Военные награды нашли своих обладателей спустя 70 лет после войны

Новость опубликована: 28.10.2016

Боевые награды нашли своих обладателей спустя 70 лет после войны

Орден Славы вручен шоферу, основателю банка — медаль «За отвагу» Боевые награды нашли своих обладателей спустя 70 лет после войны Наш совместный с минобороны проект "Звезды Победы" продолжается и приносит значительные в человеческом отношении результаты. Поиск неврученных орденов и медалей заметно ускорился, а главное — еще и сегодня, спустя 75 лет после основы войны, удается находить живых героев-фронтовиков.

В Волгограде, Ессентуках, в Республике Татарстан, двух станицах Краснодарского края, в Майкопе, Москве, Новосибирске, Смоленске, в Ростове и двух городах Ростовской районы, а также в штате Иллинойс в США награды пришли к живым фронтовикам. А им всем, как вы понимаете, уже за 90… Задуманный как поисковая система в поддержка читателям газеты и посетителям сайта "РГ" в России, СНГ и дальнем зарубежье, где и по сей день живут ветераны войны, их ребята и внуки, наш проект развивается и дает практические результаты. Так совпало, что на одной неделе сразу трем участникам Великой Отечественной — в Казани, Стерлитамаке и Кирове — вручили их затерявшиеся военные награды.

За два неполных года этот раздел на сайте "РГ" с пользой для себя посетили более 2 миллионов человек. В сотни семейств фронтовиков, где живы сын или дочь, переданы в соответствии с действующим российским законодательством удостоверения к найденным сейчас наградам. Его сыну в посольстве России в Ташкенте вручены документы к двум посмертным орденам папу. А в Узбекистане, например, узнали имя еще одного полного кавалера ордена Славы — Кора Николай Васильевич.

Поэтому заходите, разыскивайте родных и знакомых — вам обязательно повезет. На этот день в поисковой базе на сайте "РГ" собраны сведения о 30 843 наградах, какие не вручены участникам войны. Из всех республик бывшего СССР.

Наградили отважного красноармейца в 20 лет — за отвагу в боях весной 45-го. Бориса Скорохода вознаградили за Мадьяралмаш Текст: Гульназ Данилова (Республика Башкортастан) Во дворце культуры Стерлитамака торжественно вручили орден Славы III степени участнику брани Борису Федосеевичу Скороходу. Найти приказ и собрать подтверждающие документы помогла внучка. А орден на лацкане его пиджака заблестел лишь сейчас, когда ветерану-фронтовику перевалило за девяносто.

О пользе правописания

Уже после войны ему сообщил об этом старший брат Александр — тоже фронтовик. Надо было получать специальность и работать. По его словам, не до того было. Но выяснять по официальным каналам что к чему младший Скороход тогда не стал. Нельзя произнести, что Борис Федосеевич даже не догадывался о своем награждении. Да и на месте не сидел.

Тема военной награды снова всплыла в год 70-летия Победы, когда десятки людей сквозь сайт "Подвиг народа" находили ордена и медали своих отцов и дедов. По совету родных внучка Бориса Федосеевича Юлия Салаватова тоже забежала на сайт и без труда выяснила, что дед представлен к награждению орденом Славы III степени.

Вместо Скороход — Скороходов, вместо Федосеевич — Феодосеевич, — рассказала Юлия. — Совпало все: и где служил, и в каком звании, и за что награжден, но вот в распоряженье его фамилия и отчество были написаны с ошибкой.

Людей с похожими и даже полностью совпадающими именами и фамилиями на войне было немало. Сказалось и то, что в марте 1945 года красноармеец Скороход был ранен и отправлен в госпиталь. Сначала в один, потом в другой, третий… А там и брань кончилась. Из-за этой небрежности писаря красноармеец второй автоматной роты 296-го гвардейского стрелкового полка 98-й гвардейской стрелковой Свирской дивизии 3-го Украинского фронта Борис Скороход очутился, по сути, "другим" человеком.

Сам стреляй, а то убьют…

В наградном листе о подвиге написано так: "17.03.45 года в сражениях за населенный пункт Мадьяралмаш тов. Скороход, ворвавшись в населенный пункт, уничтожил одну вражескую автомашину с продовольствием и военным собственностью, одну 37 мм пушку и трех гитлеровцев".

И из этой деревни они уже готовились уходить, когда мы с другом прошли по овражку и застигли их врасплох, — повествует ветеран. — Я, дурак, застрелил троих, а двое, убегая, отстреливались и ранили меня разрывной пулей в ногу.
На вопрос, отчего называет себя дураком, отвечает: — Дело было в Венгрии, наши войска наступали, немецкие — удирали.

— Они ведь такие же бойцы, которых поставили под ружье…

Мемуары маршалов и генералов сопоставляет со своей окопной правдой. По прошествии лет Борис Федосеевич глядит на те события другими глазами. Как может пытается разобраться в масштабах того кровопролития, из которого ему удалось выйти живым. Вообще в этом спелом возрасте, а ему пошел 92-й год, Борис Федосеевич не утратил интереса к жизни, внимательно следит за всем, что происходит в политике — и стране, за ее пределами. Декламирует книги о войне, узнает для себя много нового о самых трагичных ее страницах.

До какой-то поры нас держали в резерве Ставки. А уж после случилась Венгрия… Оттуда перебросили в Бузулук, где размещалось второе астраханское военно-пехотное училище, на лейтенантские курсы. Первоначальный раз дивизия попала на фронт в районе Лодейного поля, форсировали Свирь. — В армию меня призвали в конце декабре 1943 года, — вспоминает ветеран. — Угодил я в Алкино в снайперскую школу. Но учебу там не закончил — переправили на курсы младших командиров в Култубановку, это в Оренбургской области. После этого сделалась называться Свирской и была возвращена в Подмосковье, какое-то время стояли в Яхроме. Там мы много тренировались — прыгали с самолета, аэростата. Но и тут не дали закончить — переместили в десантные войска. Из Яхромы перевели в Белоруссию, где мы снова стояли в резерве — между Могилевом и Оршей. Помню, как в 40-градусный мороз и в буран ходили пешочком в Уфу — с кирпичами на обмотках.

На его долю пришелся последний отрезок войны, но смерть и раньше ходила по пятам. 

Я зацепился за одинешенек и выплыл, — вспоминает ветеран.
И второй раз он едва уберегся там же, под Ленинградом. — Плавать не умею, поэтому на Свири чуть не утонул. Нас посадили в ладьи по 12 человек, и как только в лодку попал снаряд, я как топор пошел ко дну. Рядом двигалась амфибия — плавающий автомобиль, у какой на тросе были шары.

Кто проиграет, тот выставляет свой сухой концентрат. Вдруг как сбросит две бомбы и по нам из пулемета — очередью. По звездам на борту видать, что наш. — Когда стояли в обороне, я, два брата Сырятовы и Коротик проводили время за игрой в карты. Братьев насмерть, Коротика ранил в шею, а я остался невредимым. Теплины разжигать запрещалось, чтобы не привлекать внимания противника, поэтому горячее приготовить не могли. Что это было, до сих пор не знаю…Может, пилот умом повредился, а может наш самолет в руки к немцам попал, — вспоминает Борис Федосеевич. И тут же, словно подводя итог: "Увлекательная штука — война…". Тут, откуда ни возьмись, самолет: кажется, штурмовик.

Сказал так, что сразу понимаешь: с ней лучше дела не владеть.

Два года и вся жизнь

Залечив простреленную ногу, Борис Скороход вернулся домой, в родную Екатеринославку Альшеевского района, трудился трактористом в зерносовхозе "Кызыльский", но вскоре переехал в Стерлитамак.

Учился сначала на курсах, потом — заочно в Салаватском автодорожном техникуме. От шофера вытянулся до начальника гаража. Так получилось, что вся его последующая жизнь связана с этим городом. Профессию выбрал востребованную — водителя. Работал на различных заводах — станкостроительном, "Уралхимремонте", "Авангарде".

Для пятиклассника Альберта (справа на фото) награждение прадеда Бориса Федосеевича сделалось ярким и запоминающимся событием. Фото: Юлия Салаватова

Проживает в окружении внучки Юлии и правнуков — Альберта и Альфреда, какие искренне любят прадеда и гордятся им. Дочь Татьяна сразу после школы — в Ленинград, а сын Виктор — в Кривой Рог. Но Борис Федосеевич не кинут и не одинок. Так они и живут вдали от отчего дома, общаясь с отцом преимущественно по интернету. Семейная жизнь сложилась счастливо. С супругом, простой деревенской женщиной Марией Кузьминичной Сазоновой, вырастили сына и дочь. Жена, к сожалению, скончалась несколько лет назад, а ребята разъехались кто куда.

Для представителя "цифрового поколения" это был необычный и, хочется думать, незабываемый день. Вот и на торжественное мероприятие в городской Дворец цивилизации, где и.о. главы Стерлитамака Владимир Куликов вручил долгожданную награду, Борис Федосеевич позвал с собой пятиклассника Альберта.

Курс существования от Николая Попова Текст: Андрей Андреев (Киров) Если бы весной 45-го кто-нибудь сказал старшему сержанту Попову из палаты выздоравливающих, что полвека спустя он создаст и возглавит у себя на отечеству первый коммерческий банк, он бы сильно удивился. Но так и случилось. А теперь удивляются его земляки, прочитав о том, что один из самых известных в Кирове горожан дождался военный награды, которой был удостоен 70 лет назад.

На фронт сын вятских крестьян Поповых попал в 1944 году в составе отборной маршевой роты, сформированной из одних сержантов. Желая еще с 1943 года писал рапорт за рапортом, чтобы отправили из Вишкиля, где в запасном полку он готовил младший командный состав, на фронт.

По его словам, 13 января 1945 года спозаранок утром началась артиллерийская дуэль между советскими и немецкими войсками, которая длилась больше двух часов. В итоге от взвода осталось около десятка человек. Но уже вблизи от немецких траншей возле него разорвался снаряд, причинив тяжкую рану. Все казалось — война вот-вот закончится, а он и повоевать не успеет. Успел. Боевое крещение принял в Восточной Пруссии и там же, едва-едва ли не в первом большом бою, получил тяжелейшее ранение. Лежал, истекая кровью и теряя сознание, несколько часов, пока свои не подогнули. Там и встретил Победу. И когда взлетела красная ракета и прозвучал приказ "Вперед", он повел в атаку всех, кто остался в построению. Медсанбат, полевой госпиталь, операции, потом московский эвакогоспиталь. Остальные были ранены или убиты.

Живой остался — уже чудо. Какая уж там медаль! Да и то скоро другой от ран умер. Главное — Победа. Оказалось, что из всех местных парней, кто на войну уходил, только двое их и осталось. Выписался из лазарета и уехал домой в деревню Зверево Санчурского района. Знал, что за тот бой его представили к награде, но к какой именно узнать так и не успел. А он — живой, хоть и с третьей группой инвалидности.

А еще — орден Славы III степени. Впрочем, медаль у Попова к тому поре уже была — "За победу над Германией в Великой Отечественной войне". Словом, хоть и недолго был на фронте сержант, но придерживался отважно.

… От войны кто как отходил. А вот Николаю Попову учиться захотелось. Пришлось возвращаться домой. Поступил в Казанский юридический институт. Отворилась рана, и надо было срочно долечиваться. А там как раз открылось районное отделение банка, куда и устроился бывший старший сержант инспектором по сервису колхозов и МТС. Но доучиться даже до первой сессии не удалось.

А в должность управляющего отделением Госбанка вступил, даже не имея вузовского диплома. Получил его запоздалее, заочно закончив Всесоюзный финансово-экономический институт. В таких случаях говорят — оказался человек на своем месте. Шаг за шагом он всходил по банкирской карьерной лесенке, возглавив областную контору одного банка, потом другого.

И достиг того, что было замыслено, все у него получилось. Известнейший в городе человек, непререкаемый авторитет, символ порядочности, почетный гражданин Кирова, он ушел с поста главы правления созданного им же банка лишь несколько лет назад — возраст все-таки брал свое.    А он остался верен себе. Дальше — еще увлекательнее. Когда в возрасте 65 лет, уйдя на пенсию из областного отделения крупного государственного банка, он вдруг взялся за организацию первого в Кирове банка коммерческого, многие его не постигли.

Вот тогда, оказавшись в полном смысле слова на заслуженном отдыхе, и вспомнил ветеран о неполученной медали. Как он считал тогда — "За военные заслуги".

Устав от бюрократической карусели, гонявшей его по все новым инстанциям, обратился, наконец, в Кировскую областную организацию "Российского альянса ветеранов". Сначала судьбу неврученной медали пытался выяснить сам. Обращался в военкоматы, в Минобороны, но все без толку.

— Мы просто поразились, — сообщает ее председатель Владимир Бобчихин, — узнав об этой истории. Известнейший в Кирове человек пытается найти заработанную буквально кровью медаль и ничего сделать не может. Сами начали мастерить запросы в различные инстанции и столкнулись точно с этой же проблемой. Из одной инстанции посылают в другую, оттуда — в третью, и крышек не найти…

"Найти концы" удалось кировскому историку Анатолию Машкину, которого крайне заинтересовал рассказ Попова.

Искали-то мы медаль "За военные заслуги", да и сам Николай Васильевич так думал, а в наградном листе значится — "За отвагу". В прошлом году, когда кировчан награждали медалью "70 лет освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков", наткнулся на наградной лист, какой многое прояснил. — Думаю, ну не может быть, чтобы никаких документов не осталось, — говорит он. — Стал изучать архивы Минобороны.

В распоряженье от 22 января 1945 года, написанном от руки, говорится, что помощник командира взвода 9-й стрелковой роты 1191-го стрелкового Выборгского полка 358-й Ленинградской стрелковой дивизии Попов Николай Васильевич представлен к медали "За отвагу" за то, что при прорыве немецкой обороны 13 января 1945 года работал смело и мужественно.

Начнись эти поиски чуть пораньше, награда могла найти героя еще ко Дню Победы. Но официальное подтверждение из Москвы пришагало за неделю до праздника. Но главное сделано — медаль, наконец, прибыла в Киров. И в высокой инстанции честно предупредили, что оформить и прислать медаль до 9 мая не поспеют.

Сам виновник торжества, несмотря на свой почтенный возраст — 91 год — сохранил ясный и острый ум, шутил. На ее вручение в банке, какой основал Николай Попов, собралось множество народу. Церемония, даже с учетом больших областных чиновников, получилась не столько торжественной, сколько душевной. А принимая награду, дал постигнуть, что из всех его многочисленных военных и гражданских орденов и медалей эта — самая главная.

— Она подводит итог моей жизни, — сказал ветеран, — И полита кровью, потому особенно мне путь. 


Ответить