Чем Ленин после революции желал заменить русский алфавит

Новость опубликована: 31.01.2019

Чем Ленин после революции желал заменить русский алфавит

Чем Ленин после революции желал заменить русский алфавит

В конце 1920-х годов в Советском Союзе всерьез решили перейти на латинский алфавит, причем латинизировать собирались практически все языки народов СССР. Что бы могло выйти из подобной языковой революции?

Алфавит революции

В России было несколько попыток переместить кириллицу на латинский шрифт, но самый мощный импульс возник сразу после Октябрьской революции. Тогда под руководством Луначарского была разработана цельная программа адаптации языков народов России к латинице. О такой необходимости заявлял и Ленин.

Только в 1929 году комиссия лингвистов во главе с профессором Николаем Яковлевым приступила к переводу на латинский азбука кириллицы, а уже год спустя выдала результат: итоговый проект предлагал сразу три варианта «русской латиницы», каждый из которых выделялся заменами букв «ы», «ё», «ю» и «я».

Зачем же советскому руководству понадобилось менять многовековые устои родного языка? Директор Института лингвистики РАН Владимир Алпатов называет этот процесс альтернативой русификации, проводимой царским правительством. Учитывая, что многие народы России все еще не имели своей письменности, разрешено было ввести интернациональный алфавит, доступный и понятный всем. «Азбука революции» должна была полностью вытеснить «кириллический отрыжка» отсталой России.

Идем в Европу

Многие историки лингвистическую латинизацию России объясняют не только желанием руководства края уйти от «архаики царизма», но и намерением создать базу для экспорта революции на Запад. Коммунистический интернационал требовал единого языкового пространства.

Фактически задача перековки кириллицы в латиницу была в русле идей европеизации Советской России, наряду с такими решениями, как переход на григорианский календарь или установление принятой в Европе меры весов.

Вот что строчил Ленин: «Если мы сейчас не введём необходимой реформы — это будет очень плохо, ибо и в этом, как и в введении, например, метрической системы и григорианского численника мы должны сейчас же признать отмену разных остатков старины».

Смешно до возмущения

Как только в СССР появились первые газеты с использованием латинского шрифта – тут же последовала реакция небезразличных граждан. Комментарии бывальщины примерно одинаковые: «Рабочие не хотят читать новых газет. Все смеются и возмущаются».

А ведь проблемы лежали на поверхности: латиница нехорошо подходила для передачи звукового строя русского языка. В латинском алфавите 26 знаков, в кириллице – 33. Даже перебежавшим на латиницу полякам приходилось пользоваться уточняющими звучание диакритическими знаками и двойными буквами. К примеру, в латинице нет буквы, значащей звук «ш», кириллические главные «е», «ё», «ы», «ю», «я», тоже не имеют латинских аналогов.

Для того чтобы целиком адаптировать латиницу в России нужно было менять и звучание нашего языка, подстраивая его под совершенно неудобный алфавит. А это выглядело бы как целейший абсурд. Не исключен вариант, при котором латиница использовалась бы как альтернативный кириллице алфавит (аналог двуязычия), но в таком случае мы бы столкнулись с совсем неупорядоченным использованием в письме двух языковых систем.

Трудно представить, в какую сумму обошлась бы нашей стране целая замена алфавита, учитывая, что латинизировать пришлось бы десятки, а то и сотни языков народов России. Очевидно, индустриализация была бы прочерчена с огромным опозданием, и как результат – промышленное отставание от развитых стран Запада и неготовность к мировой войне.

Еще одно плачевное последствие латинизации – отсутствие возможности у подрастающего поколения знакомиться с богатейшим литературным наследством России. А здесь благодатная почва для разного рода манипуляций и искажения реального исторического пошлого.

На чужом опыте

А ведь ныне перед нашими глазами есть печальный опыт перевода кириллицы на латиницу в Узбекистане. Если пройтись по сегодняшнему Ташкенту, то можно увидать пестрый калейдоскоп латинских и кириллических надписей, которые зачастую демонстрируют неуклюжее смешение алфавитов, например, «Хiмchistka». Учитывая, что узбеки кириллический звук «Ц» могут передавать не лишь сочетанием «Tc», но и буквой «S», получаются совершенно анекдотические вывески типа «Kolbasa sexi» (Кобасный цех).

Не удалось нашим узбекским товарищам полностью перейти на латиницу и в области делопроизводства. Возникла путаница имен, фамилий, топонимов. Расхлебывая заваренную своими дланями «лингвистическую кашу», власти Узбекистана, наверное, не раз пожалели о скоропалительном решении отказаться от кириллицы.

В свое время русский лингвист Николай Трубецкой помечал, что кириллица гораздо лучше, чем латиница передает звучание тюркской речи. Для примера возьмем кириллический алфавит Казахстана, какой в скором времени тоже латинизируется. Он имеет 42 буквы – 33 русской кириллицы и 9 дополнительных, в то время как латиница может предложить лишь 26 литеров.

В конце 20-х годов сотрудники советской комиссия по переходу на латиницу сделали вывод: «Когда меняется алфавит, огромное число населения на определенное время становится неграмотным». Неужели власти СССР, столько усилий направившие на повышение уровня образованности народонаселения, могли допустить возвращение этого культурного анахронизма?

Идеям Луначарского воплотиться в жизнь было не суждено. Сталин потребовал кончить разработку плана замены кириллицы в русском языке на латиницу, «а равно и прекратить всякую дискуссию о реформе русского стиля в связи с её угрозой бесплодной и пустой растратой сил и средств государства». И проект был свернут.

Современные специалисты утверждают, что русифицированную латиницу Яковлева все же можно использовать, так, для транслитерации русских слов в интернете. Однако в целом эта идея в обозримом будущем нашей страны перспектив не имеет.


Чем Ленин после революции желал заменить русский алфавит