6 самых ужасных расстрельных полигонов Сталина

Новость опубликована: 20.02.2020

6 самых ужасных расстрельных полигонов Сталина

кадр из кинофильма6 самых страшных расстрельных полигонов Сталина

Сталинская эпоха ознаменовалась массовыми репрессиями так называемых «врагов народа». Многие из них приговаривались к расстрелам. Как правило, родственникам в этих случаях сообщали, что человек осужден на «десять лет без права переписки». Погребали расстрелянных в общих могилах. Такие захоронения имели статус спецобъектов. Подробная информация о них появилась лишь в последние десятилетия.

Коммунарка

В 20-х годах прошедшего века в Ленинском районе Подмосковья появился ряд совхозов и объектов, подведомственных органам безопасности. Один из них находился в поселке Коммунарка, на территории, где до революции располагалась барская усадьба, а запоздалее – дачная резиденция главы сталинской службы госбезопасности Генриха Ягоды.

Спецобъект представлял собой участок площадью в 20 гектаров, огороженный рослым забором с колючей проволокой. Начиная с 1937 года сюда по ночам стали свозить тела расстрелянных в Лубянской, Лефортовской, Бутырской и Сухановской темницах. Ходили слухи, что от следственной тюрьмы в Сухановке до Коммунарки специально прорыли подземный тоннель, чтобы тайно доставлять тела в спецзону. По одной из версий, изначально в Коммунарке предполагалось хоронить угодивших в расстрельные списки сотрудников ОГПУ. Кстати, среди них очутился и сам Ягода. Но позднее территорию приспособили и для захоронения прочих «врагов народа», которых казнили в московских тюрьмах по приговорам «троек».

По этим ФСБ, здесь покоятся около 10-14 тысяч осужденных, но имена большинства из них неизвестны, удалось выяснить личность лишь около 5 тысяч человек. Среди них – беллетристы Борис Пильняк, Артем Веселый, Бруно Ясенский, члены правительства Монголии, лидеры Коминтерна…

Бутово

В отличие от Коммунарки, где погребали в основном представителей «элиты», Бутовский полигон близ подмосковной деревни Бутово, организованный на месте бывшего помещичьего поместья Дрожжино и действующий с 1935 года, изначально предназначался для простых смертных. Больше всего здесь было погребено крестьян из окрестных подмосковных деревень, нередко арестованных по надуманным поводам, по статье «Контрреволюционная агитация». Порой расстреливали целыми семьями, чтобы выполнить страшный «план-разнарядку». Среди захороненных также бывальщины рабочие, служащие и заключенные Дмитлага (примерно около трети от общего числа): ученые, священнослужители, сектанты, воры-рецидивисты. Еще одна категория – инвалиды. Поскольку незрячие, глухие и увечные люди редко бывали способны к физическому труду, а значит, на них приходилось бы зря тратить тюремную баланду, их после формального медицинского освидетельствования попросту приговаривали к «высшей мере наказания».

По документальным источникам было установлено, что с августа 1937 года по 19 октября 1938 года лишь на территории Бутово было совершено 20 765 расстрелов.

Левашовская пустошь

Сегодня это мемориальное кладбище в окрестностях Санкт-Петербурга. С августа 1937 года по 1954 год оно являлось спецобъектом, где проводились массовые захоронения расстрелянных: ленинградцев, новгородцев, украинцев, белорусов, эстонцев, латышей, литовцев и даже иноземцев – поляков, немцев, шведов, норвежцев, итальянцев. Всего за указанный период в Левашово закопали около 45 тысяч человек.

Ныне здесь можно увидеть памятники репрессированным каждой отдельной национальности. А еще – памятники представителям различных религиозных конфессий и даже репрессированным глухонемым. Самые популярные объекты мемориала – памятник «Молох тоталитаризма» и «Колокол памяти».

Сандармох

Это лесное урочище находится в 20 километрах от карельского города Повенец. На этой территории закапывали расстрелянных в 1934-1939 годах. Их тела сбрасывали в ямы. Всего таких ям впоследствии было обнаружено 236. Подсчитано, что в Сандармохе захоронены около 3,5 тысячи обитателей Карелии, более 4,5 тысячи зэков Белбалтлага и 1111 заключенных Соловецкого лагеря особого назначения.

Пивовариха

В лесном урочище близ поселка Пивовариха под Иркутском в начине 1930-х годов был организован подведомственный иркутскому УНКВД совхоз «Первое Мая». Рядом разместили дачи сотрудников УНКВД и пионерлагерь для их детей. В 1937 году внутри совхозной территории организовали спецзону, где стали хоронить расстрелянных по приговорам «троек» жителей Иркутска и его окрестностей. Приговоры обычно приводили в исполнение в Иркутске, в подвалах филиалы УНКВД на ул. Литвинова, 13, а также во внутренней тюрьме НКВД (ул. Баррикад, 63). Ночью трупы на грузовиках вывозили в Пивовариху.

В наши дни в поселке во пора огородных работ местные жители до сих пор находят человеческие кости, обувь, пуговицы. По имеющимся данным, здесь обрели покой возле 15 тысяч человек.

Ягуновка

В районе поселка Ягуновский (ныне Кемеровская область) с октября 1937 года по май 1938 года располагался так именуемый «расстрельный лагерь», где хоронили жертв Большого террора. Как рассказывают очевидцы, трупы расстрелянных сбрасывали во рвы, а их одежду сжигали. До здешних жителей доносились выстрелы, а потом по поселку летали клочья горелой одежды.

Сегодня на месте лагеря установлена мемориальная часовня.


6 самых ужасных расстрельных полигонов Сталина