Битва на Тростне, 21 ноября 1368 г.

Новость опубликована: 20.05.2017

ЗА МОСКВОЙ ДЛЯ НИХ ЗЕМЛИ НЕ БЫЛО
ЗА МОСКВОЙ ДЛЯ НИХ ЗЕМЛИ НЕ БЫЛО

ЗА МОСКВОЙ ДЛЯ НИХ ЗЕМЛИ НЕ БЫЛО (Битва на Тростне, 21 ноября 1368 г.)

Летом 1368 г. князь Михаил Александрович Тверской, спасаясь от наступления Москвы на свое княжество, нёсся в Литву «къ князю Олгерду, зятю своему, и тамо многы оукоры изнесе и жалобы изложи, прося помощи собе и оборони, дабы сътворилъ мщение его въскоре». Ольгерд, женатый на Ульяне, сестре Михаила, поддержал родственника и осенью выступил в поход на Русь, так началась первая «Литовщина».

Ольгерд, скопил значительные силы «а с ним брат его Кестутии и сын Кестутиев Витовт, тъгда бо еще младу сущу ему , и сынове Олгердовы и вси князи Литовстии и князь Тферьскыи Михаило и смоленьскаа мочь», Литва шла в «силе тяжце», по выражению летописи.

Видимо Ольгерд надеялся застать врасплох противника, вследствие чего, армии были собраны быстро, вспомним, что Михаил бежал в Литву летом, а уже осенью Ольгерд выступил в поход. Кроме того литовские армии двигались скрытно «в таю» и появление у границы Ольгерда стало для московских властей полной неожиданностью, по словам летописи великий князь Дмитрий Иванович разузнал о приближении литовского войска только когда оно было «близь перерубежиа Литовьскаго». Тогда же Дмитрий рассылает грамоты по городам великого княжества Владимирского с лозунгом собирать войска «но ничтоже успеша, не поспела бо тогды никотораа рать из дальних мест приити». План Ольгерда удался, подвигаясь быстро и скрытно, он обеспечил себе преимущество над противником.

В это время Москва непосредственно граничила с Литвой только в районе Ржева, вероятно, к рубежам Ржевской земли «перерубежиа Литовьскаго» и вышел Ольгерд, отсюда шла прямая дорога на Москву, но она была прикрыта сильными твердынями – Ржевом и Волоком Ламским, не желая тратить силы на осады, Ольгерд двинул войска вдоль московско-смоленской границы на Юго-Восток. В Смоленском княжестве к нему, скорее итого и присоединилась «смоленьскаа сила», здесь перед литовским войском открывалась еще одна дорога на Москву, через Можайск, но и по ней Ольгерд не пошел, поведя свое армия дальше, вдоль границы, уже через Тарусское княжество. Литовское войско, ощетинившись копьями и сулицами, подобно огромному волку, какой обходит кругом свою добычу, выжидая подходящего момента и места для атаки на обреченную жертву, шло вдоль московских рубежей.

Лишь в районе Любутска Ольгерд резко повернул на север и пересек границу, тут же «на стрече» погиб князь Семен Крапива Стародубский, видимо, возглавлявший агентурный отряд. Литовцы сразу начали «жещи, сечи, грабити, палити, пленити», сходу был взят Оболенск, при обороне какого погиб князь Константин Оболенский. Литовский зверь почувствовал вкус крови, безжалостно смотрели серые, холодные очи Ольгерда на горящие избы и трупы смердов, сколько раз так уже было и сколько раз будет…он идет на Москву!

В это время московские воеводы не сидели уложив руки, получив весть о том, что к границе подошло литовское войско князь Дмитрий, помимо того, что выслал грамоты с лозунгом о сборе войск, выдвинул сторожевой полк, воеводой в нем был назначен Дмитрий Минин, князь Владимир Серпуховской отрядил в армия воеводу Акинфа Шубу с ними шла «рать Московьскаа, Коломеньскаа, Дмитровьскаа». Как видим московское войско было немногочисленным, это вытекает из названия полка – сторожевой, то есть авангард, не основная часть войска, кроме того он состоял из ратей всего трех городов из них вящая часть московской рати должна была остаться в столице, так как осада города Ольгердом была очень вероятна.

«Застава Московьская », как еще именует летопись сторожевой полк была выдвинута на Волоцкую дорогу, где и состоялась битва на реке Тростне (ныне Тростня, Тростенка), какая впадает в Тростенское озеро вокруг которого располагалась волость Тростна (между Рузой и Звенигородом), упомянутая в духовной грамоте Ивана Калиты, то кушать много севернее направления удара Ольгерда. Многие исследователи полагают, что сторожевой полк был отправлен для лобового удара по армии Ольгерда , видимо, для того что бы геройски погибнуть, так как он несомненно уступал в численности литовскому войску, но такая не вынужденная жертвенность была не присуща войнам средних веков.

По моему мнению, полк Дмитрия Минина и Акинфа Шубы был выделен для того, что бы «нависать» над армией Ольгерда, когда он приблизится к Москве, уничтожать, по возможности, отдельные отряды, посланные для грабежа, мешать снабжению войск, не подавать спокойно вести осаду. Так во время второй «Литовщины» (1370 г.), к которой Москва опять оказалась недостаточно готовой, князь Дмитрий и его советники опять «ошиблись», выставив полк во главе с Владимиром Серпуховским у Перемышля, то есть на направлении Оболенск — Перемышль — Москва, в то время, как Ольгерд подвигался по Волоцкой дороге на направлении Ржев — Волок Ламский — Москва, но на этот раз Ольгерд не уничтожил «московскую заставу», пошел ровно к Москве и осадил ее, в то время как к Владимиру Серпуховскому присоединился князь Владимир Пронский, а с ним «рать Рязаньская». В результате Ольгерд спешно заключил перемирие и ушел в Литву «идяше съ многымъ опасениемъ озирася и бояся за собою погони», как видим, в этот раз «московская застава» очутилась эффективна.

Но когда московское военное руководство было готово к отражению агрессии ,оно точно определяло направление удара противника, как это было во пора третьей «Литовщины» (1372 г.), Ольгерд тогда вновь планировал удар со стороны Любутска, но Дмитрий Иванович Московский, не попросту встал на направлении удара Литвы, но перешел границу великого княжества Владимирского, опрокинул литовский сторожевой полк и после стояния под Любутском заключил с Ольгердом мир.

Итак, после взятия Оболенска Ольгерд, вероятно, получил эти о русском сторожевом полку и принял решение уничтожить его, жертвуя тем самым внезапностью нападения на Москву, он повернул на Северо-Восток и, скорее итого, вдоль реки Нара совершил марш к Волоцкой дороге.

21 ноября 1368 г. у реки Тростны литовское войско атаковало дозорный полк русских. Московские воеводы потерпели жестокое поражение «изби…заставу Московьскую и князи и воеводы и бояры…поби », из того, что летописец , при описании боя, не применяет такие термины, как «бысть бой», «сеча зла», а сообщает лишь о том, что русских «изби», «поби» можно сделать вывод , что московский сторожевой полк не ожидал нападения, был атакован вдруг, возможно, окружен и жестоко изрублен.

Сразу после сражения Ольгерд «устремився к Москве», но москвичи успели подготовиться к осаде, посад был сожжен, великий князь Дмитрий Московский, князь Владимир Серпуховской и митрополит Алексей «затворися в граде», а с ними «и вси христиане». Ольгерд, утеряв в боях , видимо, не малое количество воинов не стал штурмовать готовый к обороне город, возможно, он изначально планировал взять Москву «изгоном», но утеряв время на марш к расположению засадного полка и битву с ним, он дал возможность москвичам подготовить город к обороне, тем самым гибель «московской заставы» не была тщетной. Простояв под городом три дня и жестоко разорив окрестности, Ольгерд ушел в Литву предавая огню и мечу русские земли, чем завоевал у летописца сравнение с татарами «а преже того толь велико зло Москве отъ Литвы не бывало в Руси аще отъ Татаръ бывало».

Стратегический зачисление, который можно условно назвать «московская застава» применялся еще не раз в конце XIV начале XV веков, условием его применения была внезапность нападения противника, отсутствие у русских организованного в необходимом количестве войска для отражения агрессии, но если князь и воеводы успевали собрать силы, то встречали врага на рубежах Руси или даже вне ее пределов, предупреждая вторжение.

Алексей Чикан.

ПСРЛ. Т. XV. Вып. 1.
ПСРЛ. Т. XVIII.
Борисов Н.С. Дмитрий Донской
Темушев В.Н. Дефиниция места Тростненской битвы 1368 г.

Автор исторических карт Темушев В.Н.


Ответить