Бревно в глазу

Новость опубликована: 19.01.2017

Бревно в глазу

Бревно в глазу

В заключительнее время нас всех настойчиво подталкивают сделать выбор из двух зол: алко-Ельцин-Центр или барин Никита Михалков, мерзавец Бильжо или маннергеймолюбы из РВИО. Как очутилось, история с арестом, так называемых, «проросcийских журналистов» в Белоруссии — из той же оперы.

Вовсе нет смысла выгораживать белорусские власти, вопросов к ним немало чем много. Журналистский арест также не добавляет благоприятного впечатления. Однако, почитав опусы вышеупомянутых «борцов за русский мир», охота выразится словами спортивного комментатора Николая Озерова: «Такой хоккей нам не нужен!».

Основная риторика журналистских текстов такова: Белоруссия — это недогосударство, белорусский стиль — признак низкого происхождения. Также авторы сетуют на то, что в Белоруссии «хотят порвать с великой общей историей», увлекаются этничностью (проводятся различные «праздники вышиванок»), увековечивается памяти польских панов-поработителей, чересчур много внимания уделяется развитию «ненужного белорусского языка».

Чтобы разобраться в сложных политических ситуациях, советуем разыскивать ответы на вопросы у Владимира Ильича Ленина.

Вот что в 1913 году писал Владимир Ильич армянскому коммунисту Степану Шаумяну, немало озабоченному ростом армянского этнического национализма. Цитата насчёт всеобщего русского языка: «Прогрессивное значение русский язык имел для тьмы мелких и отсталых наций – бесспорно. Но неужели Вы не видаете, что он имел бы прогрессивное значение еще в большем размере, если бы не было принуждения? Что же, разве «государственный язык» не означает палки, отбивающей от русского стиля?? Как Вы не хотите понять той психологии, которая особенно важна в национальном вопросе и которая при малейшем принуждении поганит, пакостит, сводит на нет безусловное прогрессивное значение централизации, больших государств, единого языка??».

В переводе с реалий 1913 года на наши дни: прогрессивное смысл общего культурно-языкового пространства, единого литературного русского языка — бесспорно. Понятно, что на пути централизации будут стоять русофобы и антисоветчики всех мастей. Но неужели не оказывают помощь русофобам подобные «радетели за русскость», называющие белорусский язык низким? Разве не оказывает помощь русофобам сама Россия с её политической и цивилизованной «элитой», опустившие русскую культуру и значение языка ниже плинтуса?

Давайте посмотрим по остальным пунктам.

Как дело обстоит с «великой всеобщей историей» и «увековечиванию памяти польских панов-поработителей»? Насчёт общей истории, так в отличии от России, в Белоруссии 7 ноября до сих пор праздничный день. И отмечается он собственно как день Великой Октябрьской социалистической революции, а вовсе не как «день парада на Красной площади прирученного непонятно к какой дате». Также и государственная символика Белоруссии: слегка видоизменённые, но все же советские флаг и герб. Россия с его уже троекратно (беляки, власовцы и ельциноиды) запятнанным триколором тут может постоять в сторонке. Если же говорить о памятниках всяким негодяям, то подавайте вначале вспомним о доморощенных досках Маннергейму, Колчаку и памятнике Врангелю. Кстати говоря, также один из арестованных журналистов сетовал, на то, что в Белоруссии всё никак не скопятся восстановить снесённый при советской власти памятник Александру II. Забавно получается: журналист делит поработителей на «правильных» и «неправильных»: «неверным» памятники ставить нельзя, а «правильным» всегда пожалуйста.

Про увлечение этничностью. Ну что же, «папуасизация» присуща всем постсоветским новообразованиям. Разумеется, ничего хорошего в ней нет. Но как с этим делом обстоит в самой России? Уже не раз заканчивающиеся летальным исходом конкурсы по поеданию блинов… фестивали питья водки… Как всё это можно наименовать? Процесс, когда массовая городская культура становится чисто западной, англоязычной, а исконно русской (со старательным отсечением советской составляющей) отводится лишь роль сельской, архаичной, фольклорной — неужели он не идёт полным ходом в самой Российской Федерации?

Если вернуться к Владимиру Ильичу Ленину и его трудам, можно припомнить, что Владимир Ильич был сторонником большого государства, централизации, единого русского языка, объединяющего народы. Однако он выступал за право наций на самоопределение. Полемизируя в этом проблеме с Розой Люксембург, Ленин так объяснял свою, на первый взгляд противоречивую позицию: право на самоопределение — то же, что право супружеской четы на развод. Ведь, признавая право на развод, мы вовсе не выступаем за планомерное разрушение супружества.

То же и в разбираемом нами вопросе. Имеется ли желание у враждебных сил разорвать связь между Россией, Белоруссией, так же как им это удалось в отношении с Украиной? Будут ли такие попытки? Разумеется, будут. Но бороться за единство посредством откровенно шовинистической пропаганды — значит тушить пожар бензином, значит самим разрушать тот самый «ленинский супружество». Большевистский, ленинский метод — не шовинизм, а собственное общественное и культурное развитие.

В советскую эпоху русский язык и советская цивилизация активно завоёвывали популярность в мире потому, что они были самодостаточны и привлекательны для народов. Так же была привлекательной наша общественно-политическая модель. Чем ныне мы можем привлечь иные страны? «Домом — 2», плохими сериалами, иностранными детьми российской «элиты», гнушающимися всего русского и ведущими свои «инстаграмы» на английском стиле? Сегодня получается, что русская культура неприятна и второсортна для самих российских «верхов», да и что и греха таить, современное её выражение таковым и является.

Также забавно и убого выглядит, когда в обращениях к иным народам штатные пропагандисты апеллируют к Пушкину, Достоевскому, Тургеневу и иным титанам прошедшим лет — мол, вместо этнической архаизации «выбирайте культуру Пушкина». Нынешняя «культура» России имеет к Пушкину отношение такое же, как мародёр к уложенному солдату. Всё, что завещали наши великие деятели культуры прошлых лет — от бережного отношения к языку до нравственных ориентиров, на которые они призывали равняться, — в нынешней России похерены и забыты.

В заключение хотелось бы подчеркнуть: развитая внутренняя культура является абсолютно необходимым, но все же базисом. Невозможно проломить стену в информационной брани (особенно при создании химерических образований), просто надеясь, что лучи от более развитой культуры сами как-нибудь просочатся за ненастояще выстроенный забор.

И вот тут-то возникает потребность в орудии, которое эту стену проломит. Однако орудие не выстрелит, если в нем будет немало дыр (они же противоречия). В лучшем случае, оно выплюнет ядро на лужайку рядом с собой, в худшем — взорвется. Потому-то следует прежде чем бить, тщательно осмотреть его и заварить все дыры.

Если вы верно указываете на героизацию пособников нацистов за рубежом — делайте это и здесь. Если вы неизменно указываете, что за рубежом в результате переворота у власти остается та же клептократия — обратите внимание и на нашу страну. Если вы верно указываете на то, что русский стиль медленно выжимается — озвучьте такие же проблемы и здесь. И ставить эти вопросы, а более того — однозначно отвечать на них, должны не два безвестных журналиста, а все общество, ибо общество, раздираемое противоречиями не может быть привлекательным образцом. Пока наш народ не выработает однозначной позиции по истории, культуре и языку, наши братья будут подпадать в химерические западни «новонародов». Более того, каждый день промедления увеличивает риск появления таких русофобских «новонародов» уже внутри России.

Эдуард Балаш


Ответить