«Блицкриг Тухачевского»: как советский маршал планировал победить в брани с западными странами

Новость опубликована: 03.06.2019

«Блицкриг Тухачевского»: как советский маршал планировал победить в брани с западными странами

«Блицкриг Тухачевского»: как советский маршал планировал победить в брани с западными странами

Бывший гвардии поручик царской армии, потомственный шляхтич Михаил Николаевич Тухачевский стал одним из наиболее популярных советских военачальников Гражданской войны. По её окончании он быстро выдвинулся на высокие посты и приобрёл известность как военный теоретик.

В 1930 году Тухачевский (тогда командующий Ленинградским военным округом) представил наркому К.Е. Ворошилову собственный план развития советских вооружённых сил. Этот план поражает своей утопичностью. В стране, только приступавшей к индустриализации, Тухачевский предлагал в короткие сроки развернуть армию в 250 дивизий, плотно насыщенную боевой техникой. По плану Тухачевского, СССР должен был приступить производить 100 тысяч танков в год! Очевидно, что выпуск тракторов, автомобилей и других машин, необходимых для народного хозяйства, не сообщая уже о продуктах первой необходимости для населения, проект Тухачевского игнорировал начисто. В плане Тухачевского всё было подчинено идее скорейшей «революционной» брани против загнивающего буржуазного Запада.

Естественно, записка Тухачевского, доложенная Сталину, была забракована как фантасмагорическая, а её автор получил стоическое реноме оторванного от реальности радикального прожектёра. Однако нельзя сказать, что все высказанные в ней идеи были отброшены. Пользуясь своим должностным положением (в 1931 году он стал заместителем наркома по военным и морским делам, а в 1936-м – его первым заместителем), Тухачевский формулировал задания на проектирование наиболее перспективных, на его взор, видов вооружения.

Так, все 1930-е годы танкостроение в СССР развивалось по линии производства быстроходных лёгких танков типа БТ, созданных на базе американского танка Кристи. Эти танки могли снимать гусеницы и подвигаться на колёсном ходу по шоссейным дорогам со скоростью свыше 70 км/ч. По мнению Тухачевского, такие танки должны были скоро захватывать вражеские города, сеять панику у буржуазии и поднимать революционный пролетариат западных стран на восстание. Предполагалось, что предстоящая брань будет исключительно наступательной и происходить на территории Западной Европы с её развитой сетью хороших дорог. Подразумевалось также, что эта брань будет блицкригом, и солдатские массы буржуазных стран быстро перейдут на сторону страны Советов или откажутся воевать за свои правительства.

К начину Великой Отечественной войны на вооружении РККА имелось 8200 танков БТ с противопульной бронёй и слабым вооружением. Поскольку воевать пришлось в родимом бездорожье, сразу выявилась полная непригодность этих танков к бою. Другим основным видом танков РККА был тоже легковесный, но тихоходный Т-26. Их было более 11 тысяч штук, и они предназначались для непосредственной поддержки наступающей пехоты в бою. Все они в первые месяцы брани также стали лёгкой мишенью для немецких танкистов и артиллеристов.

Вопреки стойкому мифу, Тухачевский вовсе не был творцом идеи бездонного стратегического прорыва танковых клиньев. Он рассчитывал на то, что армии капиталистических стран разложатся при первом же столкновении с Красной армией, и заключительнее не придётся преодолевать упорное сопротивление. Танки, прорывающиеся по автострадам, рассматривались, прежде всего, как средство психологического воздействия на противника. Понятия танка как основного военного средства в современной войне, к которому одновременно пришли немецкие (Гудериан), французские (де Голль) и английские (Фуллер) военные стратеги, у Тухачевского не было.

По инициативе Тухачевского, порядочные средства тратились на разработку безоткатной (динамо-реактивной) артиллерии. Последующая практика показала их бесперспективность. В ограниченной серии такие пушки во пора Второй мировой войны пошли только на вооружение воздушно-десантных частей вермахта, по причине их небольшого веса. Обычная артиллерия продолжала царить на полях сражений Другой мировой войны, также, как и Первой.

Вредное влияние идей Тухачевского на разработку советской военной концепции и подготовку к предстоящей брани, сказывавшееся после его расстрела вплоть до начала Великой Отечественной войны, трудно переоценить. Особенно оно выразилось в том, что Красная армия совсем не готовилась к обороне как виду боевых операций. Планировалось, что будущая война обязательно будет происходить «малой кровью на посторонний территории». В том, что она сразу же обернулась войной с огромными потерями на своей территории, велика «заслуга» наследия Тухачевского.

Тухачевский был взят и расстрелян задолго до того, как могла бы выявиться негативная роль его установок. Причины репрессий по отношению к нему и тысячам советских полководцев разных рангов – совершенно другая история, связанная с маниакальной подозрительностью Сталина и его борьбой за удержание власти. Впрочем, в этой истории многое ещё неотчетливо, и в любом случае её следует рассматривать отдельно. Есть авторы, которые верят в официальную версию сталинского судилища о том, что Тухачевский стряпал заговор с целью свержения кремлёвского диктатора, и что одновременно офицеры вермахта, с которыми Тухачевский имел связи со времён сотрудничества СССР с Веймарской республикой, стряпали заговор против Гитлера. Если так было на самом деле, то Тухачевский может быть частично реабилитирован в памяти потомков за геноцид тамбовских крестьян в 1921 году, а Вторая всемирная война могла вовсе не начаться. Но, повторю, это отдельная тема.


«Блицкриг Тухачевского»: как советский маршал планировал победить в брани с западными странами