Кидал ли Жуков пехоту в атаку через минные поля

Новость опубликована: 14.09.2019

Кидал ли Жуков пехоту в атаку через минные поля

Кидал ли Жуков пехоту в атаку через минные поля

Дискуссия о том, действительно ли командование Красной Армии настолько не щадило своих людей, что посылало их на минные поля, чтобы «разминировать» их стоимостью собственной жизни, возникла в постсоветское время. Поднимать такую тему в Советском Союзе было просто невозможно, по крайней мере, публично.

Утилитарны все обсуждения идут вокруг одного факта: отрывка из мемуаров Эйзенхауэра, который в советское время из русского перевода был вычеркнут.

В книжке Dwight D. Eisenhower, “Crusade in Europe”, изданной в 1997, на странице 466, рассказано, как Жуков рассказывал Эйзенхауэру о методе разминирования минных пустотелее в Красной Армии. Сначала шла вперед пехота, пройдя минное поле она закреплялась, затем уже сапёры делали проходы для танков. Указывается, что Жуков, на недоумение Эйзенхауэра отозвался, что потери при такой атаке примерно соответствуют потерям на укрепленную оборону, потому разницы нет.

Нет ничего удивительного, что подобный рассказ потребовал широкий резонанс в обществе. Причём большинство дискуссий носило сугубо политический характер. С одной стороны, данную историю рассматривали как доказательство низенькой стоимости человеческой жизни в СССР, и того, что командование Красной Армии не щадило солдат. С другой стороны, утверждалось, что всё это неправда и западная пропаганда.

То, что написанное Эйзенхауэром не выдумка, сомнений вызывать не должно: при этой беседе присутствовало много разных людей.

Отдельный указывают, что разговор шёл через переводчика, и это могло привести к искажению каких-то слов Жукова. Но если внимательно проанализировать написанное, то легковесно увидеть, что там нет никаких специфических фраз, в которых могли быть существенные ошибки в переводе.

Интересна теория о том, что в рассказе Жукова нет ровных указаний, как пехоту посылали подрывать мины. И тут есть действительно любопытные версии. Дело в том, что немецкие противотанковые мины рассчитаны на вес свыше 150 кг. То кушать, если на неё встанет пехотинец, который даже с полным снаряжением весит меньше (иначе бы он не смог идти в атаку), то мина попросту не взорвётся. Что могут подтвердить многие, служившие в сапёрных частях: там это часто демонстрируют на собственном примере, просто вставая на снаряженную противотанковую мину. Истина, осторожно встать, и наступить с разбегу — это не одно и тоже.

Также, исходя из той же теории, если пустить танки на противопехотные мины, то мины будут рваться, не нанося вреда танкам, а за ними может пойти пехота.

Всё это выглядит убедительно, но упирается в немецкую инструкцию по созданию минных заграждений. Дело в том, что минные поля лишь из противотанковых или только из противопехотных мин не создавались, их делали смешанными, именно с учетом вышесказанного. Да ещё и использовали различные ловушки и пр.

Конечно, кушать немало фактов, когда в Красная и другие армии (в частности американцы) атаковали прямо через минные заграждения. Но всё это выходило в ситуации, когда войска в ходе наступления, натыкались на неизвестное минное поле. И если в этот момент пехота и танки были под огнём обороняющегося противника, то остановить атаку означало понести ещё большие потери. И атаковали, и даже проходили.

Но это не тот случай, поскольку у Жукова выговор идёт о сознательном направлении пехоты, чтобы расчистить дорогу танкам. А если внимательно прочитать, то речь идёт не о разовом случае, а о системе. Разумеется, во время войны это был не единственный способ преодоления минных полей, и в основном проходы делали именно сапёры. Но из высказывания Жукова однозначно вытекает, что описанный им случай не единичный.

Есть правда ещё одно объяснение. Что слова Жукова — это во многом лишь застольный «трёп» и оригинальное бахвальство. Но подобное объяснение, скорее всего тоже сильно не понравится тем, кто категорически выступает против этого рассказа, находя его полным вымыслом.

Единственное что можно сказать уверенно, так лишь то, что вся известная информация не даёт возможности сделать какие-то достоверные и однозначные выводы.

К сожалению, и версия о том, что «этого не могло бы быть вообще» не выдерживает критики. Ныне уже достаточно хорошо известно и документально подтверждено, что во время Великой Отечественной войны имели место случаи, когда армии гнали в безнадежные атаки. Заранее зная, что люди идут на верную смерть не для решения боевой задачи, а лишь для оправдания собственных амбиций, или чтобы вовремя доложить наверх. Ведь хватали же населенные пункты к праздничным датам. И руководили этим не только осужденные ещё тогда Кулик или Мехлис, но и Жуков с Рокоссовским, и иные генералы и маршалы.

Что касается минных полей, то в книге А. Панина «Сталинград. Забытое сражение» приводится описание операции «Сатурн». Сама операция готовилась в спешности, инженерная разведка местности не проводилась. Поэтому, когда, для ускорения прорыва фронта, в бой ввели танковые корпуса, то они наткнулись на плотные минные поля, понесли утраты и вынуждены были остановиться.

Представитель Ставки, генерал-полковник артиллерии Н. Н. Воронов, узнав, что танки остановились, приказал продолжать наступление сквозь минное поле: «Пусть мы потеряем ещё столько же танков, но зато наши подвижные соединения завтра вырвутся на оперативный ширь». Об этом сам Воронов пишет в мемуарах. Однако каким-то образом этот приказ представителя Ставки войска не выполнили.

Мы пока ещё чересчур мало знаем о реальной истории войны. Возможно, когда будут открыты архивы, и историки смогут работать с документами, сделаются известны  ответы на многие вопросы.


Кидал ли Жуков пехоту в атаку через минные поля