410 лет назад завязалась героическая оборона Смоленска

Новость опубликована: 26.09.2019

410 лет назад, 26 сентября 1609 года, завязалась героическая оборона Смоленска. Отважные смоляне дрались до полного истощения оборонительных возможностей и почти полной гибели гарнизона и народонаселения города.

410 лет назад завязалась героическая оборона Смоленска
Оборона Смоленска. Художник В. Киреев

20-месячная оборона Смоленска имела важное политическое и стратегическое значение. Со другой половины 1610 года смоленский гарнизон оказался главной силой, организованно и открыто боровшейся с интервентами, что имело большенное моральное значение для России. К тому же город на два года отвлек на себя основные силы польских захватчиков, показав образец борьбы всей остальной стране.

Польская интервенция

Польско-литовские феодалы при активном участии иезуитов и при поддержке польского короля Сигизмунда III воспользовались обстановкой Смуты в Русском царстве и начали интервенцию. Первоначально, во пора самозванцев Лжедмитрия I и Лжедмитрия II, по Русской земле «гуляли» польские грабители – паны и шляхта. Различные Лисовские, Ружинские, Маховецкие, Сапеги, Вишневецкие и пр. Их основным заинтересованностью была нажива. Что не мешало прикрывать страсть к золоту громкими патриотическими и религиозными лозунгами. Для них был выгоден слабый правитель в Москве, какой не будет мешать грабить, да ещё и даст подарков, земель за помощь.

Польские вельможи и магнаты, как и король, стремились к колонизации России, по крайней мере её западной доли, и окатоличиванию народа, подчинению русских престолу папы римского. При таком раскладе король и польская верхушка получала огромный куш – все русские обеспеченности, земли, русских – рабов-холопов польских феодалов. Но при этом интересы магнатов и короля расходились. Паны стремились сделать так, чтобы вся выгода от оккупации пришлась только им, а королевская власть не только не усилилась за счёт русских земель, а наоборот, ещё больше ослабла. Соответственно, Сигизмунд видал в Русском царстве свою личную вотчину, в которой можно будет править без вмешательства польского сейма, где заправляла шляхта, какой рулили магнаты. То есть, и король, и магнаты все были за религиозную унию (поглощение) с Русью, но магнаты за государственную унию, а король – за собственную. В 1606 – 1607 гг. часть шляхты начала войну против короля, что почти на три года задержало вторжение королевской армии в обнятую Смутой Россию.

До вторжения на Русь королевской армии польско-литовская шляхта составляла профессиональное, хорошо вооруженное ядро армии второго самозванца. Лжедмитрий II должен был реализовать церковную унию, подчинить Русское государство римскому престолу и Польше, перенести русскую столицу ближе к западной рубежу. Также предоставить высшие и важнейшие государственные должности католикам, униатам и сторонникам унии из русской знати.

В июне 1608 г. армии Лжедмитрия II расположились лагерем у Тушина. Отсюда войска самозванца контролировали Смоленскую и Тверскую дорогу, подступы к Москве с северо-запада. Правительство Василия Шуйского имело в Москве вящую армию. Поэтому тушинцы не могли штурмовать город. В свою очередь Шуйский боялся перейти в наступление из-за ненадежности доли воевод и бояр, нехватки боеспособных войск и их моральной неустойчивости. Многие бояре и дворяне по нескольку раз переходили из лагеря в стан. В Тушино имелся свой «царь», правительство, казна, органы управления (приказы), армия. Одни города и земли подчиняли Москве, отдали туда людей, припасы и деньги, другие – «тушинскому вору».

В конце июля 1608 г. посольству правительства Шуйского удалось заключить с Сигизмундом III перемирие на 3 года и 11 месяцев. Польское правительство обязывалось вывести из пределов Русского царства все польские армии, а правительство Шуйского освобождало польских панов, как пленных, так и задержанных после убийства Лжедмитрия I. Однако большинство освобожденных, в том числе и семейство Мнишек совместно с Мариной (женой Лжедмитрия I), были «перехвачены» на пути в Польшу и оказались в Тушинском лагере. К Лжедмитрию II продолжали прибывать подкрепления из Выговоры Посполитой. Так в конце августа в Тушино прибыл большой отряд Яна Сапеги. К осени 1608 г. поляки насчитывали в Тушинском стане около 16 тыс. всадников, а по всей России до 40 тыс., и ещё больше союзных казаков.

Таким образом, польско-литовские феодалы имели в Русском стране целую армию. Польское командование пыталось решить две основные задачи: 1) распространить власть тушинского «царька» на наиболее состоятельные области Русской земли, что иметь формальный повод для их грабежа; 2) создать полноценную блокаду Москвы, чтобы отхватить её от других городов, прервать приход подкреплений и подвоз продовольствия, что вело к падению русской столицы. Поэтому отряды польско-литовской шляхты, «воровских казаков» направлялись из Тушина к югу, к восходу и к северу от Москвы, заставляя население городов «целовать крест вору», т. е. присягать Лжедмитрию II. Сопротивление в это время они почти не встречали. Многие города «от нужи со слезами крест целовали». Но отдельный города вроде Ростова и Коломны оказали сопротивление. В итоге к концу года значительная часть Русской земли очутилась под властью «вора». Но это был кратковременных успех. Грабительские действия польских грабителей и прочих «воров» очень быстро вызвали ответ русского народа, какой повсеместно стал оказывать сопротивление и самостоятельно организовываться, выдвигать опытных и решительных вождей. Местное земское самоуправление, созданное при Иване Грозном, сыграло огромную роль в деле создания ополчений и ликвидации Смуты в краю.

Не удалось тушинцам решить и вторую стратегическую задачу – полностью блокировать Москву. Отряд Хмелевского, который должен был взять Коломну и отхватить Москву от рязанской области, был разбит коломенцами и отрядом Пожарского. Отряд Сапеги осадил Троице-Сергиев монастырь (по тем временам это была мощная твердыня), через который шли коммуникации Москвы с севером. Сюда же подошел и отряд Лисовского. Здесь поляки завязли в осаде монастыря до января 1610 г. и так и не смогли его взять (Банкротство Русской земли. Героическая оборона Троице-Сергиева монастыря).

Расширение масштабов народной войны. Успехи Скопина-Шуйского

Тем временем углублялось сопротивление полякам и своим «ворам», которые облагали города и селения налогами, и чаще всего просто грабили народ. Социальная база самозванца сократилась. Завязался подъем национально-освободительной борьбы. Успешная защита Ростова и Коломны, героическая оборона Троице-Сергиева монастыря стали примером для иных. Посадско-крестьянское население, служилые люди Севера и Верхнего Поволжья первыми отразили натиск «воров». В это же время поднялось против тушинцев и поляков Поволжье. Не впустил к себе тушинцев Нижний Новгород, галицкое ополчение отбило Кострому, тяжелая борьба шла за Ярославль, где поляки создали себе базу. Общенародная война привела к распылению сил польско-литовских феодалов, которые решая массу тактических задач, не смогли сосредоточиться на стратегических.

Тем порой правительство Шуйского решило опереться в борьбе с тушинцами на Швецию, которая была врагом Речи Посполитой и неоднократно предлагала поддержка в борьбе с поляками. Понятно, что помощь была не бесплатной – шведы хотели оттяпать от Руси северо-западные области с Псковом, Новгородом, Карелию и т. д. Не находя денежной оплаты. В начале 1609 г. в Выборге был заключен русско-шведский военный союз против Речи Посполитой. Швеция предоставляла за введённую плату Москве несколько тысяч наемников (самих шведов было мало, в основном бойцы из Западной Европы). В ответ правительство Шуйского отрекалось от притязаний на Ливонию и уступала шведам г. Корелу с уездом. Русско-шведское войско под началом Скопина-Шуйского и Делагарди в мае 1609 г. выступило из Новгорода с мишенью освобождения Москвы. В сложившейся стратегической обстановке, когда с севера наступали войска Скопина и масштабы народной войны ослабляли Тушинский стан, тушинцы попытались взять Москву до подхода рати Скопина-Шуйского. В боях на Ходынском поле 5 и 25 июля 1609 г. тушинцы потерпели разгром. Поражение на Ходынке, приближение войск Скопина и вторжение польской армии во главе с королем (многие польские отряды бывальщины отозваны в королевскую армию), предопределило развал Тушинского лагеря.

Вторжение польского короля

Договор правительства Шуйского со Швецией, неприятелем Польши, дал королю Сигизмунду формальный повод для войны с Россией. Сигизмунд решил сам начать войну, без обращения к сейму. Польские законы позволяли королю самостоятельно вести брань, если не вводились дополнительные налоги. Для вторжения польское верховное командование наметило смоленское направление, хотя гетман Жолкевский предлагал королю подвигаться через Северскую землю. Первым стратегическим объектом был намечен Смоленск, который закрывал путь на Москву. Польское командование рассчитывало скоро овладеть Смоленской крепостью и в ходе дальнейшего наступления усилить свое войско польско-шляхетскими отрядами распадавшегося Тушинского станы, и взять Москву.

Однако все эти радужные планы разрушило яростное сопротивление смолян. Кроме того, польскому королю не удалось скопить большой армии. Планировали собрать до 30 тыс. воинов, но набрали всего около 12 тыс. человек. При этом у поляков было немного пехоты и артиллерии (всего 30 орудий), чтобы штурмовать или осаждать такую сильную крепость как Смоленск. Они надеялись на сдачу. На военном рекомендации решили не ждать прибытия всех сил и начать наступление, пока не наступила зима. 9 (19) сентября, нарушив перемирие, без объявления брани польские войска перешли границу, а 13 (23) сентября заняли г. Красный, откуда Сигизмунд послал грамоту в Москву. Польский король строчил, что в пределы Русского царства он вступает как избавитель от смут и кровопролития якобы по зову русского народа, и больше всех радеет о сохранении православной веры. Удобопонятно, что ему не поверили. Также Сигизмунд послал воеводе Смоленска Михаилу Шеину требование о сдаче. На предложение поляков русский воевода ничего не отозвался, но прибывшему к «ему поляку заявил, что если он во второй раз явится с таким предложением, то его напоят водой Днепра» (т. е. утопят).

16 (26) сентября к Смоленску вышли литовские армии под командованием Льва Сапеги, 19 (29) сентября подошли основные силы Сигизмунда III. В конце сентября к армии Сигизмунда примкнуло ещё около 10 тыс. казаков, неопределенное число литовских татар. То есть у Сигизмунда было много конницы, чтобы скоро идти на Москву, но было мало пехоты и артиллерии (тяжелую осадную артиллерию вообще не взяли), чтобы идти на штурм или вести верную осаду.

410 лет назад завязалась героическая оборона Смоленска
Осада Смоленска в 1609—1611 гг.

Начало обороны Смоленской крепости

Польское командование сильно недооценило противника. Желая гарнизон Смоленска не превышал 5 тыс. человек (при этом самые боеспособные силы – стрельцы и дворяне, ушли из Смоленска на помощь Скопину), он имел рослый боевой дух и опирался на мощные укрепления. Смоленская крепость возводилась в 1586 1602 гг. под руководством знаменитого строителя русских крепостей городового искусника Федора Коня). Общее протяжение крепостной стены достигало 6,5 км, высота — 13–19 м, ширина — 5–6 м. Мощный фундамент был заложен шириной до 6,5 м и на глубину немало 4 м, что усложняло противнику минную атаку. Стена имела 38 башен, из них 9 надворотных. Высота башен достигала 21 м, а Фроловской башни у Днепра — 33 м. Извне крепостной стены были подготовлены «слухи»» для своевременного обнаружения минных работ врага. На вооружении крепости было возле 170 пушек, они были установлены в амбразурах «подошвенного боя», «среднего боя», «другого среднего боя» и в «верхнем бою» (между зубцами стены). В твердыни были хорошие запасы запасных орудий, ручного огнестрельного оружия и боеприпасов. На складах было и продовольствие, но его было недостаточно для длительной осады.

Смоленский воевода Михаил Борисович Шеин был отважным, твердым и опытным командиром. Шеин уже в июле стал получать данные, что противник готовит наступление и принял ряд мер для укрепления обороны твердыни. Проводились работы по подготовке крепости к обороне, собирались даточные люди (крестьяне) с дворян и детей боярских для усиления гарнизона. Тяни гарнизон Шеин разделил на осадную (около 2 тыс. человек) и вылазную (около 3,5 тыс. человек) группы. Осадная группа была поделена на 38 отрядов (по числу башен) примерно по 50 ратников в каждом подразделении, которые обороняли свою башнь и участок стены при ней. Вылазная группа составила всеобщий резерв, который имел огромное значение для защиты столько большой крепости. В ходе обороны Смоленска гарнизон всегда пополнялся из населения города, численность которого историки определяют в 40–80 тыс. человек, включая и жителей посада, который сожгли при приближении противника.

Неудивительно, что осада с самого основы пошла неудачно. Шесть смоленских храбрецов на лодке средь бела дня переплыли Днепр и пробрались в королевский лагерь, подхватили королевское знамя и благополучно вернулись в город. Польский военный совет, после изучения обороны города, пришёл к выводу, что имеющимися мочами и средствами крепость не взять. Гетман Жолкевский предлагал вполне разумное решение – оставить отряд для видимости осады и с основными мочами идти на Москву. Однако Сигизмунд не решился оставить в тылы сильную русскую крепость. Было решено сделать попытку неожиданного штурма: быстро ворваться в крепость, разрушив петардами (подрывными снарядами) Копытецкие и Авраамиевские ворота. Однако Шеин предусмотрел подобный сценарий, у ворот снаружи были поставлены деревянные срубы, наполненные землей и камнями. Между воротами и срубами был небольшой ход, по которому мог пройти только один всадник. Эти срубы защищали ворота от мин и обстрела вражеской артиллерии. Поэтому вечерний штурм 24 сентября 1609 г. сорвался.

Польская артиллерия и мушкетеры своей стрельбой пытались отвлечь русских. Лучшие конные хоругви и пехотные роты готовились к прорыву. Минеры с трубачами (они должны бывальщины дать сигнал, что путь свободен), двинулись к воротам. Шляхтич Новодворский смог пробраться к Авраамиевским воротам узким ходом, прикрепил петарды к воротам, и взрыв выломал их. Однако трубачей при шляхтиче не оказалось, и сигнал для штурма не был подан. Командиры пехоты и конницы, выделенной для штурма, полагали, что мины не сломали ворота, так как за взрывом не последовал установленный сигнал трубы. Русские воины зажгли на башне и на стене факелы. Освещенный противник очутился хорошей целью для пушкарей, открывших огонь. Польская пехота и конница, неся потери, отступили от ворот. После этого штурма русские укрепили оборону: поставили у срубов палисады и у них разместили сильные караулы, чтобы предупредить вражескую атаку.

410 лет назад завязалась героическая оборона Смоленска

Осада и падение Смоленска

Польские войска начали правильную осаду, начали обстрел твердыни и минные работы. Однако легкая артиллерия не могла причинить вреда мощным стенам и башням. Послали за осадной артиллерией в Ригу. С учётом нехороших дорог, времени года (распутица, затем зима), и большого веса пушек тяжелую артиллерию доставили только летом 1610 года. В итоге огневое превосходство оказалось на стороне оборонявшихся. Гарнизон Смоленска успешно обстреливал противника. Минные работы для взрыва стены или башен также не достигали мишени. О работах врага узнавали с помощью «слухов», также о местах подкопа рассказывали крестьяне и торговцы, которые пробирались в город. Оборонявшиеся раскатали успешные контрминные работы. В итоге смоленские минеры выиграли подземную войну. Кроме того, гарнизон делал успешные вылазки, в частности, так промышляли дрова и воду из Днепра. В тылу врага развернулась активная партизанская война. Осада затянулась на длительное время.

Город придерживался. Однако надежды на помощь не оправдались. Талантливого полководца Скопина-Шуйского, который должен был возглавить армию для похода под Смоленск, в Москве отравили. Его кончина стала катастрофой для царя Василия. Армию из русских и шведов возглавил бездарный Дмитрий Шуйский. В итоге гетман Жолкевский в июне 1610 года меньшими мочами и без артиллерии разгромил нашу армию под Клушино (Клушинская катастрофа русской армии). Шуйского погубила жадность и тупость. Иноземные наемники перед боем требовали жалованья, им отказали, хотя деньги были. Жадный князь решил подождать, чтобы после битвы уплатить меньше (не платить за погибших). Жолкевский скупиться не стал и перекупил наемников, они перешли на сторону поляков. Меньшая часть наемников – шведы, удалились на север. Сам русский командующий бежал.

Клушинская катастрофа привела к падению правительства Шуйских. Один город за других сделались целовать крест королевичу Владиславу. Под Москву вернулся Тушинской вор. Бояре поняли, что ситуация изменилась коренным образом, и низвергли Василия Шуйского. Его насильно постигли в монахи, и вместе с братьями Дмитрием и Иваном передали полякам в качестве заложников. Боярская дума создала своё правительство («семибоярщина») и позвала в Москву поляков. Жолкевский прогнал Тушинского похитителя, который вскоре погиб. Боярское правительство предложило Сигизмунду посадить в Москве царем королевича Владислава, который должен был зачислить православие. Переговоры, которые шли под Смоленском зашли в тупик. Король не соглашался на переход сына в православие и не хотел отпускать его в Москву с небольшой свитой. Между тем в Москве спело недовольство «семибоярщиной». Поэтому бояре пошли на прямое предательство и в сентябре 1610 г. пустили польские войска в Москву. Владислав формально сделался русским царем.

Летом 1610 года к Смоленску прибыла осадная артиллерия. 18 июля осадные орудия проколотили брешь в башне у Копытенских ворот. 19 и 24 июля поляки пытались взять крепость штурмом, но были отколоты. Наиболее упорным был штурм 11 августа, атакующие понесли большие потери, но также были отражены.

В итоге смоляне немало 20 месяцев храбро оборонялись, сковывали главные силы польской армии. Голод и эпидемии выкосили большую доля города. В Смоленске осталось несколько тысяч человек, в гарнизоне — 200 бойцов. Фактически гарнизон мог только наблюдать за стеной, резервов не было. Но тем не немного смоляне не помышляли о сдаче. А поляки не знали, что дела в Смоленске так плохи, и можно одержать победу одним сильным штурмом с нескольких курсов. Город удалось взять только изменой. Один из боярских сыновей перебежал к полякам и указал слабое место в обороне. Поляки поставили на этом участке несколько батарей. После нескольких дней обстрела стена рухнула. В ночь на 3 июня 1611 г. поляки отправь на штурм с четырёх направлений. Смоляне отчаянно дрались, но их было слишком мало, чтобы остановить врага. Город подгорел. Последние защитники заперлись в соборной церкви Богородицы. Когда в собор ворвались враги и стали рубить мужчин и хватать дам, то посадский человек Андрей Беляницын взял свечу и залез в подвал, где хранился запас пороха. Взрыв был мощным, немало людей погибло.

Раненого воеводу Шеина взяли в плен, подвергли жестоким пыткам. После допроса отправили в Выговор Посполитую, где держали в тюрьме. Взятие Смоленска вскружило голову Сигизмунду. Он распустил армию и уехал в Варшаву, где устроил себе триумф по образцу древних римских императоров. Однако явно поспешил. Русь ещё не сдалась, а только начинала войну.

Таким образом, длительная геройская оборона Смоленска, гибель большей части её гарнизона и жителей, не была напрасна. Крепость отвлекла на себя главные мочи врага. Польский король так и не решился направить армию в Москву, пока в тылу был непокорённый Смоленск. Смоленский гарнизон, обороняясь до заключительного человека, выразил волю всего русского народа.

410 лет назад завязалась героическая оборона Смоленска
Оборона Смоленска от поляков. Художник Б. А. Чориков

Источник


410 лет назад завязалась героическая оборона Смоленска