Боги обожают отважных. История одного боя

Новость опубликована: 13.11.2019

Боги обожают отважных. История одного боя
Их восемь — нас двое. Расклад перед сражением
Не наш, но мы будем играть!
Сережа! Держись, нам не светит с тобою,
Но козыри надо равнять.

В. С. Высоцкий

11 ноября 1942 года в Индийском океане к юго-востоку от Кокосовых островов состоялся одинешенек из самых удивительных морских боёв Второй мировой войны. Вообще, Индийский океан стал ареной для множества изумительных историй, один бой «Корморана» против «Сиднея» чего стоит, но наш рассказ о не менее, а, возможно, даже более удивительном сражении.

Во Другой мировой войне страны-участницы Германия и Япония, по примеру Первой мировой, продолжили практику рейдерства. Только к надводным кораблям массово добавились подводные ладьи.

Разделение труда, если можно так сказать. Подлодки просто топили корабли, а рейдеры зачастую захватывали их и с призовыми командами отправляли в свои порты. Японцы весьма неплохо пополнили свой флот таким образом.

И вот 11 ноября произошло то, что произошло. Бой между двумя японскими рейдерами и британским недоконвоем, заключающимся из танкера и корвета сопровождения.

Для начала представлю участников.

С японской стороны были два настоящих рейдера. Настоящих, потому что хоть их и строили вроде как пассажирские теплоходы, но за денежки военного ведомства, а значит, в военные корабли эти суда переделывались очень быстро и просто. Вообще планировались как скоростные транспорты, но можно было использовать и в качеств рейдеров.

«Хококу-мару» и «Айкоку-мару» имели водоизмещение 10 438 т и максимальную скорость до 21 узла. Намечалось использовать их для рейсов в обе Америки.

Боги обожают отважных. История одного боя
«Айкоку-мару» в 1943 году
Но с началом войны их переоборудовали во вспомогательные крейсеры. То есть, если переместить на нормальный язык, – рейдеры.

Основным вооружением были 140-мм орудия «Тип 3», каждый корабль нес их восемь штук. Кроме того, две 76-мм зенитки, два спаренных зенитных машины «Тип 96» калибром 25 мм, два спаренных 13,2-мм пулемёта и два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата. Вишенка на тортике – каждый рейдер имел по два гидросамолета. Без катапульты, истина, но с кранами, позволявшими быстро спускать на воду и поднимать самолеты с нее.

Боги обожают отважных. История одного боя

В общем, довольно стандартно для «вспомогательных крейсеров» того поре. Достаточно для того, чтобы устроить финал любому гражданскому кораблю, чем в целом эта сладкая парочка и занималась. Причем, будет успешно.

На счету японских рейдеров были к тому времени потопленные американские пароходы «Винсент» и «Малама», британский пароход «Элизия», захваченный голландский танкер «Генота», какой призовая команда доставила в Японию, и он вошел в состав Императорского флота под названием «Осё», новозеландский вооружённый пароход «Хаураки», включённый в состав флота как транспорт снабжения «Хоки-мару».

То кушать за весьма короткий срок два рейдера пополнили японский флот двумя кораблями. Плюс оба корабля регулярно снабжали топливом и продовольствием подводные ладьи, которые работали в районе.

В целом были заняты делом.

Утром 11 ноября юго-восточнее Кокосовых островов наблюдатели «Хококу-мару» заметили на горизонте маленький конвой — одиночный танкер в сопровождении эскортного корабля.

«Хококу-мару» повернул к ним, «Айкоку-мару» двигался в 6 милях вслед. Капитан 1-го ранга Хироси Имазато решил сначала потопить военный корабль, рассчитывая, что после этого танкер сам падёт без боя, как это ранее произошло с танкером «Генота» и вооружённым пароходом «Хаураки».

Точно говорят: хочешь насмешить богов – расскажи им о своих планах.

Сейчас стоит рассказать о тех, кого догнали бравые японские моряки.

Танкер был голландским, назывался «Ондина», но использовался (Нидерланды как бы уже бывальщины все) британским флотом. Корабль был по водоизмещению даже меньше японских рейдеров (9 070 брт) и мог передвигаться со скоростью целых 12 узлов.

Боги обожают отважных. История одного боя
Когда британцы поставили танкер себе на службу, то вооружили его одним орудием 102-мм и четырьмя зенитными пулеметами.

Боги обожают отважных. История одного боя
Истина, расчеты были не абы откуда, а вполне нормальными кадровыми британскими военнослужащими.

Вторым кораблем был корвет «Бенгал». Вообще по документам он проходил как минный тральщик, но как тральщики эти кораблики фактически не использовались, а вот в качестве эскортных кораблей вполне забежали.

Это была серия кораблей проекта «Батхерст», которую начали называть корветами. Корвет «Батхерст» имел стандартное водоизмещение 650 т и целое — 1025 т. и мог развить скорость до 15 узлов.

Боги обожают отважных. История одного боя
Фото “Бенгала” не нашел, это совершенно однотипный ему “Тамворт”
Вооружение варьировалось в подневольности от того, что было в наличии, но обычный набор состоял из одного 102-мм орудия Mk XIX и трех 20-мм «эрликонов». Для борьбы с подлодками служил гидролокатор-асдик «Тип 128» и до 40 глубинных бомб. Корабли обладали недурной мореходностью, поэтому широко использовались для сопровождения конвоев и десантных операция в Тихом и Индийском океанах в течении всей брани.

Итак, две 102-мм пушки против шестнадцати 140-мм и 12 узлов против 21.

В общем, как пел в песне Владимир Семенович, «расклад перед сражением не наш, но мы будем играть». Действительно, голландцам-индийцам-британцам не светило ничего, поскольку нежный нрав японцев был уже печально известен всем.

Наблюдатели с «Бенгала» заметили неизвестный корабль, и командир корвета лейтенант-коммандер Уильям Уилсон приказал развернуть корабль навстречу неизвестным, одновременно проколотив боевую тревогу.

Тут за первым нарисовался и второй рейдер, оба корабля шли без флагов, но британцы вполне распознали в кораблях японские вспомогательные крейсеры. Все сделалось печально.

Уилсон прекрасно понимал, что уйти не получится, у японцев огромное преимущество в скорости. Потому капитан принял решение приостановить рейдеры и дать возможность танкеру скрыться. И приказал по радио «Ондине» уходить самостоятельно, назначив точку встречи.
А сам отправился в заключительный и решительный бой навстречу рейдерам.

В целом мысль была неплоха: подойти к противнику на минимальную дистанцию, чтобы использовать свои зенитные машины. «Не убью, так отперфорирую». Видимо, Уилсон забыл о торпедных аппаратах у японцев, либо просто не знал.

Но японцев это тоже устраивало, они рассчитывали потопить назойливый корвет, а танкер захватить и отправить в метрополию.

И японские корабли открыли огонь по «Бенгалу».

Тут произошло очень удивительное событие. Мы никогда не узнаем, насколько отмороженным психом был капитан танкера Виллем Хорсман, но он был очень своеобразным товарищем.

Вместо того, чтобы попытаться исчезнуть, Хорсман прикинул шансы на успех (12 узлов против 21) и тоже пошел в бой!

А что? Орудие есть, боекомплект (аж 32 снаряда!!!) кушать, артиллеристы – британские профессионалы, умереть в бою намного лучше, чем гнить в японском концлагере или развлекая самураев в качестве объекта для пыток.

И Хорсман отдает команду тоже шагать в бой!

В общем, сборная Британского Содружества и Нидерландов атаковала японские рейдеры.

Как я предполагаю, японцы промахивались потому, что их душил смех. Ничем другим, как самоубийством, такую атаку не назовешь. С другой стороны, по кодексу самурайской чести все было просто роскошно, экипажи британских кораблей играли на одном поле с японцами.

Да как…

Третий выстрел «Ондины» попадает в рубку «Хококу-мару». Туда же прилетает шестой выстрел «Бенгала». У японцев наблюдается кое-какая растерянность…

«Айкоку-мару» тоже начал стрелять по «Бенгалу», однако попасть в эту мелочь оказалось делом не простым. А вот потом случилось то, что поставило ситуацию с ног на башку. В «Хококу-мару» попадает ещё один снаряд.

Споры о том, кто попал, велись очень долго. Понятно, кто экипажи обеих кораблей стояли за то, что это они, но в любом случае, снаряд, посланный британскими артиллеристами, попал.

И попал не просто куда-то, а в торпедный аппарат правого борта, стоявший под навесной площадкой, на какой располагался гидросамолёт.

Обе торпеды в аппарате, понятное дело, взорвались. Самолёт выбросило за борт, но улетая, он посбивал бочки с горючим, топливо растеклось и занялось, а потом шарахнуло еще раз. Когда окончательно сдетонировали бочки с бензином, а от них боекомплект орудия №3, которое тоже отстрелялось.

Куцей, показательный такой ролик на тему противопожарной техники безопасности.

По итогам фейерверка в кормовой части правого борта образовалась пробоина, достигшая ватерлинии. «Хококу-мару» начинов крениться на правый борт и понемногу тонуть. Хотя стрелять по «Бенгалу» японцы не переставали и в конце концов, все-таки угоди.

Правда, британцы засадили еще несколько снарядов в рубку «Хококу-мару», но это уже ни какого существенного воздействия не возымело. А вообще и так все шло неплохо, рейдер немного того, что горел, так еще его и потушить не могли никак.

«Хококу-мару» строился не как военный и поэтому не имел нужного количества внутренних переборок, а система пожаротушения рассчитывалась не на пылающий сотнями литров авиационный бензин. В итоге огонь, вызванный бензином, добрался до машинного отделения, а вскоре вышло из построения всё электроснабжение корабля.

«Хококу-мару» вышел из боя и прекратил стрелять.

На «Бенгале» решили, что самое время рвать когти, потому что «Айкоку-мару» был невредим, а вот на корвете снаряды закончились. Потому британцы разрешили, что все, хватит, попытались скрыться за дымовой завесой, но дымовые буи не сработали. И японцы начали преследовать корвет, одновременно пытаясь все-таки в него угодить, хотя бы ради приличия.

Попали. Снаряд разорвался в корме, в офицерских каютах. Жертв не было, поскольку офицеры бывальщины заняты делом, возник пожар, которые смогли быстро потушить.

Японцы оказались в сложном положении. С одной сторонки, «Бенгал» демонстрировал желание свалить с вечеринки, попасть в крохотный корвет получилось, но на корвете смогли все-таки включить постановку дымов. С иной стороны, «Ондина» тоже собралась куда-то в сторону горизонта. Но сотоварищ по рейдерству явно чувствовал себя не очень.

Образцово через час после начала сражения, капитан Имазато, командир «Хококу-мару», получил крайне неприятное известие о том, что огонь немного того, что не смогли потушить, так он еще подбирается к кормовому артиллерийскому погребу.

Капитан Имазато отдал приказ экипажу покинуть корабль, но сделать это не все поспели, потому что буквально через несколько минут «Хококу-мару» взорвался. Столб дыма и пламени поднялся на сотню метров, а когда дым рассеялся, на поверхности моря оставались лишь мелкие обломки. Из 354 членов экипажа погибло 76, в том числе командир корабля.

Японцы были откровенно шокированы таким раскладом, и… пропустили «Бенгал», который под прикрытием дымовой завесы умудрился уйти.

Капитан Уилсон приказал выяснить повреждения. Из примерно двухсот выпущенных по «Бенгалу» 140-мм снарядов в корабль угодило всего два. Соответственно, все надстройки были посечены осколками, имели место две пробоины выше ватерлинии, повреждена обмотка размагничивания, но все 85 членов экипажа бывальщины целы. Никто не был даже ранен.

Не обнаружив «Ондину» в точке встречи, Уилсон приказал двигаться на остров Диего-Гарсия. Там Уилсон доложил, что «Ондина» погибла.

Британское командование оценило бой «Бенгала» и все моряки бывальщины награждены, а Уилсон получил орден “За выдающиеся заслуги”.

Так как повреждения «Бенгала» были весьма незначительны, то после короткого косметического ремонта он продолжил службу. По завершенье войны остался в составе Индийского военного флота и еще долгое время служил в нем в качестве патрульного корабля. На слом «Бенгала» послали только в 1960 году.

А с «Ондиной» все было несколько вразрез с докладом Уилсона. «Айкоку-мару», потеряв из виду «Бенгал», поворотил обратно, решив разобраться с танкером, в который все-таки попало несколько снарядов.

Естественно, рейдер легко догнал танкер, какой уже расстрелял свой огромный боезапас из 32-х снарядов. «Айкоку-мару» открыл огонь фактически в упор, и капитан Хорсман, будучи человеком оригинальным, но не безумным, приказал застопорить танкер и поднять белый флаг, а команде — покинуть судно.

К сожалению, пока спускали свой флаг и поднимали белоснежный флаг, японцы успели выпустить еще несколько снарядов. Последний попал в рубку, и отважный голландский капитан был убит.

Команда смогла спустить на воду три спасательные шлюпки и два плота, и основы отходить от обреченного корабля.

«Айкоку-мару» подошёл на пару кабельтовых к «Ондине» и выпустил в его правый борт две торпеды. Танкер после взрывов накренился на 30º, но остался на плаву.

Японцы тем порой занялись привычным им видом спорта, то есть, стрельбой по шлюпкам. Стреляли, надо сказать, очень плохо. Примерно так же, как по кораблям из орудий. Из экипажа «Ондины» погибло кроме капитана четверо: старший механик и три машиниста.

Закончив забавляться стреляя по безоружной команде танкера, японские моряки решили, что надо бы заняться спасением своих коллег с утонувшего «Хококу-мару».

Вероятно, именно это и спасло команду «Ондины» от полного уничтожения. Кроме того, японцы явно нервничали, не будучи уверенными в том, что с британских кораблей не подали сигналов тревоги и в зона не спешат британские или австралийские крейсера.

Потому выловив из воды остатки экипажа рейдера-неудачника, на «Айкоку-мару» обнаружили, что танкер упорно не желает утопать. Тогда по «Ондине» выпустили последнюю имевшуюся торпеду и… промазали!!!

В принципе, логично, если японцы реально начали волноваться.

Можно было бы добить орудиями, но капитан «Айкоку-мару» Томоцу решил, что и так сойдет. Танкер рано или поздно, но утонет, потому рейдер раскатался и ушел в Сингапур.

Но «Ондина» не затонула. Когда «Айкоку-мару» скрылся за горизонтом, в болтающихся на волнах шлюпках разгорелась нешуточная дискуссия. Зачисливший на себя командование первый помощник капитана Рехвинкель приказал команде вернуться к танкеру и заняться спасением.

Людей пришлось убеждать довольно долго и не без оснований, посколько изрядно покореженный корабль мог утонуть в любой момент.

Однако команда оказалась под сделаться своему капитану, и группа добровольцев под командованием второго помощника Баккера и инженера Лейса поднялась на борт. Оказалось, что все не так нехорошо: машина не повреждена, переборки целы, а поступление воды можно остановить.

Хотя, конечно, японцы хорошо отделали «Ондину». В танкер угодило шесть снарядов: два в носовую часть, три — в мостик и надстройку, ещё один — в мачту. И две торпеды в борт.

В итоге решили бороться за живучесть. Пожар потушили, завели пластыри, наклон выпрямили путём контрзатопления отсеков.

Через 6 часов безумной работы был запущен судовой дизель и «Ондина» потащилась назад в Австралию.

На танкере ничего не знали о судьбе «Бенгала», что сыграло злую шутку. «Ондина» запросила помощи в эфире отворённым текстом, поскольку все секретные шифры и коды были выброшены за борт перед тем, как команда покинула корабль.

Так как экипаж «Бенгала» уже добрался до базы и известил, что «Ондине» хана, то радиограммы с просьбой о помощи были восприняты как ловушка от коварных японцев. И на призывы решено было не реагировать. Желая вообще-то можно было бы послать боевой корабль, но видимо, в том районе не оказалось ничего подходящего.

Через неделю, 17 ноября, подбитый танкер был замечен патрульным самолетом в 200 милях от Фримантла. а на следующий день вошёл в гавань Фримантла, преодолев за неделю 1400 миль.

Примечателен финал истории.

О «Бенгале» и его экипаже я уже произнёс, с «Ондиной» вышло почти так же. Весь расчёт 102-мм орудия танкера наградили Голландским бронзовым крестом, а капитан Хорсман посмертно был удостоен титула рыцаря Военного ордена Вильгельма 4-го класса.

Учитывая, как японцы отработали танкер, его решили не восстанавливать, а превратили в бензоколонку для американских подводных лодок, исключив из списков флота и поставив на прикол в бухта Эксмут на западном побережье Австралии, где была база американских подводников.

Однако уже в 1944 году, когда театр военных поступков начал расширяться, началась нехватка танкеров для снабжения войск и кораблей. «Ондину» решили возродить и отремонтировать. И танкер отправился на ремонт в США, причем пришлось ползти почти три месяца!

Отремонтировали «Ондину» в Тампе, штат Флорида, причем сделали это будет качественно, так что танкер прослужил до 1959 года и был отправлен на слом всего на год раньше «Бенгала».

Больше, правда, корабли не встречались.

А вот кому не повезло, так это «Айкоку-мару». После возвращения в Сингапур корабль устремили в Рабаул. Там рейдер был фактически разжалован из крейсеров, разоружен и использовался дальше в качестве транспорта. Был потоплен в лагуне острова Трук (Каролинские острова, Микронезия) во пора операции «Хилстон» американской авиацией.

Капитан Оиси Томоцу провел полгода под следствием, в апреле 1943 года был сброшен с должности командира судна и переведён в береговую службу.

В качестве заключения.

А не зря говорят, что боги покровительствуют храбрым и смелым. Фактически самоубийственная штурм корвета и танкера на вспомогательные крейсера обернулась торжеством боевого духа британских моряков и их союзников и просто кошмарным унижением японцев.

Случай помог? Не случается таких случаев. Точный прицел, не дрожащие руки и все прочее – и вот вам результат.

Было что-то такое, нашенское, в этом бою. Потому в качестве демонстрации почтения к британцам, голландцам, индусам и китайцам поставил к этой истории такой вот эпиграф.

Источник


Боги обожают отважных. История одного боя