16 моряков против ГКЧП: зачем советские подводники угнали субмарину

Новость опубликована: 27.06.2019

16 моряков против ГКЧП: зачем советские подводники угнали субмарину

16 моряков против ГКЧП: зачем советские подводники угнали субмарину

Это случилось во Владивостоке в дни путча ГКЧП, когда советское и партийное начальство металось, не зная, к кому примкнуть, а главнокомандующий Тихоокеанским флотом адмирал Геннадий Александрович Хватов, по вестям, лег в больницу. Положение в городе лучше всего описывается словом «бурление»: пока обыватели приходили в себя, активисты устраивали у КПП воинских долей митинги, чтобы убедить военных поддержать Ельцина, кто-то разбрасывал листовки, но одно было ясно — возвращаться к прошедшему никто не хотел.

«Надо что-то делать!»

Главная «героиня» угона — дизельная подводная лодка ПЛ Б-855 проекта 641 стояла «в заводе» у пирса на мысе Улисс. Вооружение и вящая часть оборудования были сняты, а топлива было — только-только вернуться к родному пирсу. Начальство завод не посещало, отцы-командиры приходили необыкновенно в рабочее время, поэтому команда, состоявшая из срочников, наслаждалась затишьем в службе, била баклуши, ходила в самоволки в город.

Все случилось в ночь с 20-го на 21-е августа, когда старпом — капитан-лейтенант Андрей Медведев и его товарищи увидели по телевизору, что ГКЧП послало в Форос группу захвата — за Горбачевым. Это сделалось последней каплей, переполнившей терпение офицера.

Командир отделения минно-торпедной группы, старшина 1-й статьи Алексей Пестерев, вспоминал, что, кроме старпома, на ладье находилось несколько старшин. Всем, кто стоял в ту ночь на вахте, оставался всего месяц до дембеля. Тем не менее, когда Медведев адресовался к вахтенным, которых было 15 человек, с горячей речью, основным посылом которой было «Надо что-то мастерить!», все с ним согласились.

Было решено выйти с завода и обратиться с призывом к Тихоокеанскому флоту и проходящим мимо кораблям, заявить о непринятии ГКЧП и о безусловной поддержке демократических реформ. Дело было рисковое — штатное расписание подлодки составляло 40 человек, а на борту было всего 16.

Под Андреевским флагом

Отойти от пирса удалось без приключений. Но стоило лодке взять курс на выход из бухты, как ее с собственного балкона приметил командир — капитан II ранга Владимир Николаевич Жгирев, который тоже не спал, наблюдая за столичными баталиями по телевизору. Он разом начал звонить в штаб, но там о происшествии ничего не знали.

Главный вопрос, который задают себе до сих пор все участники происшествия:  каким манером подлодка смогла выйти в море? Непонятно. Выходит, на всех кораблях, осуществлявших охранение вод Владивостока, офицеры тоже прильнули к телевизорам.

Немало того, лодка прошла мимо брандвахты, подняв над кормой Андреевский флаг! Вопрос о флаге встал сразу, как лишь отошли от пирса — негоже русскому боевому кораблю ходить без флага. Было предложение поднять триколор, но не нашлось ни алой, ни синей материи. Тогда решили поднять Андреевский флаг. Старшина Пестерев взял для него белую простыню, а на полосы крест крест-накрест пустил синее казенное одеяло. Лодка под сине-белым флагом прошла мимо сторожевых катеров и направилась прочь от берега – напрямую к торговым линиям.

К этому моменту рассвело. Командованию стало ясно, что подводной лодки у пирса нет.

По тревоге были подняты все сторожевые корабли и ракетные катера. В штабе создали оперативную группу, в какую вошел и капитан Жгирев. Были выдвинуты две версии: согласно первой, моряков и лодку захватили террористы, по второй — Медведев угнал ее с незнакомой целью.

Группа захвата, вперед!

Между тем радисту «ушедшей в самоволку» субмарины удалось связаться с несколькими торговыми кораблями, экипажи которых были согласны с позицией моряков. Некоторые даже предлагали взять лодку в кольцо, чтобы защитить. Это еще вяще вдохновило экипаж судна.

Охладить пыл подводников смогли две вещи — ограниченный запас топлива и подошедшие к лодке военные корабли. После предупредительных выстрелов ладья легла в дрейф, однако все равно маневрами заставила пограничников понервничать — ведь они не знали, что вооружения на субмарине нет.

Вскоре ладью взяли в плотное кольцо и попытались захватить. В операции участвовало шесть боевых кораблей, три ракетных катера, пограничный корабль и «торпедоловы». Ссадить на лодку группу захвата экипаж не дал, работая винтами «в противоход», создавая этим волну.

Пришлось ждать начальство. Вскоре подошел катер с командованием, одинешенек из адмиралов как парламентер был допущен на борт. Выяснив, из-за чего произошел угон, он стал уговаривать сдаться, так как «Ельцин уже залез на танк» и переворот не удался. Но мятежная подлодка разрешила вернуться в порт только тогда, когда эту информацию передали по радио «Маяк».

Все хорошо, что хорошо кончается

Такого числа встречающих черных «Волг» у причала экипаж подлодки еще не видел. Все было оцеплено автоматчиками.

Как только моряки сошли на берег, Медведева приостановили и увезли на гарнизонную гауптвахту. Остальных — в казарму.

Допрашивали всех долго. Пытались создать видимость, что экипаж хотел угнать ладью в Японию. Экипажу повезло, что в дело вмешался капитан I ранга Виктор Иванович Черепков, который в эти дни возглавил «мятежные»доли флота. Он не только заступился за моряков, но и попросил их расписаться на самодельном Андреевском флаге и увез его в Москву, показать Ельцину.

Изумительно, но для срочников угон прошел бесследно: они получили увольнение ровно через месяц. Капитан-лейтенанта Медведева уволили «по несоответствию». По информации BBC, он вернулся на Алтай, отворил литейную мастерскую и не любит вспоминать прошлое.

Говорят, происшедшее произвело впечатление на капитана Жгирева. Он весьма был впечатлен тем, что экипаж из 16 человек сделал то, на что в иной ситуации потребовались бы все 40: без проблем, тихо миновав сторожевые корабли, выйти в открытое море.


16 моряков против ГКЧП: зачем советские подводники угнали субмарину