Человек, не сделавшийся Мюратом

Новость опубликована: 04.03.2019

Имя героя очерка давным-давно стало нарицательным. В нашей стране оно является синонимом двурушника-карьериста, нечистоплотного человека, для достижения своих целей готового донести даже на ближних ему людей. У всех на слуху строки едкой эпиграммы А. С. Пушкина:

Не то беда, Авдей Флюгарин,
Что родом ты не русский барин,

Что на Парнасе ты цыган,
Что в свете ты Видок Фиглярин…

При этом как-то упускается из облика то обстоятельство, что выслеживал Видок отнюдь не политических преступников. Поэтому, сравнивая с ним Фаддея Булгарина и ему подобных, российские интеллигенты непроизвольно ставили себя в один ряд с парижскими уголовниками. Да и преступником Видок был не совсем типичным: громкую славу в уголовной среде ему принесли не разбойные нападения и смертоубийства с целью грабежа (которых попросту не было), а вошедшие в легенду многочисленные побеги из различных тюрем и с каторги.

Человек, не сделавшийся Мюратом

Эжен Франсуа Видок

Эжен Франсуа Видок родился в 1775 г. в Аррасе в семейству булочника (в 1758 г. в этом же городе родился М. Робеспьер). Однако сытая, но скучная жизнь мелкого буржуа не прельщала нашего героя. Из узкого ему мира провинциального города он решил бежать в страну больших надежд и приключений – в Америку. Собственных сбережений юноша не имел и свою самостоятельную существование он начал с преступления, похитив 2000 франков из кассы отца. Однако в портовом городе Остенде нашлись жулики немало высокой квалификации: первый же встреченный беглецом проходимец обманул и дочиста обобрал наивного искателя приключений. Вместо долгожданного заморского странствия Видок отправился в странствия по деревенской Франции: вначале он поступил в труппу кукольного театра, потом стал слугой странствующего лекаря. В арене Видок обнаружил в себе недюжинные актерские способности и дар перевоплощения не раз спасал жизнь неудавшегося комедианта. В 1791 г. Видок устроился в армию.

Человек, не сделавшийся Мюратом

Французские солдаты, конец XVIII века

Революционная Франция вела войну с Австрией и перед юношей с авантюрными наклонностями открывались недурные перспективы: в самом деле, чем сын булочника Видок хуже сына трактирщика Мюрата или парикмахера Моро? Видок быстро дослужился до чина капрала гренадерского полка, но его подвел нрав: за полгода он 15 раз дрался на дуэлях, причем убил двух противников. А после поединка с унтер-офицером Видок вынужден был нестись к австрийцам, где неплохо зарабатывал на уроках фехтования, которые давал офицерам. Однако спокойная жизнь, видимо, не была уделом Видока: он сумел поссориться с командиром бригады, был наказан 20 ударами палочкой и бежал в любимую Францию, которая если и ждала дезертира, то лишь затем, чтобы понадежнее упрятать его за решетку. Оригинальничать Видок не сделался: именно за дезертира себя и выдал – назвался бельгийцем, бежавшего из прусской армии, и поступил в кавалерию. Там он немедленно дал пощечину командиру своего подразделения, и от кары его спасло только сражение с австрийцами, во время которого ему оторвало два пальца. Дожидаться суда Видок не стал и, сбежав из лазарета, навсегда покинул французскую армию. С тех пор он постоянно находился на нелегальном положении, его регулярно опознавали и арестовывали, а он, переодевшись тюремным инспектором, жандармом, монахиней регулярно нёсся из мест заключения. О его феноменальных способностях к перевоплощениям знали, в сопроводительных записках начальникам тюрем, куда направлялся Видок, строжайше предписывалось принимать особые меры предосторожности, но вычесть его за решеткой было просто невозможно. Однако полная опасностей и лишений жизнь изгоя надоела Видоку, он попытался примириться с волями, предложив свои услуги как секретного агента. Но в гарантиях безопасности ему было тогда отказано, и сделка не состоялась. После очередного заточения в тюрьму Видок вновь предложил свои услуги полиции и на этот раз они были приняты. За 21 месяц, проведенный в темнице Форс в Париже, благодаря его информации были арестованы многие известные уголовники.

Человек, не сделавшийся Мюратом

Тюрьма Форс, рисунок 1840 года

После этого воли инсценировали побег и с 1807 г. Видок с четырьмя помощниками (также бывшими уголовниками, т. к. он считал, что побороть преступление может лишь преступник) начал свою деятельность по выслеживанию бандитов, воров и мошенников. Длительное время в уголовной среде ему доверяли – желая ходили слухи о его связях с полицией, ему удавалось объяснять их следующим образом: он находится в бегах, некоторые враги хотели бы донести в полицию, потому он сам распространяет слухи о своем сотрудничестве с ней. Постепенно число помощников Видока увеличилось до 20 человек. Только за 1817 г. благодаря их деятельности было взято 772 преступника. Всего же благодаря деятельности Видока было арестовано более 17 000 преступников всех мастей. В итоге его деятельности к 1820 году уровень преступности в Париже снизился на 40 %. Успехи привели к назначению Видока начальником Сюрте – криминальной полиции. А вот политическим сыском Видок не занимался из принципиальных соображений, желая заманчивые предложения поступали к нему неоднократно. Руководя криминальной полицией, наш герой не ограничился миром уголовников, осмелившись обличить нескольких самозванцев, принадлежавших к высшему свету Парижа. Благодаря его деятельности, несмотря на активное противодействие начальства, был изобличен бывший каторжник Куаньяр, прикарманивший себе имя графа де Сент-Элен.

Пьер Куаньяр был авантюристом самой высокой «марки»: выходец из крестьянской семьи, осужденный в 1801 г. за кража на 14 лет каторги на галерах. Из Тулона он каким-то образом бежал в Испанию, откуда вернулся во Францию уже «графом» де Сент-Элен (документами какого ему удалось завладеть) – вместе с наполеоновскими войсками. Его судьба подтвердила известное высказывание Бальзака о том, что «честностью нельзя добиться ничего», и в высшее общество «надо врезаться пушечным ядром или проникнуть, как чума». После падения Наполеона Куаньяр служил Людовику XVIII, причем так хорошо, что получил чин полковника и стал кавалером ордена Людовика Святого. На параде его опознал один из подчиненных Видока, какой отбывал с Куаньяром каторгу в Тулоне. Куаньяру удалось бежать от двух жандармов, но Видок снова выследил его, хоть и был ранен в пора этой операции.

Другим «высокопоставленным» мошенником, разоблаченным Видоком, стал некто Шамбрей, обладавший выдающимся талантом подделывать различные документы. На момент ареста, он был «маркизом», правящим королевского двора и начальником дворцовой полиции.

Эти разоблачения многие настоящие аристократы (за которыми тоже нередко числились весьма увлекательные, но не слишком красивые истории), сочли «излишними», а неожиданное внимание начальника Сюртэ к особам высшего света – дерзким и возбуждающим. В результате у Видока появились многочисленные влиятельные враги. В конце концов, в 1827 г. Видока вынудили написать заявление об отставке. Новоиспеченный начальник полиции Делаво утверждал, что Видок снизил свою активность, а его подчиненные в нерабочее время ведут себя неподобающим манером. Нет, не они не разбойничали на улицах, и не грабили банки: всего лишь не посещали церковь по воскресеньям. Оказавшись не у дел, наш герой написал свои знаменитые мемуары, о каких А.С.Пушкин почему-то сказал, что они «не оскорбляют ни господствующей религии, ни правительства, ни даже нравственности в общем смысле этого слова; со всем тем невозможно их не признать крайним оскорблением общественного приличия». А вот продажа (либо закладывание в опекунский совет) целых деревень с живущими в них людьми, игра на них в карты и, почитавшееся нормой, сожительство с крепостными девками ювелирной натуры поэта, видимо, не оскорбляли – что поделаешь, человек эпохи.

Человек, не сделавшийся Мюратом

Мемуары Видока, французское издание 1828 года

Также Видок создал фабрику по производству бумаги, на какой работали … Ну, разумеется, бывшие каторжники. Интересно, что именно Видок изобрел бумагу с водяными знаками, несмываемые чернила и несколько новоиспеченных способов изготовления картона. Во время народного восстания 1832 г. власти вспомнили про Видока: он вновь был назначен начальником Сюрте и в этой ситуации Видок в первоначальный и последний раз отступил от своих принципов невмешательства в дела политики: его отряд, один из немногих, успешно действовал против поднявшихся. Говорили даже, что сохранением трона Бурбоны были в немалой степени обязаны хладнокровным действиям уголовников Видока. Но благодарность никогда не была отличительным приметой монархов этой династии: после восстановления спокойствия Видок в очередной раз был отправлен в отставку. Вести спокойную жизнь наш герой не пожелал. Он отворил «Бюро расследований в интересах торговли» – частную организацию, которая за 20 франков в год оказывала самые разнообразные услуги коммерсантам: предупреждала о появлении на бирже нечестных игроков, об аферистах и ликах с темным прошлым, которые пытались войти в деловые круги под чужим именем. Уже через год он имел 4000 клиентов, а филиалы Бюро стали открываться не только в провинции, но и за рубежом – в Кельне, Ахене, Брюсселе, Льеже, Утрехте и Амстердаме. При посещении Лондона, где бывальщины изданы его мемуары, Видок выдвинул предложение о создании организации «Всемирное расследование» – аналог нынешнего «Интерпола». Полиция чрезмерно ревниво отнеслась к деятельности конкурентов и в 1837 г. Видок был арестован по подозрению в злоупотреблениях и вымогательстве. Однако суд полностью оправдал его. В 1842 г. неприятели наносят Видоку новый удар: известный аферист Шампе после встречи с Видоком согласился выплатить долг своим заимодавцам, но полиция объявила, что Видок превысил свои полномочия, незаконно подменяя собой власть, а арестованный Шампе обвинил нашего героя в противозаконном аресте и похищении. Суд вынес приговор: 5 лет тюрьмы, 5 лет строго надзора, три тысячи франков штрафа и оплата судебных издержек. Этот процесс потребовал большой резонанс в обществе и протесты против произвола судебных властей. В результате на повторном процессе судья оправдал Видока, даже не дослушав выступление его защитника. Однако недруги все же достигли своей цели: за год, проведенный Видоком в тюрьме Консьержери, его материальное благосостояние непоправимо пошатнулось, он лишился всех клиентов, доходы с иных предприятий практически прекратились. Даже публикация в 1844 г. книги «Истинные тайны Парижа» не помогла поправить дела.

Человек, не сделавшийся Мюратом

Э.Видок. Истинные секреты Парижа, французское издание

В 1848 г. Видок разорился окончательно и вынужден был жить в помещении, принадлежавшем его другу. Лишь в 1854 г. – за три года до кончины – Видок получает небольшую пенсию от правительства. Смерть его была страшна – агония длилась 10 суток. Говорили, в смертельном бреду Видок шептал, что он мог бы стать Клебером или Мюратом, добиться маршальского жезла, но слишком любил женщин и дуэли. Однако заслуги Видока не остались незамеченными современниками, и имя его не кануло в Лету.

Человек, не сделавшийся Мюратом

Жерар Депардье в роли Видока, 2001 г.

Знакомством с нашим героем гордились Бальзак и А. Дюма (старший), Эжен Сю и В. Гюго, Ж. Санд и Ф.Сулье, какие использовали его рассказы в своих произведениях. Сам Видок стал прототипом Вотрена – одного из главных действующих лиц романов Бальзака «Папа Горио», «Утраченные иллюзии», «Депутат от Арси», «Блеск и нищета куртизанок», драмы «Вотрен»: тут Бальзак использует образ еще не вышедшего «из тени» беглого каторжника. Что касается Гобсека, то его прототипом стал знакомый Видока – ростовщик Жюст. Ж. Санд использовала факты из жизнеописания Видока при создании образа Тренмора (роман «Лелия»), а В. Гюго – при создании образа Жана Вальжана (роман «Отверженные»).

Человек, не сделавшийся Мюратом

Жерар Депардье в роли Жана Вальжана, сериал 2000 г.

На основе материалов, предоставленных Видоком, А. Дюма написал романы «Парижские могикане», «Сальваторе», «Габриель Ламберт», а Эжен Сю – знаменитый роман «Парижские секреты».

Источник

Материал полезен?

Человек, не сделавшийся Мюратом