1914. Великобритания объявляет брань Германии

Новость опубликована: 17.08.2019

Британцы умело разделяли и стравливали. Если Берлин морочили, подавали надежду на нейтралитет, то Петербург ободряли, намекали на помощь. Таким образом британцы умело вели великие державы Европы к большенный войне. Берлину показывали стремление к миру. А Францию и Россию поддерживали, внушали ей смелость, подталкивали на активное противодействие австро-германскому блоку.

1914. Великобритания объявляет брань Германии
Британские бойцы в Бельгии. Август 1914 г.

Потсдамские переговоры

Убийство эрцгерцога Франца-Фердинанда вызвало растерянность в Вене. Начальник австрийского Генштаба Конрад фон Гетцендорф потребовал немедля атаковать Сербию. Его поддержал министр иностранных дел граф Берхтольд. Глава правительства Венгрии граф Тиса выразил немало острожную позицию. Престарелый император Франц-Иосиф колебался. Он опасался резких действий.

Вена запросила мнение Берлина. Австро-Венгрия предложила ликвидировать Сербию с Балкан. Германское правительство и Генштаб решили, что момент для начала войны самый благоприятный. Российская империя ещё не готова к брани. Если Петербург примет решение выступить в защиту Сербии, то потерпит поражение. Начнется большая война, но в благоприятных для германского блока условиях. Если Россия не вмешается в австро-сербский конфликт, то Сербия будет истреблена, это будет выигрыш Вены и Берлина. Позиции русских на Балканском полуострове будут полностью разрушены.

5 июля 1914 г. кайзер Вильгельм II приял в Потсдамском дворце австрийского посла и дал ему ровный ответ: «Не мешкать с этим выступлением» (против Сербии). Берлин обещал поддержку, если Россия выступит против Австрии. Германское правительство также обещало поддержкой австрийскому союзнику. Это привело к тому, что «партия войны» в Вене взяла верх. Поддержав австрийцев, германский император скопил военное совещание. Он сообщил о вероятности войны. И получил ответ, что армия к войне готова.

7 июля в Вене прошло заседание правительства. Почти все держались позиции, что чисто дипломатический успех даже в условиях полного унижения Белграда не имеет ценности. Поэтому надо предъявить сербам такие заявки, чтобы вынудить их дать отказ и получить повод для военных действий. Однако глава венгерского правительства Тиса противоречил против этого. Он выражал опасение, что поражение приведёт к гибели империи, а победа вела к захвату новых славянских земель, усилению славянского элемента в Австро-Венгрии, что подрывало позиции Венгрии. С вящим трудом графа переубедили. Это удалось сделать к середине месяца. Всё это время Берлин торопил Вену, германцы опасались, что австрийцы отступят.

1914. Великобритания объявляет брань Германии
Германский крейсер “Бреслау” в Средиземном море

Как Лондон дал добросердечно на войну

Британское министерство иностранных дел, опирающееся на лучшую в мире разведку, было прекрасно осведомлено о положении дел в Вене, Берлине и Петербурге. Глава британского МИД сэр Пригревай знал, что убийство эрцгерцога будет использовано Австро-Венгрией, чтобы начать агрессию в отношении Сербии, и что Германия поддерживает австрийцев. Также Лондону было популярно, что в этот раз Россия не уступит. Как же должен был действовать Лондон, если хотел остановить войну? Ответ можно найти в недалеком прошедшем. Когда в 1911 г. во время Второго марокканского кризиса возникла угроза общеевропейской войны английское правительство публично и по секретно-дипломатическим каналам, предупредило Германию, что Британия выступит на сторонке Франции. И Берлин отступил. Такая же ситуация возникла и в конце 1912 г.: заявление Англии, что она не останется нейтральной, вызвало умеряющее воздействие Германии на Австро-Венгрию.

Так же Англия могла устроиться и летом 1914 года. Чтобы сохранить мир в Европе, Лондону надо было только развеять иллюзии Берлина, что Британия останется в сторонке. Наоборот, британская политика в 1913-1914 гг. поддерживала в германской верхушке веру, что Англия будет нейтральна. Как же вёл себя глава британского внешнеполитического ведомства в эти дни? По сути, сэр Пригревай поощрял австро-германскую агрессию. В беседах с германским послом в Лондоне князем Лихновским 6 и 9 июля Грей убеждал немцев миролюбии России, обещал «предупредить грозу». Заверил, что Англия, не связанная с Россией и Францией никакими союзными обязательствами, имеет полную свободу действий. Известил, что если Австрия в отношении Сербии не переступит определенный предел, то можно будет склонить Петербург к терпимости.

В отношении Петербурга Пригревай вёл другую политику. В беседе с русским послом Бенкендорфом от 8 июля Грей рисовал всё в мрачных тонах. Говорил о вероятности выступления Австро-Венгрии против Сербии и подчеркивал враждебность германцев к России. Таким манером, британцы предупреждали Петербург о войне, и не сделали того же в отношении Берлина. Дело было в том, что в Лондоне, как и в Берлине, считали, что момент для основы войны идеальный. Только немцы ошибались, а британцы нет. Лондон устраивал тот факт, что Россия ещё не готова к войне. Англия мастерила ставку на гибель Российской империи. Большая война в Европе должна была стать бомбой, которая взорвёт Россию. Кроме того, британские вооруженные мочи были готовы к войне. «Ни разу в течение трех последних лет мы не были так хорошо подготовлены», — писал первый лорд адмиралтейства Черчилль. Британцы по-прежнему мастерили ставку на господство в море, а английский флот был ещё самым мощным в мире. И поддержание военно-морского превосходства становилось для Англии с любым годом всё труднее. Германия стремительно догоняла Британия по морским вооружениям. Англичанам нужно было сокрушить Германию пока они хранили господство на море.

Поэтому британцы сделали всё, чтобы война началась, сорвали все попытки решить дело миром. Незадолго до вручения австрийского ультиматума Белграду Петербург предложил, чтобы Россия, Англия и Франция совместно оказали воздействие на Вену. Грей отклонил эту идею. Хотя в Лондоне хорошо знали, какой провокационный документ приготовили австрийские политики для Белграда. 23 июля, в день вручения австрийского ультиматума Сербии, австрийский посол в Лондоне Менсдорф провёл беседу с Пригреваем. Британский министр высказался об ущербе, который нанесет торговле война Австрии, России, Германии и Франции. О возможности участия в брани Англии он умолчал. В итоге в Вене решили, что Лондон настроен нейтрально. Это было поощрение к агрессии.

1914. Великобритания объявляет брань Германии
Кавалерийский полк британских экспедиционных сил. 1914 год. Бельгия

Позиция Петербурга

В первые дни после смертоубийства в Сараево в России не были встревожены. Ситуация казалась стабильной. Ситуация изменилась поступления тревожных сигналов об агрессивности Австрии от посла в Лондоне Бенкендорфа и итальянцев. Глава МИДа Сазонов предложил Белграду работать с крайней осторожностью. Также он предупредил Берлин и Вену, что Россия не будет равнодушна к унижению Сербии. Об этом же сообщили и Италии. Таким манером, российское правительство показало, что на этот раз не уступит перед угрозой войны, как было в 1909, 1912 и 1913 гг.

20 июля 1914 г. в Россию пришёл французский президент Пуанкаре и глава совета министров Вивиани. Французы заверили, что в случае войны с Германией Париж выполнит свои союзнические обязательства. Это укрепило решимость Петербурга.

Австрийский ультиматум и начин войны

23 июля 1914 г. Вена вручила ультиматум Белграду с 48-часовым сроком для ответа. Это была провокация. Австрийские заявки нарушали суверенитет Сербии. Белград немедленно обратился к России с просьбой о защите. 24 июля, прочитав ультиматум, Сазонов произнёс: «Это европейская война!» Российское правительство предложило сербам в случае вторжения австрийцев, если они своими силами не смогут защищаться, не оказывать сопротивление и заявить, что уступают мочи и вручают свою судьбу великим державам. Сербии рекомендовали всяческую умеренность. Также было решено при необходимости приступить мобилизацию четырех военных округов на западе.

Петербург чувствовал себя неуверенно. К войне не готовы, позиция Англии не вполне четка. Сазонов нервничал. То предлагал великим державам оказать коллективное дипломатическое воздействие на Австро-Венгрию, то предлагал, чтобы Англия или Италия сделались посредниками в урегулировании австро-сербского конфликта. Однако всё было напрасно.

25 июля сербский премьер Пашич дал ответ Австро-Венгрии. Сербы отправь на максимальные уступки и приняли с оговорками девять требований из десяти. Белград отказался только пустить австрийских следователей на свою территорию. В тот же день австро-венгерская дипломатическая миссия покинула Сербию.

В это же пора Лондон снова дал понять Берлину, что останется в стороне. 24 июля Грей снова принял Лихновского. Он заявил, что конфликт Австрии и Сербии Англию не прикасается. Говорил об опасности войны четырех держав (без Англии), об ущербе мировой торговле, истощении стран и угрозе революции. Пригревай предлагал Германии оказать воздействие на Вену, чтобы она проявила умеренность. Чтобы Австро-Венгрия удовлетворилась сербским ответом на ультиматум. 26 июля английский король Георг беседовал с братом германского императора Генрихом Прусским. Он известил, что приложит все усилия, чтобы «не быть вовлеченными в войну и остаться нейтральными». Это и нужно было Берлину, чтобы Англия в начине войны была нейтральной. Германский план был рассчитан блицкриг – несколько недель войны, чтобы раздавить Францию. Кратковременный нейтралитет Британии целиком устраивал немцев.

Британцы умело разделяли и стравливали. Если Берлин морочили, давали надежду на нейтралитет, то Петербург ободряли, намекали на поддержка. Таким образом, британцы умело вели великие державы Европы к большой войне. Берлину показывали стремление к вселенной. А Францию и Россию поддерживали, внушали смелость, подталкивали на активное противодействие австро-германскому блоку. Политика британского кабинета министров (в первую очередность его главы Асквита и министра иностранных дел Грея) была продиктована интересами английского капитала и борьбы против Германии, какая стремительно рвалась к позиции лидера в западном мире. Либералы-империалисты, консерваторы, Сити (финансовый капитал) и военные были солидарны в проблеме разгрома Германии. При этом соотношение сил на море, развитие гонки вооружение (включая морские), связанные с этим огромные затраты и внутриполитические трудности не давали возможности оттянуть начало войны. Англия не могла дать Германии разгромить Францию и сделаться лидером Запада. В Лондоне сами претендовали на мировое господство, для этого надо сокрушить конкурента – Второй рейх.

Увлекательно, что сначала большинство членов британского правительства склонялись к нейтралитету. 27 июля был поднят вопрос об действиях Британии в случае брани. Россия запрашивала о военной поддержке со стороны Англии. Большинство членов правительства во главе с лордом Морлеем (11 человек), какой был лидером нейтралистов, которые желали остаться в стороне от войны и нажиться на ней, высказались за нейтралитет. Грей поддержали только трое – премьер Асквит, Холден и Черчилль. Доля кабинета заняла выжидательную позицию. Грею пришлось проделать большую работу, чтобы убедить большинство вступить в брань. Немцы даже помогли ему в этом, когда затронули вопрос о движении германской армии через Бельгию. 31 июля Пригревай запросил Берлин и Париж, будут ли они уважать нейтралитет Бельгии. Французы дали такие заверения, немцы – нет. Это стало значительнейшим аргументом сторонников войны с Германией.

Германский император с запозданием, только 28 июля, ознакомился с сербским ответом на ультиматум. Постиг, что повод для войны плохой и предложил Вене начать переговоры. Однако этот совет запоздал. В этот день Австро-Венгрия огласила войну Сербии. Война началась.

Британия же скрывала свою истинную позицию до 29 июля. В этот день Пригревай провел две встречи с германским послом. Во время первой беседы он не сказал ничего важного. Во время второй встречи британский министр впервые изложил Лихновскому истинную позицию Англии. Он известил, что Британия может оставаться в стороне до тех пор, пока конфликт ограничивается Австрией и Россией. В Берлине были потрясены. Кайзер не таил своего гнева: «Англия открывает свои карты в момент, когда она сочла, что мы загнаны в тупик и находимся в безвыходном позе! Низкая торгашеская сволочь старалась обманывать нас обедами и речами… Мерзкий сукин сын!»

В это же время стало известно о нейтралитете Италии (союзник Германии и Австрии по Тройственному альянсу) и Румынии. Рим ссылался на нарушение Австро-Венгрией условий союзного соглашения. Берлин попытался отыграть назад. В ночь на 30 июля немцы вдруг сделались уговаривать австрийцев принять посредничество о мире, предложенное Англией. Однако было уже поздно. Капкан захлопнулся. Война с Сербией завязалась и Вена отказалась пойти на мир.

1914. Великобритания объявляет брань Германии
Сербская армия на марше. 1914 г.

Цепная реакция

30 июля поздно вечером Берлин кончил давление на Вену. Генералитет высказался за войну. Стратегия Германской империи строилась на быстрый разгром Франции и медлительность мобилизации в России – свыше 40 дней. По истечению этого срока Россия, по суждению немцев, уже не смогла бы спасти Францию. Покончив с французами, германцы и австрийцы должны были всеми силами ударить по России и вывести её из брани. Поэтому каждый день русских военных приготовлений рассматривался как чрезвычайно опасный для Второго рейха. Он сокращал сроки, когда можно было покойно бить французов. Поэтому Берлин действовал исходя из мобилизации в России.

28 июля в Австро-Венгрии началась мобилизация. Русское правительство также разрешило начать мобилизацию. Германская дипломатия постаралась помешать этому. 28 июля кайзер Вильгельм II пообещал Николаю II оказать воздействие на Вену, чтобы она достигла договоренности с Россией. 29 июля германский посол в России Пурталес передал Сазонову требование Берлина остановить мобилизацию, по-иному Германия также начнет мобилизацию и войну. В это же время Петербург узнал о австрийской бомбардировке Белграда. В этот же день под давлением начальника Генштаба Янушкевича царь утвердил указ о всеобщей мобилизации. Запоздалым вечером Николай отменил этот указ. Кайзер снова обещал ему, что будет стараться достигнуть соглашения между Петербургом и Веной и упрашивал Николая не проводить военные мероприятия. Царь решил ограничиться частичной мобилизацией, направленной против Австро-Венгерской империи.

Сазонов, Янушкевич и Сухомлинов (военный министр) обеспокоенные тем, что царь поддался воздействию кайзера, 30 июля попытались переубедить Николая Второго. Они считали, что каждый день промедления может быть роковым для армии и империи. В крышке концов Сазонов убедил царя. Вечером 30 июля началась всеобщая мобилизация. В полночь 31 июля германский посол известил Сазонову, что если 1 августа к 12 часам Россия не откажется от мобилизации, то Германская империя также начнет мобилизацию. 1 августа Другой рейх начал всеобщую мобилизацию. В этот же день вечером германский посол снова явился к Сазонову и спросил об ответе по проблеме мобилизации. Сазонов ответил отказом. Пурталес передал документ об объявлении войны. Так началась русско-германская война. Война, в какой не были заинтересованы русские и немцы. Большая война в интересах Англии.

3 августа в Тихом океане в районе острова Цусима германский легковесный крейсер «Эмден» начал преследование парохода русского Добровольческого флота «Рязань» (в случае войны судно могли переоборудовать в вспомогательный крейсер). Русский корабль попытался исчезнуть в японских водах, однако немцы открыли огонь на поражение и «Рязань» остановилась. Это судно стало первым трофеем, захваченным немцами у России.

Французская верхушка уже давным-давно решилась на войну, жаждала реванша за военную катастрофу 1870-1871 гг. Но при этом Париж хотел, чтобы ответственность за начин войны легла на Берлин. Поэтому 30 июля 1914 г. французы отвели войска на 10 километров от границы, чтобы предупредить вероятные пограничные инциденты, которые могли дать германцам повод для войны. 31 июля германский посол вручил ноту французам, Франция должна была дать обязательность быть нейтральной. На ответ давалось 18 часов. Если бы французы согласились, то Берлин бы потребовал в качестве заклада крепости Туль и Верден. То есть немцам нейтралитет Франции был не нужен. Париж отказался связывать себя какими-либо обязательствами. 1 августа Пуанкаре начинов мобилизацию. 1-2 августа германские войска без боя заняли Люксембург и вышли к французской границе. 3 августа Германия объявила брань Франции. Немцы обвинили французов в нападениях, воздушных атаках и нарушении нейтралитета Бельгии.

2 августа Германия вручила ультиматум Бельгии. Германцы спрашивали отвести бельгийскую армию к Антверпену и не мешать движению немецких корпусов к границам Франции. Бельгии обещали сохранить целостность и самостоятельность. Германия вместе с другими державами была гарантом независимости Бельгии и использовала для нарушения нейтралитета страны сведения, будто Франция стряпает армию на Маасе для удара на Намюр. Бельгия отклонила ультиматум и попросила помощи у Англии. 4 августа германская армия преступила границу Бельгии и 5 августа вышли к Льежу. Бельгийский вопрос помог Грею победить своих противников, сторонников нейтралитета Англии. Безопасность бельгийского побережья имела для Британии стратегическое смысл. Лондон получил повод для вмешательства в войну.

2 августа Лондон обещал Парижу защиту французского побережья. Утром 3 августа английский кабинет зачислил решение об участии в войне. Днем Грей выступил в парламенте. Он сообщил, что мир в Европе не может быть сохранен, так как некоторые края стремились к войне (подразумевались Германия и Австро-Венгрия). Что Англия должна вмешаться в войну ради защиты Франции и Бельгии. Парламент поддержал правительство. 4 августа Лондон предъявил Берлину ультиматум, спрашивая безоговорочного соблюдения нейтралитета Бельгии. Немцы должны были дать ответ до 11 часов вечера. Ответа не последовало. Германский план брани с Францией основывался на вторжении через Бельгию, немцы уже не могли остановить маховик войны. Британия объявила войну Германии. Так завязалась мировая война.

4 августа о нейтралитете заявили США, и соблюдали его до апреля 1917 года. Нейтралитет позволил США нажиться на войне. Штаты из должника сделались мировым кредитором, финансовым центром планеты. 5 августа о нейтралитете заявили страны Латинской Америки. 6 августа брань России объявила Австро-Венгерская империя, а Сербия и Черногория – Германии. 10 августа войну Австрии объявила Франция.

7 августа две немецкие армии формировали Масс и начали движение на Брюссель и Шарлеруа. Бельгийская армия была сосредоточена для обороны Брюсселя и Антверпена, где бельгийцы придерживались до 18 августа. 8 августа английская экспедиционная армия начала высадку во Франции. Французы готовились к наступлению. На Балканском арене шли упорные бои. Сербы отказались от обороны Белграда и перенесли столицу в Ниш. На Русском фронте произошли первые перестрелки русских и австрийских армий на юге Польши. Россия готовила наступление на варшавском направлении. 17 августа началась Восточно-прусская операция русской армии. 1-я и 2-я русские армии должны бывальщины занять Восточную Пруссию и разгромить 8-ю германскую армию. Эта операция должна была обезопасить с северного фланга наступление русской армии на варшавско-берлинском курсе.

12 августа Англия объявила войну Австро-Венгерской империи. Япония решила использовать благоприятный момент, чтобы расширить свою сферу воздействия в Азиатско-Тихоокеанском регионе. 15 августа Токио предъявил Берлину ультиматум с требованием вывести войска из принадлежащего Германии порта Циндао в Китае. Японцы спрашивали передать им Шаньдунский полуостров и германские колонии на Тихом океане. Не получив ответа, Япония 23 августа объявила брань Германии. 25 августа Япония объявила войну Австрии. Это событие было благоприятным для России фактором, так как обезопасило тылы на Далеком Востоке. Россия могла сосредоточить все силы на Западном фронте. Япония поставляла России вооружения.

1914. Великобритания объявляет брань Германии
Атака германской пехоты. Август 1914 г. Ключ: https://rusplt.ru

Источник


1914. Великобритания объявляет брань Германии