Что чекисты разыскивали у маршала Жукова во время обыска в 1948 году

Новость опубликована: 13.02.2020

Что чекисты разыскивали у маршала Жукова во время обыска в 1948 году

Что чекисты разыскивали у маршала Жукова во время обыска в 1948 году

В январе 1948 г. на даче у маршала Победы, Георгия Жукова, в подмосковном поселке Рублево прошел обыск. Разумеется, без ведома Сталина подобное было невозможно. Зачем же Сталину понадобилось обыскивать дачу своего самого прославленного и популярного полководца?

Дело в том, что Сталин собственно из-за популярности Жукова начал подозревать его в политических амбициях (это тогда называлось «бонапартизмом»). В конце концов, ведь американский генерал Дуайт Эйзенхауэр сделался в итоге политиком и президентом США, так что и Жуков теоретически мог возжелать политической славы! Очевидно, во время обыска искали улики, какие свидетельствовали бы о его заговорщических планах: какие-то списки подпольщиков, запрещенные книги или проекты документов для публикации после якобы планируемого переворота. Но ничего подобного не отыщи — маршал был чист и предан делу коммунизма и Сталину. Однако, согласно протоколу обыска (см. «Военные архивы России». М., 1993), отыщи все же немало интересного, трофеев, вывезенных из побежденной Германии:

«шерстяных тканей, шелка, парчи, панбархата и других материалов – итого свыше 4000 метров;

мехов – собольих, обезьяньих, лисьих, котиковых, каракульчевых, каракулевых – всего 323 шкуры;

шевро [прим.: ювелирная кожа для обуви] высшего качества – 35 кож;

дорогостоящих ковров и гобеленов больших размеров, вывезенных из Потсдамского и др. дворцов и домов Германии – итого 44 штуки…

ценных картин классической живописи больших размеров в художественных рамках – всего 55 штук […];

дорогостоящих сервизов, столовой и чайной посуды (фарфор с художественной отделкой, хрусталь) – 7 вящих ящиков;

серебряных гарнитуров столовых и чайных приборов – 2 ящика…»

Помимо всего этого, Жуков хранил еще и 8 дорогих аккордеонов, 20 уникальных немецких охотничьих ружей, масса ценных немецких книг, золотые и серебряные драгоценности (сотни изделий, одного только серебра на 30 кг), вазы, фигурки и многое другое. Сама дача была обставлена дорогой мебелью, маршал и его семья ели с трофейной посуды и т.д. Ничем советском на даче Жуков не пользовался, ведь и иноземные вещи девать было некуда. Дорогие картины висели даже на кухне, а два полотна с изображением обнаженных женщин висели над койкой полководца.

Кто же устроил этот обыск и подписал протокол? Этим человеком был министр госбезопасности СССР генерал Виктор Семенович Абакумов. Трофейный компромат на Жукова позволял контролировать маршала и предотвращать его вероятную политическую активность. Так как на даче не было обнаружено ничего, что говорило бы о политической неблагонадежности полководца, то Сталин его простил.

Конечно, всем было удобопонятно, что весь этот обыск — комедия. Весь все знали, что советские полководцы вернулись с войны не с пустыми руками. К примеру, маршал Конев увез с собой доля знаменитой Дрезденской галереи. Кроме Жукова, трофеи в несметных количествах нашли и конфисковали у его друзей, генералов Телегина и Крюкова. Их обоих, а также супругу Крюкова, певицу Лидию Русланову, взяли, «роя» под Жукова яму. В ЦК маршалу «влепили» выговор за незаконное награждение Руслановой орденом Отечественной войны. О семи «жуковских» вагонах, какие из Германии отправились к ему на дачу, в МГБ знали еще с 1946 г. и доложили тов. Сталину. Но лишь в 1948 г. это дело «раскрутили». Помимо обыска, был взят адъютант маршала, Семочкин, подтвердивший, что Жуков привез в СССР горы трофеев. Протокол обыска, формально устроенного ради розыска незаконно вывезенных из Германии драгоценностей, Абакумов тоже отправил Сталину.

Маршалу Победы пришлось объясниться перед ЦК ВКП (б) и написать два дня спустя после обыска, что он «алчный», «влёкся к присвоению трофейных ценностей» и что он признает «серьезной ошибкой, что много купил для семьи…», а также считает себя виновным в том, что не отдал «барахло». Жуков оправдывался, что все обнаруженное добро, как он якобы полагал, будет принадлежать МГБ, как и сама дача. А самое главное, он уверял, что «на деле никогда не был нехорошим слугою партии, Родине и великому Сталину».

Видимо, эти слова Сталина вполне удовлетворили, и игра, начатая Абакумовым и Л. Берией против Жукова, сорвалась. Абакумов и Берия, очевидно, и сами не лишенные политических амбиций и желавшие угодить Сталину, угадывали подозрения вождя в касательстве полководца, а заодно и убирали конкурента в предстоящей борьбе за власть (все понимали, что Сталин уже постарел и осталось недолго). Кроме того, Абакумов прикарманил себе часть обнаруженных у Жукова драгоценностей (см. Громов А. «Жуков. Взлеты, падения и неизвестные страницы жизни великого маршала»). Опального маршала Победы за его «непартийное» поведение и «трофейное дело» выслали командовать Уральским военным округом.

Лишь в 1952 г. Сталин Жукова вернул и ввел в ЦК КПСС, убедившись в его лояльности. Жуков на Сталина зла не содержал, говорил, что это «Берия подогревал» у вождя чувство зависти к его славе не один год, и поэтому все так произошло. Жуков полагал, что Иосиф Виссарионович желал назначить его и министром обороны, но умер, не успев это сделать. Кстати, самому маршалу пришлось не так плохо, как его приятелям, арестованным ради сбора на него компромата. Так, певицу Лидию Русланову отпустили из Владимирского централа только после смерти Сталина, и она вернулась в Москву (кстати, даже под давлением так и не дав на Жукова нужных Абакумову свидетельств). А Жукову предстояло попасть в новую опалу, на сей раз – хрущевскую… Но еще больше не поздоровилось Абакумову, за политические репрессии расстрелянному в 1954 г.


Что чекисты разыскивали у маршала Жукова во время обыска в 1948 году