Была ли «психическая штурм» на дивизию Чапаева

Новость опубликована: 01.10.2018

Была ли «психическая атака» на дивизию Чапаева

Была ли «психическая штурм» на дивизию Чапаева

В культовом советском кинофильме «Чапаев» (1934 год) есть и такой породивший множество мемов эпизод, как «психическая штурм» белогвардейцев. Одетые в чёрную форму офицеры идут стройными колоннами, в полный рост, без единого выстрела на позиции красноармейцев. Те поджидают их, лёжа за пулемётами…
— Прекрасно идуть! – говорит один.
— Тилигенция! – насмешливо откликается другой.
«Психическая атака» была взята из романа Дмитрия Фурманова «Чапаев», послужившего фабулой для кинофильма. Однако была ли такая атака в действительности?

Истоки и составные части мифа

Фурманов писал, что, во время наступления алых на Урале, после захвата 25-й стрелковой дивизией, которой командовал Василий Чапаев, плацдарма на реке Белой, белогвардейцы предприняли бесшумную штурм. Правда, при этом они надеялись, как считал Фурманов, не на то, чтобы своим презрением к смерти вызвать панику у красных, а чтобы вдруг подойти к их позициям и захватить их врасплох. Только поэтому белые не открывали огня.
Это уже потом в фильме братьев Георгия и Сергея Васильевых белогвардейская рать обрела лицо каких-то сверхлюдей в духе Ницще. Что и понятно – годом раньше в Германии к власти пришли нацисты, и подготовка (в том числе моральная) к брани с ними ставилась в долгосрочную повестку Советского государства. Поэтому образ врага – в данном случае белогвардейцев – приобретал новоиспеченную модификацию, мало отвечавшую исторической реальности.
Однако Фурманов действительно писал про «чёрные колонны», «офицерские батальоны» и «каппелевский полк». О психической штурму белых на плацдарм на Белой (такой вот получается каламбур) свидетельствовали многие ветераны гражданской войны. Называли и день – 9 июня 1919 года.

Бой на плацдарме: что случилось

На основании документов можно, наконец, установить, что происходило на данном участке Восточного фронта гражданской войны в тот день. В итоге контрнаступления, происходившего с 28 апреля 1919 года, войска красного Восточного фронта отбросили белогвардейцев от Волги в предгорья Урала. Развивая наступление, Туркестанская армия под командованием Михаила Фрунзе основы 25 мая операцию на уфимском направлении. 7 и 8 июня шли тяжёлые бои на реке Белой, в результате которых только дивизии Чапаева удалось форсировать её и создать плацдарм на её правом сберегаю. 9 июня белые атаковали плацдарм.
Согласно военно-историческому труду Николая Какурина «Как сражалась революция», «отдельный полки 25-й дивизии поколебались и осадили на переправы, но личный пример командования и начальников вскоре увлёк их вперёд, тем более, что противник в своих контратаках, по-видимому, истощил свои заключительные усилия». Из этого краткого описания видно, что бой 9 июня был весьма драматичным, и вся дивизия Чапаева едва не обратилась в бегство. Причём велика собственная заслуга комдива и комиссара в переломе ситуации.
Перейдя в контратаку, чапаевцы вечером того же дня вошли в Уфу. Бывший начальник штаба Западной армии Колчака генерал-лейтенант (в царской армии полковник) Константин Сахаров строчил впоследствии, что одной из причин неудачи контрудара белых войск в тот день стал переход одного из полков 6-й Уральской казачьей дивизии на сторонку красных.

Были ли на Восточном фронте белых офицерские части?

Какие же белогвардейские части атаковали в тот день дивизию Чапаева? В сегодняшнее время считается, что это были полки 4-й и 8-й пехотных дивизий, входивших в состав 2-го и 3-го Уфимских корпусов. Уральская дивизия, про которую написал Сахаров, была на другом участке фронта.
А что же пресловутые каппелевцы? Подполковник Владимир Оскарович Каппель летом 1918 года возглавил добровольческие отряды во взятой Чешским корпусом Самаре. Эти отряды сделались костяком формирования Народной армии в Поволжье, подчинявшейся Комитету членов Учредительного собрания. Осенью 1918 года армия влилась в всеобщий состав вооружённых антибольшевистских сил на востоке России (18 ноября их главнокомандующим стал вице-адмирал Александр Колчак). Каппель, сделавшийся к тому времени подполковником, а вскоре и генерал-майором, возглавил в них 1-й Волжский армейский корпус.
На 9 июня 1919 года части корпуса Каппеля вели бои нордовее, против 26-й и 27-й стрелковых дивизий РККА, и непосредственно в боях за Уфу не участвовали. Впрочем, даже если бы пресловутые «каппелевцы» атаковали дивизию Чапаева на плацдарме (о Каппеле по Уралу и Волге грохотала слава, и его войск красные боялись с лета 1918 года), то в ней всё равно не было ни офицерских батальонов, ни чёрных мундиров «корниловцев».

Вчерашние школьники

Но как же быть со подтверждениями многих участников боя? Не привиделись же им всем чёрные мундиры? Дело было в том, что в боях на плацдарме приняла участие рота охотников, пришедших в Белую армию буквально со школьной скамьи. Это были недавние выпускники реальных училищ, ещё не успевшие сменить ученическую конфигурацию на английское армейское обмундирование.
Как считает историк Павел Аптекарь, автор книги о Чапаеве, вышедшей в серии ЖЗЛ, полторы сотни тел погибших, одетых в чёрную форму учащихся реальных училищ, послужили после боя основой для легенды об элитных офицерских батальонах.
Видимо, самопожертвование безусых юнцов, кинувшихся в атаку на ветеранов Чапаева, было массовым, так как «с той стороны» после этого боя не осталось никого, кто смог бы рассказать о нём и опровергнуть предание о «психической атаке офицерских частей».