«Адский котёл»: как в 1942 году под Харьковом погибли две советские армии

Новость опубликована: 11.08.2019

«Адский котёл»: как в 1942 году под Харьковом погибли две советские армии

«Адский котёл»: как в 1942 году под Харьковом погибли две советские армии

31 мая 1942 года Совинформбюро известило о том, что советским войскам удалось, в результате своего наступления под Харьковом, сорвать готовившийся противника на ростовском направлении. При этом сообщалось о вящих собственных потерях, в том числе до 5 тысяч человек убитых и 70 тысяч пропавших без вести. Немецкие потери, правда, как обыкновенно, указывались значительно больше. Так изящно Совинформбюро скрыло масштабы крупнейшего, после октября 1941 года, поражения советских армий.

Разбить немцев к концу 1942 года

Победа над немцами под Москвой зимой 1941/42 г. вскружила головы советскому высшему командованию. Желая окончательные цели зимнего наступления не были достигнуты Красной армией, тем не менее, в Ставке у Сталина и в советском Генштабе находили, что вермахт обескровлен. Генштаб, докладывая Сталину об итогах зимней кампании, оценивал потери германских войск, начиная с 22 июня 1941 года, в 5-6 миллионов человек (фактически же, как сейчас выясняется, они едва превышали 1 миллион). В праздничных приказах по случаю 23 февраля и 1 мая 1942 года Сталин давал установку на достижение в 1942 году решающей победы над неприятелем и освобождение всей территории СССР.

В советской историографии с середины 50-х по конец 80-х гг. господствовала версия, что наступление в мае 1942 года на Харьков было предпринято по собственной инициативе маршала Семёна Тимошенко, занимавшего пост главнокомандующего Юго-Западным направлением. Но его инициативу одобрил Сталин, а Генштаб был поставлен перед фактом такого решения. Однако сейчас популярно, что советское высшее командование готовилось к возобновлению летом 1942 года наступления по всем фронтам.

На юге предполагалось освободить Крым и левобережную Украину, выйти к Днепру. На западном курсе советское командование планировало ликвидировать ржевско-вяземский плацдарм противника. Ставилась также задача деблокировать Ленинград.

В Ставке и Генштабе при этом ведали, что немцы тоже готовятся к наступлению. Замысел состоял в том, чтобы упредить противника – сделать то, что не удалось летом 1941 года.

Советский план

Зимой 1941/42 г. советские армии уже пытались, но неудачно, взять Харьков. Тогда в результате их наступления образовался выступ к западу от реки Северский Донец. Сейчас этот выступ (Барвенковский) занимали 9-я и 57-я армии Южного фронта и 6-я армия Юго-Западного фронта. Армии Южного фронта должны бывальщины прикрывать вытянутый фланг наступления. 6-я армия, усиленная двумя танковыми корпусами, должна была использовать Барвенковский выступ в качестве плацдарма для наступления. Ей предстояло намести удар в обход Харькова с юга. Навстречу ей северо-восточнее Харькова наступала 28-я армия. Связку между ними обеспечивала 38-я армия. Их задачей было взять город, завладеть в клещи восточнее Харькова 6-ю немецкую армию и уничтожить её.

Ход сражения

Наступление началось 12 мая и развивалось вначале весьма успешно. За неделю советские армии прорвались южнее Харькова на фронте 60 км и на такую же глубину. Немцы не торопились с ликвидацией прорыва, чем создавали у советского командования иллюзию ослабления своего сопротивления. Они последовательно наращивали группировку своих армий напротив южной стороны Барвенковского выступа.

Противнику было выгодно, чтобы как можно больше советских войск в ходе наступления вовлеклись в оперативный мешок. Внезапно 17 мая 1-я танковая армия немцев перешла в наступление против 9-й армии Южного фронта, нанося удар под основание Барвенковского выступа. Советское командование поздно отреагировало на изменение оперативной обстановки. Лишь вечером 19 мая, когда стало ясно, что имеющиеся войска не смогут сдержать немецкий удар, был отдан приказ кончить наступление на Харьков. Требовалось укрепить фланг барвенковской группировки, авангард которой к тому времени находился в 120 км от пункты, где наносился немецкий удар.

Слишком поздно предпринятые перегруппировки уже не смогли на что-то повлиять. 23 мая 1-я танковая армия неприятеля, пройдя вдоль Донца, соединилась у Балаклеи со своей 6-й армией. В окружении оказались 6-я армия Юго-Западного фронта и 57-я армия Полуденного фронта, занимавшая самую дальнюю оконечность Барвенковского выступа. Вместо плацдарма он стал ловушкой для находившихся там советских армий.

Итоги и последствия

Немцы взяли добычу мёртвой хваткой. Бои в окружении продолжались до последних чисел мая. Прорвались к своим лишь 27 тысяч солдат и офицеров. Немцы сообщили о взятии ими 240 тысяч пленных, об уничтожении или захвате 2026 орудий и 1249 танков. Введённые ныне историками на основе архивных документов данные о советских потерях ближе к немецким цифрам, чем к тем, что указывались в сводках Совинформбюро. В Харьковской операции армии Юго-Западного и Южного фронтов безвозвратно потеряли 170 958 человек.

Впервые с начала войны советское руководство открыто признало вящие потери собственных войск, назвав конкретные цифры. Правда, они были резко занижены, а потери немцев – напротив, неосновательно увеличены, чтобы казаться выше советских. Тем не менее, особенно по упоминанию большого количества пропавших без вести, это был новый тон советских официальных СМИ. Немецкий генерал Курт Типпельскирх, а за ним и иные историки, полагали смысл такого заявления в том, чтобы показать западным союзникам СССР необходимость срочного открытия второго фронта.

Харьковское сражение, вопреки официальному извещению, не сорвало, а облегчило немцам развёртывание большого летнего наступления 1942 года.


«Адский котёл»: как в 1942 году под Харьковом погибли две советские армии