«Буду воевать с грузинами»: отчего восстал Сухуми

Новость опубликована: 16.07.2019

«Буду воевать с грузинами»: отчего восстал Сухуми

16 июля 1989 года в Сухуми завязались массовые столкновения абхазов и грузин из-за открытия в городе филиала Тбилисского государственного университета. Жертвами беспорядков сделались 16 человек. События послужили прологом к будущей полномасштабной войне между двумя народами.

Грузино-абхазский конфликт в 1989 году усиленно набирал витки. В марте 30-тысячный сход абхазов в Лыхны потребовал выхода Абхазии из состава Грузинской ССР. В свою очередь, во время многотысячных митингов у Дома правительства в Тбилиси в апреле грузины провозгласили лозунги о самостоятельности Грузии от СССР.

Толчком к июльскому конфликту послужило открытие в Сухуми филиала Тбилисского государственного университета (ТГУ).

Часть народонаселения Абхазской АССР сочла такое решение ущемлением автономии.

На 16 июля были назначены вступительные экзамены, но еще накануне сухумский филиал ТГУ обступили крепкие мужчины, всем своим видом демонстрировавшие самые серьезные намерения. Довольно скоро произошли первые схватки. В ход были пущены палки и камни, холодное и даже огнестрельное оружие. Безопасность преподавателей и администрации филиала оказалась под угрозой. Абхазские активисты потребовали упразднения экзаменов. Со всей республики к ним стекались единомышленники.

Грузины группировались в парке имени Руставели у набережной Черного моря. От абхазов их отделяло итого несколько кварталов. Вечером 15 июля из-за незначительного повода здесь разгорелась ожесточенная драка. Победу справляли абхазы. Грузинам пришлось спасаться бегством или вплавь. Из окон филиала ТГУ абхазам стали показывать неприличные жесты. Разгоряченные парни ворвались в дом, устроив побоище и там.

«Всю ночь на 16 июля в Сухуми шла стрельба, — отмечается в книге Спартака Жидкова «Бросок небольшой империи». — Грузины заблокировали абхазов в центре города, на площади Ленина; грузинские вооруженные пикеты стояли на всех въездах в столицу республики; милиция была бессильна кончить столкновения. Тогда же через Гальский район на Очамчиру двинулись вооруженные отряды грузин и мингрелов – 20 тысяч обитателей Западной Грузии и 10 тысяч – Гальского района Абхазии, которые были остановлены абхазами у въезда в город, на мосту сквозь реку Галидзга».

Как писали газеты, положение значительно усугублялось из-за того, что 16 июля сразу в нескольких зонах Западной Грузии были совершены нападения на здания ОВД. Радикалы стремились захватить оружие, изъятое ранее у населения. Получив желаемое, они двинулись в Абхазию «на поддержка родственникам». На мосту через Галидзгу путь им преградили абхазы. Начался бой. Как утверждали очевидцы событий, совсем немного отделяло конфликт от перерастания в полноценную брань. В этом конкретном случае страсти удалось погасить подоспевшим подразделениям внутренних войск под командованием генерала Юрия Шаталина.

А в Зугдиди случилась атака на следственный изолятор.

Подследственные вырвались на свободу и разбежались. Среди них находились рецидивисты – неоднократно судимые за положительные преступления уголовники. В этом городе группировались родственники грузин, проживавших в Абхазии. Каждый вечер перед горкомом партии собирались многотысячные митинги.

«Мы с папой поехали в Сухуми, — узнать, что с родными, и если живы – забрать их, — рассказывал житель республики Эдуард Ласурия. – На Алом мосту нас остановили. Подошли человек 10, узнали, что мы абхазы, вытащили из автобуса. Нас стали бить. Рядом молча стояли четыре милиционера. Папа кричал, что мы и грузины – братья, но его ударили лопатой. Он упал и снова поднялся. Меня ударили чем-то по голове, и я утерял сознание. Когда я очнулся, отец был уже мертв. Я пойду и буду воевать с ними, пока жив».

Для оказания помощи пострадавшим из Тбилиси была устремлена большая группа медицинских работников, а также дополнительные контингенты грузинского и союзного МВД. К 20 июля к врачам обратились 444 человека с обеих сторонок. 3 тыс. из 20 тыс. отдыхающих срочно покинули Сухуми. После того, как присланные на подмогу силовики взяли Сухуми и Очамчир под контроль, противостояние перекинулось на линию между этими городами. Проезжавшие автомобили и автобусы поочередно останавливались абхазскими и грузинскими активистами. Представителей вражеской сторонки они вытаскивали из салона и после избиений брали в заложники.

Как писали «Московские новости» со ссылкой на представителей МВД, у абхазов и грузин было изъято свыше 300 колов огнестрельного оружия, 18 кг взрывчатки, 52 бутылки с зажигательной смесью. Внутренние войска освободили абхазских заложников, запертых в рефрижераторе в селе Багмарани.

Локальные перестрелки продолжились 17 июля.

Социальный транспорт в Сухуми не функционировал. Практически все магазины закрылись. Улицы зарастали мусором. 90% предприятий в главных городах Абхазии кончили работу. Въезд в республику был перекрыт. Милиции предписывалось проводить фильтрацию всех направляющихся в Сухуми с целью недопуска людей, способных еще немало осложнить обстановку. Забастовки продлились до 23-24 июля. В основном беспорядки носили стихийный характер, что позволило относительно быстро их локализовать.

«В Тбилиси у дома Дома кино многолюдное скопление народа, — сообщал из этого города спецкор «МН». – Выступающие остро осуждают действия организаторов массовых беспорядков, приведших к человеческим жертвам, и требуют строгого наказания виновных».

Реакцией воль на события в Сухуми стало проведение пленума Абхазского обкома КПСС. В республиканском партийном руководстве, а также местном Совмине случились серьезные перестановки.

«Сухуми – первый из горячих точек город, в котором не был введен комендантский час, — отмечал генерал Шаталин. — Здешние начальники выбрали новую форму – особый режим, при котором солдаты задерживают ночных прохожих, а все полномочия остаются у штатских властей. Это осложнило работу военных. Мне известно, что общественность Абхазии еще до обострения событий просила ввести войска, опасаясь взрыва.

Однако устанавливать порядок комендантского часа в Сухуми руководство Грузии не посчитало необходимым».

Жертвами столкновений стали 16 человек. Ранения получили 239. После усмирения страстностей по республике прокатилась волна арестов. За решетку отправились, в том числе, отдельные местные правоохранители. Москва пыталась вести свою политику таким манером, чтобы не расстроились ни одну из сторон. Тем не менее, и абхазы, и грузины в итоге обиделись на центральную власть, подозревая ее в потакании своему противнику.

Сообразно заключению историка Жидкова, июльские события не принесли преимущества ни одной из сторон, но резко усилили поляризацию общества и выявили расстановку сил в грядущем широкомасштабном конфликте, определив Гудауту и Ткварчели как главные центры активности абхазов. На горизонте все отчетливее маячила война.

Ключ


«Буду воевать с грузинами»: отчего восстал Сухуми