Военная летопись 1-й Конной. Ч. 7. Против кубанцев и донцов

Новость опубликована: 01.04.2019

К этому поре другая группа белых в составе 1-го Кубанского корпуса генерала Крыжановского, отдельной кавалерийской бригады генерала Голубинцева и иных соединений и частей, к утру 19-го февраля заняла линию Средне-Егорлыкская, Богородицкое, Крученая Балка, имея задачей, отходя в юго-западном курсе и приковывая внимание Конной армии и приданных ей стрелковых соединений, подвести Конную армию под фланговый удар кавалерийской группы Павлова.

Доли Конной армии с утра 19-го февраля выступили из с. Воронцовское, наблюдая по пути движения дивизий в балках, у стогов сгоревшего сена тела замерзших и обгоревших людей и лошадей, оставленных Павловым при отступлении.

Селение Крученая Балка было занято отдельной кавалерийской бригадой генерала Голубинцева — атакованная 6-й кавалерийской дивизией бригада сделалась поспешно отходить к железной дороге на Развильное. Одна из бригад 6-й кавалерийской дивизии, обходящая правый фланг белых, почти целиком истребила полк численностью до 400 сабель, захватив 2 орудия, 8 пулеметов, более 200 исправных винтовок и около 150 коней с седлами.

На основании данных разведки в течение 19-го и 20-го февраля Буденный установил, что главные силы группы Павлова отошли в западном курсе и сосредоточиваются в ст. Егорлыкской, выдвинув заслон к югу в с. Средне-Егорлыкское и Лопанка.

Одновременно было установлено сосредоточение группы 1-го Кубанского корпуса в зоне Белая Глина, Развильное, Песчанокопское. Эта группа должна была прикрывать Тихорецкое направление со стороны Торговой. Силы этой группы оценивались образцово в 5000 штыков и 500 сабель при трех бронепоездах, курсировавших по линии Белая Глина — Торговая.

Выжидая более детального выяснения обстановки, Буденный основную группу своей конницы (4-я и 6-я кавалерийские дивизии) выдвинул в присело Средне-Егорлыкское и решал — куда направить удар Конной армии в первую очередь.

Группа Павлова, дотянувшись до ст. Егорлыкской, едва-едва ли могла в одиночку перейти к активным наступательным действиям. На пути своего тяжелого марша от Торговой к Егорлыкской, среди заснеженных балок, она покинула несколько тысяч замерзших бойцов.Тысячи обмороженных забили дворы станицы. Однако эта группа, отдохнув в течение двух суток, могла еще всерьез обороняться, тем более что Деникин мог со стороны Батайска подбросить ей подкрепления.

Телеграфисты штаба Конной армии, включившись в телеграфную черту Батайск — Белая Глина, подслушали переговоры, которые велись между штабом генерала Крыжановского и штабом Добровольческого корпуса в Ростове. Это обстоятельство принудило Буденного предполагать, что Ростов занят добровольцами и, следовательно, Деникин предпринимает какие-то наступательные действия в северном направлении.

Взвесив все эти сложившейся обстановки, Буденный решил оставить временно группу Павлова в покое и всеми силами обрушиться на кубанский корпус.

По этому плану группа стрелковых дивизий должна была вести наступление на Белоснежную Глину с севера, имея осью железную дорогу. Основная задача этой группы — сковать кубанцев с фронта и отвлечь их внимание от маневра кавалерийских дивизий. В то же пора 4-я и 6-я кавалерийские дивизии Конной армии должны были совершить глубокий маневр — выйти в район с. Средне-Егорлыкское, откуда двинуться на хут. Ново-Корсунский и затем остро свернуть на Белую Глину. Белую Глину предполагалось охватить с запада и юго-запада, отрезая пути отхода кубанцев на Тихорецкую.

План был выполнен достоверно по расписанию.

22-го февраля Белая Глина была занята, и 1-й Кубанский корпус погиб вместе со своим командованием.

Военная летопись 1-й Конной. Ч. 7. Против кубанцев и донцов

Греков М. «Ликвидация остатков армии генерала Кржижановского». 1924

В итоге этой операции направление на Тихорецкую стало свободным от белых, и было соблазнительно двинуться именно в этом направлении — для скорейшего захвата жизненно очень важного для Деникина железнодорожного узла и основной стратегической базы.

23-го февраля на совещании у командарма Буденного отдельный командиры высказывались за немедленные действия именно в этом направлении. Но Буденный решил по-другому. Проводя операцию против 1-го Кубанского корпуса, он пристально следил за покинутой им в районе станицы Егорлыкской группой Павлова. Эта группа в течение нескольких дней собрала всех отставших, начала получать пополнение, физическую часть и боеприпасы. К ней присоединилась бригада Голубинцева, из-под Батайска прибыли чернецовцы. Для усиления группы с севера к ней направлялся донской корпус генерала Агеева, Кубанский конный корпус и др. доли. До подхода этих подкреплений группа Павлова имела до 11 тыс. сабель, около 4-х тыс. штыков и 3 бронепоезда.

Деникин возлагал на группу Павлова вящие надежды: она должна была или разбить Буденного, или, на худой конец, прикрыть отход белых сил от Батайска вглубь Кубани. Чтобы перепутать карты красному командованию, Деникин 21-го февраля бросил Добровольческий корпус на Ростов и 3-й Донской корпус генерала Гусельщикова — на Новочеркасск. Тактический успех Деникина — взятие Ростова — внес панику в тыловые учреждения 8-й и 1-й Конной армий, но воздействия на операцию ударной группы фронта не оказал.

Занятие Ростова совпало с отскоком группы Павлова под ударами Конной армии, поступками ее против Кубанского корпуса и гибелью последнего. Эта смертельная угроза заставила Деникина спешно оставить Ростов, и усилить всем чем вероятно фронт против Буденного.

Развернулись решительные действия огромных конных масс.

В бою против Павлова кроме своих кавалерийских и приданных стрелковых дивизий, Буденный задействовал также дивизии 10-й армии, какие после ликвидации Кубанского корпуса остались «безработными». В течение 23-го и 24-го февраля он предоставил своим частям отдых. Понесенные утраты были с лихвой восполнены широким притоком добровольцев, которых РВС Конной разрешил принимать усмотрением командиров полков. Открывшийся в частях недостаток боеприпасов был в некоторой степени пополнен трофеями, захваченными при уничтожении 1-го Кубанского корпуса.

Вместе с конницей передохнули и пополнились и стрелковые дивизии. Из отбитых у кубанцев трех бронепоездов два были в полной исправности.

К моменту перехода в наступление 4-я и 6-я кавалерийские, 20-я и 50-я стрелковые дивизии занимали присело Белая Глина, 34-я стрелковая и 11-я кавалерийская дивизии — село Песчанокопское. Правее, в районе зимовников А. Королькова, Поздеева и Кузнецова вышла кавалерийская группа 9-й армии: 1-я «дикая» дивизия Гая и 2-я кавалерийская дивизия Блинова. Эти дивизии имели малочисленный состав, понесли порядочные потери в боях и как самостоятельная боевая сила имели небольшое значение.

Узнав об уничтожении Кубанского корпуса и полагая, что Буденный безостановочно двинется на Тихорецкую, Павлов разрешил, не дожидаясь подхода корпуса Агеева и кубанцев, сосредоточенным ударом всей группы обрушиться с фланга и тыла на Конную армию. 23-го февраля он высылает авангардную дивизию силою до 4-х тыс. сабель в село Средне-Егорлыкское. Бывшая там в качестве заслона 1-я бригада 11-й кавалерийской дивизии (около 700 сабель) отошла в юго-восточном курсе.

В течение 24-го февраля в Средне-Егорлыкское и пос. Иловайский Павлов стянул главные силы своей группы. Наступление белой конницы происходило тремя группировками: правая в составе 10-й дивизии 4-го Донского корпуса и бригады Голубинцева двигалась от пос. Иловайского, через хут. Новокорсунский на посад Горестная Балка; средняя в составе 2-го корпуса и 9-й дивизии 4-го Донского корпуса наступала на Средне-Егорлыкское по дороге, ведущей на Песчанокопское-Белая Глина; изнаночная двигалась в общем направлении Крученая Балка, и имела задачей прикрытие операции с севера.

К 10.00 25-го февраля головы колонн Павлова достигли черты Лопанка — хут. Новокорсунский.

Получив донесение о занятии крупными частями конницы белых села Средне-Егорлыкского, Буденный 24-го февраля принимает вытекающий план действий: 34-я стрелковая дивизия остается в Белая Глина, прикрывая операцию с юга; 50-я Таманская стрелковая дивизия подвигается уступом назад справа в направлении Богородицкое; средняя колонна, имея в авангарде 11-ю кавалерийскую дивизию и вслед за ней 2-ю стрелковую дивизию (в составе 2-х стрелковых бригад), надвигается от Песчанокопское на Средне-Егорлыкское; левая колонна, имея в авангарде 6-ю кавалерийскую дивизию и вслед за ней в 2-х км 4-ю кавалерийскую дивизию, наступает через Горестную Балку и далее на хут. Новокорсунский. Общая задача — выход в район Богородицкое, Лопанка, Средне-Егорлыкское с последующими действиями в зависимости от обстановки.

С светом 25-го февраля части Конной армии выступили в поход, но о встречном наступлении Павлова в дивизиях Конной армии не было популярно. В таком же положении находился и Павлов. Разведка и с его стороны отсутствовала.

Отсутствие разведки с обеих сторон можно объяснить тем, что до основы выступления между пунктами расположения противников было свыше 30-ти километров, а при отсутствии промежуточных населенных пунктов, сильных морозах, бездонном снежном покрове и снежных метелях ночная конная разведка была затруднительна и малорезультативна, поэтому она и не высылалась. Других оружий разведки противники не имели.

Соответственно столкновение для обеих сторон получилось неожиданным.

Военная летопись 1-й Конной. Ч. 7. Против кубанцев и донцов

Встречное столкновение с конной группой Павлова, 25 февраля 1920 г.

Бой завязался со столкновения 6-й кавалерийской дивизии с правофланговой колонной белых в составе 10-й дивизии 4-го Донского корпуса и 14-й кавалерийской бригады в районе х. Каравайник. Белоснежные, силой до 5-ти тыс. сабель, не предполагая встретить части Конной армии в сосредоточенных колоннах, двигались на хут. Каравайник — Олийники и Ново-Корсунский, прикрываясь цепью конных дозоров.

Авангард 6-й кавалерийской дивизии, столкнувшись с вражьими дозорами, быстро их оттеснил и сосредоточенным винтовочно-пулеметным огнем неожиданно обстрелял колонны противника.

Появление 6-й кавалерийской дивизии было так неожиданным для противника, что командование последнего не успело сориентироваться как следует в обстановке и отдать соответствующие распоряжения. Раньше всего поспела приготовиться к бою белая артиллерия. Под прикрытием артиллерийского огня казачьи части стали разворачиваться для боя. Но комдив-6 Тимошенко, учитывая смысл фактора захвата инициативы в условиях встречного боя, не дал возможности противнику развернуть своих сил — и двумя бригадами стремительно атаковал с обоих флангов разворачивающиеся колонны белоснежных, бросив третью бригаду в обход с северо-запада. Маневр был выполнен быстро, и атака была произведена решительно, умело поддержана артиллерией и пулеметами. Галопом, выскакивая вперед совместно с атакующими частями, артиллерия с открытых позиций открывала меткий, губительный огонь по еще не развернувшимся полкам противника; пулеметы на тачанках лихо, на карьере выносясь в авангардные цепи конницы, метким сосредоточенным огнем с 300 — 400 шагов поддерживали атаку конницы.

Не успевшая развернуться пятитысячная масса белоснежной конницы в беспорядке хлынула назад, на пос. Иловайский, попадая под удары преследующей 6-й кавалерийской дивизии. Только наступившая темнота приостановила погоня.

В результате этого боя 6-й кавалерийской дивизией было изрублено несколько сотен казаков, около 300 взято в плен, захвачено 20 пулеметов и 9 орудий.

Одновременно с 6-й кавалерийской дивизией случилось столкновение и правой колонны Конной армии, во главе которой шла 11-я кавалерийская дивизия. 11-я дивизия, насчитывавшая не более 2 тыс. сабель, столкнулась с 9-й и 4-й дивизиями группы Павлова. Белоснежные имели в этой группировке свыше 7-ми тыс. сабель и до 24-х орудий. 11-я дивизия не могла оказать сильного сопротивления двигавшейся на нее массе, а ее горная батарея не могла конкурировать с артиллерией белых. Дивизия стала отходить на шедшую сзади пехоту 20-й стрелковой дивизии.

В это время из хут. Ново-Корсунского по направлению с. Средне-Егорлыкское выдвинулись 1-я и 2-я бригады 4-й кавалерийской дивизии (возле 2800 сабель и 8 орудий). Начдив-4 Городовиков, видя тяжелое положение 11-й кавалерийской дивизии, бросил 1-ю бригаду на Средне-Егорлыкское в тыл противнику, а 2-ю бригаду отправил через балку во фланг — в направлении К. Беляков.

Быстро снявшиеся с передков, 1-я и 2-я батареи 4-го конного артиллерийского дивизиона, без пристрелки, с первого выстрела на разгром, открыли беглый фланговый огонь по густым построениям противника, стоявшего в резервных колоннах.

Выдвижение и огонь 4-й дивизии своей сюрпризом ошеломили противника, и он хлынул через с. Средне-Егорлыкское и Лопанка.

В этом бою 4-я дивизия захватила 20 орудий, 80 пулеметов, до 3 млн. патронов и несколько тысяч снарядов. В патронах и снарядах доли Конной армии в это время сильно нуждались — дивизия не только пополнила свои запасы, но по просьбе пехотных дивизий выделила им по 100 — 200 тысяч патронов, а также уделила им порядочное число подвод отбитого обоза.

4-я дивизия не смогла развить преследования вплоть до Егорлыкской т. к. большой переход и бой вымотали конский состав (60 км марша с сражениями по глубокому снегу).

На ночлег части Конной армии сосредоточились в районе села Средне-Егорлыкского.

На следующий день, 26-го февраля, командарм Конной решает продолжать погоня противника, отошедшего в северо-западном направлении в район ст. Егорлыкской и пос. Иловайский и, развив успех предыдущего дня, уничтожить кавалерийскую группу противника.

Продолжение вытекает…

Источник


Военная летопись 1-й Конной. Ч. 7. Против кубанцев и донцов