее», «единое-множественное» — разумеется же, разрушительно для разума. Ведь попытки разделить онтологически-неделимое разрушают мозг так же, как попытки совместить несовместимое.

Поэтому в результате в ровном смысле слова БЕЗУМНЫХ рыночных реформ формата МВФ – происходят очень многие процессы помимо личного выигрыша какой-то доли общества, сумевшей «хорошо хапнуть» на развале целостной системы жизнеобеспечения.

Мы видим, что по мере деградации принципов разумности, рациональности и перехода к воинствующему иррационализму, звериному интуитивизму альфа-самцов — выходит разложение всех устойчивых человеческих связей: семьи, рода, нации, гражданской общности, неделимых циклов производства, систем безопасности, научно-образовательных структур и т.п.

Подрыв нравственности при позиции «пускай все сдохнут – лишь бы мне хапнуть» — становится неизбежен. Но это отказ от веками, тысячелетиями наработанного опыта разумных взаимоотношений между людьми! Отрекаться от нравственности – это в очередной раз наступать на те самые грабли, о которые не раз уже разбили лоб предки, и разбив – завещали не наступать туда!

Распад внутренней нравственной цивилизации человека делает закон формальным и мёртвым. Правоохранительные органы перестают работать – или работают вопреки правопорядку, как мафия.

Без нравственного стержня теряется коллективизм. Его сменяет узколобый, сиюминутный индивидуализм хапуги и циника. Но совместно с коллективизмом происходит и распад КОЛЛЕКТИВА.

Коллективизм – психологический настрой, а коллектив – внешняя форма, которую этот настрой зачислил. Уберите содержание – исчезнет и форма.

А как жить в обществе сложного, многоуровневого разделения труда – если распадаются все коллективы?!

Если из площадки совместной деятельности всеобщего дела они превращаются в площадку взаимного унижения и уничтожения?

Коллектив – основная социальная форма цивилизации. Если он теряет резон и целенаправленность – он растворяется. А его возможности утилизируются (ушлыми реализаторами личного шанса), как вторсырьё…

То есть был агрегат. Давал выработки на миллион. Но всем, многим. А сделался металлолом. Сдан на переплавку, как металлолом. За это дали рубль. Но лично мне. Такой вот алгоритм утилизации достижений цивилизации. Если отдать библиотеку Конгресса на макулатуру – наверняка ведь сколько-нибудь заплатят за такую гору макулатуры!

***

Препятствуя этому, Разум становится неприятелем рыночных реформ формата МВФ номер один.

Человеческое начало упорядочивало природу и отношения вокруг себя.

Оно очеловечивало – огосударствляя. У человека кушать государство, а у животных — нет. Оттого огосударствление есть очеловечивание. А вот частная собственность у животных есть. Они друг дружку за неё даже убивают — когда, так, сражаются за кормовые участки. Частная собственность основана на зоологическом инстинкте.

Либерально-рыночная теория взывает к звериному началу внутри человека.

Она пользуется тем, что зверь в человеке ощущает себя среди запретов коллективного разума, как в тюрьме. Она обещает зверю свободу: свободу от культуры и знаний, от обязанностей перед обществом, от заповедей и ограничений.

Она манит зверя независимостью зверства и скотства.

При этом разгосударствляя экономику, либерализм её расчеловечивает, то есть раскручивает обратно то, что было скручено прежними столетиями.

Выплеск громадной зоологической энергетики, первобытной, остро ненавидящей всякую обязанность и тяготеющей к произволу – делает либерализм весьма сильной (хотя и очень разрушительной) идеологией.

Либерализм – не просто игрища дурачков, как может показаться по итогам его пиршеств на руинах разваленных экономик и стран. Либерализм не то, чтобы не понимает человека – наоборот, он слишком хорошо понимает человека, тёмные и архаичные инстинкты и подсознательные позывы вглуби человечьего существа.

​БЕЗВИЗ, БЕЗГАЗ, БЕЗСВЕТ, БЕЗУМ…

Играя на понижение – либерализм имеет колоссальную фору перед всеми другими идеологиями, играющими на повышение: потому что, разумеется, падать всегда легче, чем взлетать, а катится под гору легче, чем в гору.

И всякий раз – пока в экономике не наступит полный «аллес капут» — либерализм своими звериными соблазнами, зоологическими прелестями забирает приз зрительских симпатий…

Высвобождаясь от долгов, повинностей, принудительной деятельности – человек, конечно же, освобождается от гнёта.

Либерализм отменяет серые будни и заменяет их вечным праздником, у какого только одна беда: непонятно, кто будет оплачивать банкет, и кого-то постоянно съедают, чтобы не было убыли мясным блюдам…

***

Если «праздник неповиновения» включить, например, у хлеборобов, по весне – то плохо им станет только следующей зимой. А летом будет ещё очень весело и крепко: хлеб ПОКА не кончился, а ТРУД уже отменили!

Разумный поймёт динамику. Поэтому он для рыночных реформ непригоден. Нужен майданный скакун.

Для либерализма формата МВФ необходимо иррациональное, лишённое связного мышления, способности делать выводы и учится на опыте жизни существо, возбуждаемое зверино-зоологическими мотивациями, и доведённое ими до целого эмоционального экстаза. Которому, к тому же, плевать на всех соседей — лишь бы его одного покормили послаще…

Разум нельзя соединить с рыночными реформами. И потому выбор рынка от МВФ – это ликвидация разума в особо крупных размерах.

Но реализаторов личного шанса это не волнует – потому что они поджигают всемирный пожар, чтобы зажарить себе яичницу, и наивно верят, что найдут в огне брод, не сгорят в кромешном пламени, на какое обрекли всех окружающих…


[1] МВФ в Югославии последовательно уничтожил индустриальный сектор и постепенно демонтировал югославское государство «всеобщего благоденствия». Договоренности о реструктуризации увеличили внешний долг и обеспечили мандат для девальвации югославской валюты, что сильно ударило по уровню жизни югославов. Югославская экономика медлительно впадала в кому. Промышленное производство докатилось до 10-процентного падения к 1990 году — со всеми предсказуемыми социальными последствиями. Вящая часть кредитов, выданных МВФ Югославии в 1980-х годах, ушла на обслуживание этого же долга и решение проблем, вызванных выполнением рецептов МВФ. Фонд принудил Югославию прекратить экономическое выравнивание регионов, что привело к росту сепаратизма и дальнейшей гражданской войне, унёсшей жизнь 600 тыс. человек.

[2] В 1980-е годы из-за острого падения цен на нефть рухнула мексиканская экономика. МВФ стал действовать так: кредиты выдавались в обмен на масштабную приватизацию, сокращение государственных расходов и т. п. До 57 % государственных расходов уходило на выплату внешнего длинна. В результате из страны ушло около 45 млрд долларов. Безработица достигала 40 % экономически активного населения. Край вынудили вступить в НАФТА и предоставить колоссальные льготы американским корпорациям. Доходы мексиканских рабочих моментально сократились.

В итоге реформ Мексика — страна, где впервые была одомашнена кукуруза — стала её импортировать. Полностью была уничтожена система поддержки мексиканских фермерских хозяйств. После вступления края в НАФТА в 1994 году либерализация пошла ещё быстрее, стали ликвидироваться протекционистские тарифы. США же своих фермеров поддержки не лишали и деятельно поставляли кукурузу в Мексику.

[3] Реформы МВФ привели к массовому вымиранию болгар, особенно на севере страны. Болгарский перец, чьё имя демонстрирует на его происхождение – перестали выращивать в Болгарии!

[4] Стремительная деиндустриализация страны привела к закрытию по меньшей мере, 18 производственных колов за лишь последние пять лет с 2012 по 2016 гг. Последним таким инцидентом стало прекращение работы завода Pepsico-Ivi в Биотии, центральной Греции, 31 октября. Тремя месяцами ранее, 2 августа, производитель проводов и стальных тросов Leventeris затворил свой завод вблизи города Волос.

По умеренным оценкам Греческой Федерации Предприятий (SEV) «для того, чтобы компенсировать обнищание греческой экономики за заключительные несколько лет, потребуются дополнительные инвестиции — на те, которые осуществляются ежегодно в размере 100 млрд евро до 2022 года.”

Глава SEV Теодорос Фессас помечает: «За последние семь лет, продуктивная ткань страны разрушилась. Инвестиции снизились на 62 %, заставив промышленную и производственную сферы расплачиваться за рецессию».

Среди предприятий, кончивших свое производство в 2015 году оказались марка бумажных полотенец Softex и производитель упаковки Vis, наряду с ContiTech IMAS — завода конвейерной ленты, какой закрыли в марте 2015 года, а это означает, что 140 сотрудников присоединились к длинному списку безработных греков.

[5] В 1989 году МВФ предоставил Руанде заём при условии, что правительство перестанет оказывать поддержку фермерским хозяйствам (поддержка является нормой во немало странах мира, включая и США) и проведёт девальвацию местной валюты. Это спровоцировало крах доходов населения и, как следствие, кровавую штатскую войну между хуту и тутси, в которой погибло более полутора миллионов человек.

[6] Предложение взять, а после выплачивать внешний долг в иностранной валюте везде привело к ориентации экономики исключительно на экспорт, невзирая ни на какие меры продуктовой безопасности.

[7] В результате реформы 1990-х годов в России в результате максимальной либерализации экономической деятельности, произвольного распределения госсобственности, финансовой стабилизации за счёт жёсткого ограничения совокупного спроса случилась глубокая деформация всех стоимостных пропорций и соотношения цен на продукцию отдельных отраслей.

Индекс потребительских цен с 1992 г. по 1995 г. возрос в 1187 раз, а номинальная зарплата — в 616 раз. Жизненный уровень основной массы населения снизился по многим характеристикам в 1,5—2 раза. Как помечал в 2002 году академик Д. С. Львов, зарплата в реальном исчислении сократилась с 410 рублей (1990 г.) до 168 рублей (2000 г.). Случилось снижение наукоемких производств, техническая деградация экономики, свертывание современных технологий.

Падение производства в России по своим масштабам и длительности гораздо превысило все известные в истории кризисы мирного времени. Либерализация ценообразования вызвала гиперинфляцию (и ликвидацию сбережений).

Либерализация цен и новоиспеченная налоговая политика оказали разрушительное воздействие на частное предпринимательство – ради которого, вроде бы, и начинались! За 1992 год в России число небольших предприятий в сфере производства резко сократилось.

Во время реформ было резко сокращено финансирование науки и НИОКР (В 6 и немало раз). За два года после начала реформ только в академической науке произошло сокращение численности работников на 32 %. В 1990—1997 годах научный потенциал края сократился на 35—40 %.

Реформы привели к значительному сокращению объёмов производства в сельском хозяйстве: сокращение посевных площадей, сбора семени, поголовья скота. В животноводстве происходил регресс в технологии и санитарии.

Экономический и политический кризис в 90-е годы привёл к резкому сокращению авиаперевозок. В это пора произошло примерно четырёхкратное сокращение как объёмов перевозки пассажиров, так и пассажирооборота.

В 90-е годы произошли значительное ухудшение здоровья народонаселения и рост смертности. Наиболее негативным последствием системного, прежде всего экономического кризиса в России явился рост смертности народонаселения. Для сравнения д.э.н. из ИСПИ РАН Л. Л. Рыбаковский приводит данные, что сверхсмертность в годы Великой Отечественной войны, включая гибель населения в блокадном Ленинграде, составила образцово 4,2 млн человек и соответствовала 90-м годам в РФ!

За годы реформ сократилось потребление ряда важнейших продуктов питания. Специалисты сообщают о резком ухудшении его структуры, недостатке белков и витаминов. В Государственном докладе «О состоянии здоровья населения Российской федерации в 1999 году» говорилось, что «структура столы населения характеризуется продолжающимся снижением потребления биологически ценных продуктов питания».

Кроме того, в результате реформ порядочная часть продуктов питания, поступавших в торговлю, была фальсифицирована[63]. «Либеральные» реформы, как отмечают исследователи, вызвали порядочный рост преступности в России.

Говоря о российских реформаторах и результатах их политики, профессор Колумбийского университета и лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц помечал: «Величайший парадокс в том, что их взгляды на экономику были настолько неестественными, настолько идеологически искажёнными, что они не сумели решить даже немало узкую задачу увеличения темпов экономического роста. Вместо этого они добились чистейшего экономического спада. Никакое переписывание истории этого не изменит». В издании «Белоснежная книга. Экономические реформы в России 1991—2001» С. Ю. Глазьев и С. А. Батчиков пишут, что «…за годы реформы страна по уровню социально-экономического развития очутилась отброшенной на десятилетия назад, а по некоторым показателям — в дореволюционный период. Никогда за обозримый период, даже после разрушений от гитлеровского нашествия, не наблюдалось столь продолжительного и бездонного снижения уровня производства почти во всех отраслях отечественной экономики». В 2007 году социолог Наоми Кляйн представила итоги социологического расследования последствий шоковой терапии в экономике, привела «сравнительный анализ между опытами по введению человека в состояние шока при поддержки шоковой терапии в медицине и шоковой терапии в экономике, которую экономисты Милтон Фридман, Джеффри Сакс проводили в касательстве СССР и в других странах для углубления ситуации с кризисом и развития в этих странах гуманитарной катастрофы».

[8] Вот что говорит об этом популярнейший американист, большую часть жизни проживший в США, начиная ещё с советских времён, М.Таратута: «На протяжении последних 20, может быть, даже вяще лет в Америке… 1% наращивал доходы, и они росли постоянно… зарплаты у топ-менеджеров десятками миллионов исчислялись. В то время как средний класс – это основа общества – там доходы не вырастали, но… в Америке очень выросли цены за последние 10-15 лет. И большая часть нижней прослойки среднего класса проваливалась в малоимущий класс, посредственный класс сокращался. Так умирала «американская мечта»: завтра жить лучше, чем живем сегодня. Дети должны жить лучше, чем их родители. Но так было, это была осуществимая мечтание. И вот последние десятилетия её не стало».

[9] Секуляризация (позднелат. saecularis — мирской, светский): Секуляризация (история) —изъятие чего-либо из духовного, духовного ведения и передача светскому, гражданскому ведению.

[10] фетишизм — культ неодушевлённых вещей, выраженный в обожествлении или незрячем поклонении этим вещам.

[11] Анимизм (от лат. anima, animus — душа и дух соответственно) — вера в одушевлённость всей натуры, ставящая знак равенства между живым и мёртвым, между одушевлёнными существами и неодушевлёнными предметами. Т.е. вера в то, что человек не выделяется от камня, дерева, воды, огня и т.п.

[12] Слова главного героя повести «Записки из подполья» (1864) Ф. М. Достоевского (1821 — 1881): «Свету ли сорваться, или вот мне чаю не пить? Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить». Ироническая фраза-символ крайнего индивидуализма, эгоизма.

[13] Вот конкретный факт: в 2015 году, впервые за полвека русские школьники покинули всемирную олимпиаду по математике без золотых медалей. Выговор идёт об олимпиаде в Чианг-Мае (Таиланд) (56-я Международная математическая олимпиада). Впервые за всё время участия в подобных соревнованиях русские не получили ни одной золотой медали. Никто из шестерых членов нашей сборной не сумел разрешить хотя бы четырёх из шести олимпиадных задач. Наша команда по сумме баллов, завоёванных участниками, стала восьмой, в командном зачёте — по медалям (как на спортивных олимпиадах) – двадцать первой. Это — «невиданный» результат: советская математическая школа уверенно лидировала в мире!

[14] В том же 2016 году Обама признал, что США в их нынешнем состоянии не способны повторить полёт на Месяц 60-х годов (якобы имевший место, давайте будем считать, что он был). То есть в ХХ веке могли, а в XXI не могут… При этом почти половина американских школ, финансируемых страной, в 2011 году не достигли образовательных показателей, которые были для них установлены. Об этом говорится в докладе, который 15 декабря представил американский Середина образовательной политики (The Center on Education Policy). Это наихудший показатель с тех пор, как определение стандартов для школ, получающих государственное финансирование, было санкционировано особым законом в 2001 году.

[15] Деградация потребительского спроса – утрата человеком потребности в прежде необходимых ему потребительских благах, таких, как литература и искусство, научно-популярный заинтересованность, философия, расширение кругозора и т.п. Сведение всех потребностей к сугубо-зоологическим, примитивным. А больше, мол, ничего и не нужно…

[16] Предполагать масса и локальности без единства, общности и центрального – и невозможно, и никому не нужно, и совершенно бесперспективно: знания о разных предметах, не объединённые целой доктриной, суть есть безумие.

Александр Леонидов; 10 февраля 2017


Ответить