Бессмертное Олешице

Новость опубликована: 16.11.2019

Бессмертное Олешице
Германская пехота на марше
Противник рвался к Любачеву (Макензен рвется к Любачеву), напирая на 3-ю и 8-ю армии.

Группа В. А. Олохова также вела оборонительные бои с противником. Поутру 2-го июня 77-я пехотная дивизия 29-го армейского корпуса отошла на фронт Молодыч — Олешице. Весь день группа вела упорный бой с превосходящими мочами германцев, но под их напором начала отходить. 29-й армейский корпус отступал на Молодыч — Футоры, 2-й Кавказский армейский корпус – на Олешице — Вулька Кравицкая.

Бессмертное Олешице
Австрийская пехота на марше проходит сквозь польскую деревню
Командир 13-го лейб-гренадерского Эриванского полка строчил о бое своей части 2-го июня. Бой начался часов в девять утра, огонь велся артиллерийско-стрелковый. Бой шел и вправо за лесом, где дрался 203-й пехотный Сухумский полк 51-й пехотной дивизии 2-го Кавказского армейского корпуса. Возле 11-ти часов пришло сообщение, что держаться далее нельзя, так как 204-й пехотный Ардагано-Михайловский полк той же дивизии (сосед справа) и 14-й гренадерский Грузинский генерала Котляревского полк Кавказской гренадерской дивизии 2-го Кавказского армейского корпуса (сосед слева) удалились, обнажив фланги. Бой продолжал развиваться, и немцы начали особенно сильно наседать, обходя с флангов и засыпая позиции полка шрапнелью и пулями. Пылали селения. Так прошло 2 часа — и за это время германцы настолько глубоко обошли фланги и так сильно начали наседать с фронта, что роты сделались постепенно осаживать. При участии всех офицеров полка удалось остановить отходящие роты и организованно отойти на тыловую позицию. За этот бой Е. Е. Вышинский получил Георгиевское оружие: так как в бою 2-го июня 1915 г. у Любачева, несмотря на утрату позиций соседними частями и полуокружение полка, смог под мощным натиском и сильнейшим огнем германцев удержаться на занимаемой позиции на левом сберегаю р. Завадовки — чем обеспечил общий отход.

Приказ по Кавказской гренадерской дивизии от 8-го июня, характеризуя бой лейб-эриванцев у Любачева 2-го июня 1915 г., помечал, что 13-й Лейб-Гренадерский Эриванский полк оказался поставлен в особенно тяжелые условия. На правый фланг, не прикрытый соседями, был спешно выдвинут из корпусного резерва полк – и ему пришлось на облику у германцев занимать позицию и окапываться, тогда как противник уже перешел в наступление. Войска правого боевого участка были сорваны ночным боем за обладание укрепленной позицией, и еле сдерживали наступавших германцев, пока, наконец, не начали постепенно подаваться назад. Лейб-эриванцы же стоически выдерживали напор на их правый фланг, не позволяя противнику себя охватить. К полудню обозначился и отход соседей слева. И на лейб-эриванцев обрушились превосходные мочи противника. Обойденный с обоих флангов, изнемогая в тяжелой борьбе, полк, во избежание окружения, вынужден был начать отход — отбивая яростные штурмы противника. Отходя постепенно, полк дорого отдавал противнику пространство. Полковник Е. Е. Вышинский удержался на левом берегу р. Завадовки до вечера, гарантировал отход всех войск на правый берег. В итоге, к вечеру полк, не оставив врагу ни одного трофея, вышел из боя, взяв новую позицию — чтобы вновь дать врагу отпор.

Потери полка в бою 2-го июня – 3 офицера и 250 гренадер.

Начальство штаба 2-го Кавказского армейского корпуса вспоминал об этих боях как об очень тяжелом для войск времени: днем отбивали вражье наступление, ночью отходили и окапывались на новой позиции. Изнемогшие оставались позади и сдавались. Снарядов было так мало, что за расход 300 шрапнелей Гренадерская артбригада получила внушение. Более того, по этому факту было произведено и расследование. Связи также почти не было — давались лишь директивы о том, где остановиться.

Против 2-го Кавказского армейского корпуса действовал ударный корпус германской 11-й армии — 10-й армейский. Дивизии корпуса – 19-я пехотная (ганноверская) и 20-я пехотная «Стальная» (брауншвейгская) надвигались на Олешице и Любачев соответственно.

У местечка Олешице состоялась одна из тех блестящих конных атак, коими славилась русская конница в Первую всемирную. Отличились кавалеристы 4-го Конного корпуса, прикрывшие отход 45-й пехотной дивизии 29-го армейского корпуса и 3-й кавказской стрелковой дивизии 2-го Кавказского армейского корпуса (входила в состав соединения с 31-го мая). В этом бою доли 16-й (17-й гусарский Черниговский Его Высочества Великого Князя Михаила Александровича полк) и 7-й (11-й Донской казачий генерала от конницы Денисова и 7-й драгунский Кинбурнский полки) кавалерийских дивизий разгромили германский 91-й пехотный полк 19-й пехотной дивизии 10-го армейского корпуса. Мы непременно в самом ближайшем времени остановимся на этой атаке максимально подробно, а пока охарактеризуем ее в целом.

Бессмертное Олешице
Герои “Русской легкой бригады” — казаки несутся в штурм, невзирая на пулеметный огонь. Иллюстрация в германской газете 1915 года
Очевидец-гусар вспоминал, как выйдя на гребень, командующий 17-м гусарским полком увидал отступающую от Олешице русскую пехоту, энергично преследуемую германской пехотой. 4-й эскадрон штабс-ротмистра Калинина рассыпался в лаву и дошел до отходившей пехоты, повернул ее назад и пошел в атаку на германцев — направление на Олешице, по правой стороне шоссе. С гусарским эскадроном одновременно правее пошел в штурм и эскадрон кинбурнских драгун.

Гусары прошли, изрубив, передовые цепи, поддержки и резервы германцев у ручья Пжерва. Эскадрон победил ручей, влетев в местечко и фольварк Олешице — и врубился в германскую пехоту, большая часть которой, бросив оружие, стояла с возвышенными руками на коленях. У фольварка выстрелом в упор под комэском была убита лошадь — и он, находясь среди германцев, пересел на конь, уступленную ему рядовым драгуном. Расчеты германских пулеметов были изрублены и переколоты – включая пулеметчиков, пытавшихся сдаваться в плен.

Лихой порыв гусар возвысил дух пехоты, которая побежала вперед, почти не отставая от всадников — но по дороге залегла и начала окапываться. Промчавшись далеко вперед, истребив все на своем пути, гусарский эскадрон был вынужден скакать обратно – ошеломленные вначале германцы стали быстро стали приходить в распорядок, с близкого расстояния обстреливая гусар. Пулеметы и другие трофеи эвакуировать не удалось – т. к. большая часть эскадрона оказалась выведена из построения, а поддержка (1-й эскадрон) не успел. 1-й эскадрон ротмистр Субботина шел во 2-й линии, также уничтожая германскую пехоту, а 3-й эскадрон ротмистра Гурова был на правом фланге боевого порядка полка (на случай появления справа вражеской конницы).

Бессмертное Олешице
6-й эскадрон поручика Папкевича пошел в штурм на обсаженный густыми деревьями большак — последний занимала рота германской пехоты с 4 пулеметами, установленными в окопах в придорожных рвах. На 2-километровой дистанции до противника, эскадрон с горки двинулся полевым галопом. В это время по нему дала залп германская батарея, размещённая за восточной опушкой мест. Олешице. Шрапнели разорвались над эскадроном – и он понес первые потери. На склоне горы, впереди окопов русской пехоты стояла легкая батарея, какая под сильным обстрелом со стороны противника не могла отойти за пехоту. Когда 6-й эскадрон проносился через окопы, пехота, увлеченная образцом гусар, также бросилась за ними – и неприятельская батарея, стоявшая за восточной опушкой Олешице, от греха подальше снялась с позиции и карьером удалилась назад, больше не произведя ни выстрела. Черниговский полк собрался у леса в дер. Футори и отошел на ночлег в район Дахнова.

Итоги штурмы: 1) ошеломляющая паника в германском пехотном полку, который был почти целиком уничтожен; 2) германские резервы и артиллерия неслись за Олешице, а ураганный огонь был прекращен; 3) было остановлено энергичное наступление германцев, угрожавшее прорывом позиции – на цельные сутки не только было остановлено наступление, но и прекращен артогонь; 4) воодушевление русской пехоты, которая с криком «ура» кинулась за полком и колола противника, случайно пропущенного гусарами; 5) 6-й эскадрон, приняв на себя огонь противника, позволил увезти батарею, бывшую впереди пехотных окопов – и не только спас орудия от захвата противником, но и прикрыл от флангового винтовочно-пулеметного огня свой полк.

Утраты 17-го гусарского полка: 2 офицера ранены (поручики Папкевич и князь Вачнадзе – причем последний остался в строю), ранены 37 гусар, уложены и остались на поле боя 38 гусар.

Командующий 11-м Донским казачьим полком полковник П. П. Артинский, вспоминая бой, отмечал цепи германской пехоты, осыпавшие его полк мощным винтовочно-пулеметным огнем. Но это донцов не смутило — и полк лихо врезался в первую цепь, опрокинул ее, обратив в бегство, затем прошел вторую и третью черты германских цепей, остатки которых под ударами пик и шашек в паническом страхе бежали к Олешице. Бросаемые немцами пулеметы и иное оружие собирать приказано не было — чтоб остановкой не ослаблять силы удара, это должна была сделать пехота, приободрившаяся и перебежавшая в наступление. Болотистая местность на правом фланге и пересеченная местность вообще и на левом фланге особенно (кирпичный завод, каменоломни, ямы, домики и пр.), а также мощный огонь из Олешице и Воли Олешицкой (с фланга) привели к тому, что полк, дойдя левым флангом до Олешице, а правым проскочив сквозь р. Прерва и пройдя более 4 км, получил приказ отходить (вернулся полк на исходную в 20 часов 30 минут).

Бессмертное Олешице
Зона кавалерийской атаки у Олешице 2-го июня 1915 г.
Описание военных действий полка отметило конную атаку 2-го июня против германской пехоты 91-го полка, наседавшей на русскую пехоту у пунктов. Олешицы близ Любачева. Казаки изрубили 3 цепи германцев (уничтожено до 2 рот 91-го полка), что помогло русской пехоте занять старые позиции, и задержало наступление немцев. Полк удостоился благодарности от Верховного Главнокомандующего. 11-й Донской казачий потерял офицера и 29 казаков (1 уложен, 6 пропало без вести, 22 ранено и травмировано).

Принял участие в атаке и 5-й эскадрон 7-го Кинбурнского драгунского полка. Описание военных действий полка отмечало, что в бою 2-го июня 1915 г. у Олешице, находясь в резерве полка, который занимал позицию в пешем построению, услышав крики «кавалерия, кавалерия» отходивших под натиском врага пехотных цепей, в конном строю стремительную атаковал надвигающуюся германскую пехоту. Неожиданность и стремительность удара обратила противника в бегство. Преследуя бегущих, эскадрон изрубил не менее роты пехоты, своим образцом положив начало атаке других конных частей и перешедшей в наступление с криками «ура» пехоты. Потери эскадрона – 3 человека (1 драгун исчез без вести и 2 ранены).

И. Ф. Рубец отмечал, что 5-й эскадрон 7-го драгунского Кинбурнского полка, поддержав отходивший 10-й кавказский стрелковый полк 3-й кавказской стрелковой дивизии, атаковал надвигавшихся германцев. Пехота, наблюдая атаку, бросилась за эскадроном. Совместными усилиями казаков, гусар, драгун и подоспевших пехотинцев германский 91-й пехотный полк был истреблён.

Сводка Ставки отмечала, что удалось изрубить и переколоть германский 91-й пехотный полк, вызвать панику в рядах противника и принудить перейти германцев к обороне. Было захвачено 5 германских пулеметов и пленные (захвачены оправившейся и перешедшей в наступление пехотой); русские всеобщие потери – 3 офицера (2 ранено и 1 пропал без вести), а также до 200 нижних чинов.

91-й пехотный полк германской 19-й пехотной дивизии 10-го армейского корпуса в этап с мая по сентябрь (нового стиля) 1915 г. потерял, по германским данным, в Галиции 127 офицеров и 4291 нижнего чина – т. е. немало 150% первоначального состава.

Благодаря этой конной атаке положение на данном участке фронта оказалось полностью восстановлено. К. Попов, бывший на позициях в составе Кавказской гренадерской дивизии близ места атаки, вспоминал сообщение о том, что русская кавалерийская часть атаковала в конном построению германскую пехоту, взяв пленных. «Атака была очень красива».

В боях у Любачева и Олешице отличились и части 3-й Донской казачьей дивизии. Описание военных поступков 32-го Донского казачьего полка отмечает: «1-го и 2-го июня двухдневный бой полка у Любачева. 2-го июня обращен в беспорядочное бегство батальон германцев, собиравшихся ударить во фланг конных частей 7-й и 16-й дивизий, атаковавших германские цепи в конном строю». 20-й Донской казачий полк: «В составе дивизии … двинулся к Олешице; в лесу у фольв. Латошина вел бой, имея в военный линии 1-ю, 5-ю и 6-ю сотни, 3-я сотня в резерве, а 2-я и 4-я сотни высланы в с. Забиали и Ушковице для наблюдения за флангами. В этом бою было задержано наступление противника сшибившего нашу пехоту. Своими действиями полк дал возможность нашей пехоте привести себя в порядок и не допустил противника к разгрому ее». А 8-я Донская казачья батарея (4-й Донской казачий артиллерийский дивизион 3-й Донской казачьей дивизии): «…опять была переброшена в район г. Любачева. Утром 2-го июня батарея спешно была вызвана из г. Цешанова для поддержки нашей пехоты, какую сильно теснил неприятель. Стоя на открытой позиции в цепях нашей пехоты, батарея своим огнем остановила неприятельскую пехоту, принудила ее окопаться, выбила ее из этих окопов и отошла с позиции вследствие полученного приказания. 3-го июня батарея участвовала в защите г. Любачева и когда неприятель повел наступление плотными цепями со стороны Олешице на нашу пехоту, то батарея выехав на открытую позицию, своим огнем остановила наступление противника и намела ему огромные потери».

Окончание следует…

Источник


Бессмертное Олешице