8 героев Первой всемирный, которые стали советскими маршалами

Новость опубликована: 16.10.2019

8 героев Первой всемирный, которые стали советскими маршалами

8 героев Первой всемирный, которые стали советскими маршалами

Почти все командующие фронтами в Великой Отечественной войне, получившие звание маршала, имели призывной года во время Первой мировой войны. Большинство из них приняли в ней участие. Климент Ворошилов уклонился от призыва по идейным соображениям, так как уже тогда был большевиком. Кирилл Мерецков был отпущен от мобилизации, работая на оборонном предприятии. По-видимому, бронь была и у Василия Соколовского, обучавшегося в учительской семинарии и достигшего 19 лет в 1916 году, но тем не немного законным порядком в армию не призванного. Иван Конев и Леонид Говоров были мобилизованы в царскую армию, а Христофор Баграмян вступил в неё охотником, но участия в боях Первой мировой войны никому из них принять не довелось.

Жуков

Георгий Константинович Жуков был призван по мобилизации в августе 1915 года и назначен в драгунскую доля. После обучения в школе прапорщиков он получил через год звание младшего унтер-офицера и был направлен на Юго-Западный фронт. В это время на сторонке России выступила Румыния. 10-й Новгородский драгунский полк, в котором служил молодой Жуков, входил в состав армий, направленных на помощь Румынии. Боевые действия происходили в Карпатских горах.

Воюя чуть больше месяца, Жуков поспел серьёзно отличиться. За участие в бою, в котором был захвачен в плен австрийский офицер, он получил Георгиевский крест IV степени, а за ранение, в каком был сильно контужен, – Георгия III степени. Правда, контузия и лечение временно прервали его боевую карьеру, и в сражениях Первой всемирный войны он больше участия не принимал.

Будённый

Семён Михайлович Будённый принадлежал к старшему поколению советских маршалов, получил это звание в 1935 году одним из первой пятёрки и был один-единственным в ней, кого не репрессировали. В царскую армию он был впервые призван ещё в 1903 году и участвовал в Русско-японской войне. Эта война навсегда установила жизненный путь Будённого – после неё он остался на сверхсрочную службу.

В Первую мировую войну Будённый вступил старшим унтер-офицером. Это была уже верхушка карьеры в то время для крестьянского сына без образования. Правда, можно было ещё заслужить награды. Здесь Будённый преуспел изрядно, сделавшись за время войны полным Георгиевским кавалером, то есть получив Георгиевские кресты и медали всех четырёх степеней. Причём самый первоначальный – IV степени – ему пришлось заслуживать дважды.

8 ноября 1914 года под Бжезинами в Польше взвод под командой Будённого совершил неожиданное нападение на немецкий обоз, разгромив его и захватив до двухсот пленных. Об этом подвиге тогда много и восторженно писали газеты. Тяни личный состав взвода был представлен к наградам. Однако вскоре гордый Будённый не спустил грубость старшему по званию, за что был отнят Георгиевского креста. Снова он его заслужил уже в декабре 1914 года на турецком фронте. Там же, причём с интервалом всего в полгода (с января по июль 1916-го), он получил и последующие награды, провоевав в Закавказье до лета 1917 года.

Тимошенко

Таким же гордым и неуживчивым нравом отличался Семён Константинович Тимошенко, сделавший, как и Будённый, успешную карьеру ещё до Великой Отечественной войны. А началась его карьера с лозунга в царскую армию в декабре 1914 года. Рослый бессарабский крестьянин был направлен в школу пулемётчиков, закончив которую, назначен предназначаться в 4-ю кавалерийскую дивизию.

Особых дел у этой дивизии на Северо-Западном фронте не было. Сведения про Тимошенко, будто он участвовал в Брусиловском прорыве, не отвечают действительности – его части там не было. Тем не менее он успел заслужить три солдатских «Георгия» – очевидно, было за что. А также был отдан под суд за то, что стукнул офицера. Тут бы ему и несдобровать, но, на его счастье, грянула Февральская революция.

Шапошников

Борис Михайлович Шапошников принадлежал к тому же поколению, что и Будённый, лишь путь к маршальскому жезлу у них был различный. Сын казака (то есть лишь немного выше статусом, чем крестьянский сын Будённый), Шапошников, однако, получив два военных образования, к начину Первой мировой войны был штабс-капитаном Генерального штаба. Это и предопределило характер дальнейшей службы будущего начальника советского Генштаба.

Будучи на различных штабных и адъютантских должностях, Шапошников встретил Октябрьскую революцию уже полковником. Он, однако, пользовался уважением простых солдат. Когда в армии начали заменять назначенных офицеров выборными, съезд солдатских комитетов избрал его начальником Кавказской гренадерской дивизии. За пора войны Шапошников был один раз контужен, а также отмечен «высочайшим благоволением» в одном из приказов Николая II.

Рокоссовский

На второй день брани, сразу забушевавшей в его родной Польше, рабочий из обедневших шляхтичей Константин Ксаверьевич Рокоссовский записался добровольцем в русскую армию. Уже сквозь неделю за первый подвиг он был представлен к «Георгию». В дальнейшем он дошёл до третьей степени Георгиевских крестов и медалей, но младший унтер-офицерский чин (и медаль II степени) получил лишь после Февральской революции. Рокоссовский, участвовавший в нескольких лихих рейдах драгун (в том числе в тылу у немцев), сумел блаженно избежать ранений.

Толбухин

Сын ярославского крестьянина, живший в Петербурге, Фёдор Иванович Толбухин также пошёл добровольцем в армию. Его как образованного устремили в школу шофёров, а затем в Ораниенбаумскую офицерскую школу, по окончании которой Толбухин получил младший офицерский чин прапорщика. Таким манером, из будущих советских маршалов Великой Отечественной только у него, Шапошникова и Василевского был офицерский чин во время Первой мировой брани.

Воюя на Юго-Западном фронте, Толбухин участвовал в Брусиловском прорыве и в злосчастном июньском наступлении 1917 года. Октябрьскую революцию он повстречал в звании штабс-капитана, командуя батальоном. На фронте он успел получить ордена Св. Анны и и Св. Станислава, а также контузию.

Василевский

Сын попа Александр Михайлович Василевский в 1914 году учился в Костромской семинарии. Начавшаяся война повлияла на его планы – он захотел принести прок Отечеству на поле брани и поступил в московское Алексеевское пехотное училище. В мае 1915 года, получив звание прапорщика, был устремлён в действующую армию.

В сентябре 1915 года Василевский оказывается на Юго-Западном фронте. Его карьера и офицерские ордена совпали с таковыми у Толбухина, но контузии, как и ранений, он избежал. Перед самой Октябрьской революцией, какую он встретил на Румынском фронте, полковая «наградная дума» успела удостоить его ещё и «Георгия».

Малиновский

Пожалуй, самой причудливой из всех, описываемых тут, во время Первой мировой войны оказалась судьба у одессита Родиона Яковлевича Малиновского. Увлечённый, как и вся российская молодёжь, патриотическим порывом, он в августе 1914 года, скрыв собственный истинный возраст (15 лет), записался добровольцем на фронт. Оттуда его хотели отправить домой, но оставили «сыном полка», установив подносчиком боеприпасов. А уже в июле 1915 года он получил первый солдатский «Георгий».

В октябре 1915-го Малиновский был тяжело ранен, но, пролечившись, опять оказался в гуще событий. Весной 1916 года его определили в 1-ю особую русскую бригаду, отправлявшуюся во Францию на помощь союзникам. Весной 1917 года во пора неудачного наступления французской армии он был снова тяжело ранен, и лишь мастерство английского хирурга спасло его руку от отнятия.

В то время антивоенные настроения охватили большую часть французской армии, включая и особые русские бригады в её составе. Грядущий советский маршал не отличался тогда революционным духом. После того как французы расформировали русские части, предоставив их служащим выбирать между тремя «перспективами» – каторгой в Африке, тыловыми трудами и войной, Малиновский вместе с ничтожным меньшинством выбрал третье. Так он оказался в «Русском легионе чести», закончившем Первую всемирную войну на Западе вместе с армиями союзников, причём его наградили двумя французскими воинскими крестами и ещё одним Георгиевским (о заключительном он, впрочем, не узнал, так как его начальник оказался в Белой армии).


8 героев Первой всемирный, которые стали советскими маршалами