Что мастерили Хрущев, Андропов и Черненко во время Великой Отечественной

Новость опубликована: 19.07.2018

Что делали Хрущев, Андропов и Черненко во время Великой Отечественной

Что мастерили Хрущев, Андропов и Черненко во время Великой Отечественной

Всем известно, что единственным главой Советского Союза, воевавшим на фронте в Великую Отечественную, был Л.И. Брежнев. Н. Хрущеву, Ю. Андропову и К. Черненко годы также позволял идти защищать свою Родину с оружием в руках — но их ждала другая судьба. Давайте посмотрим, чем занимались главы советского страны вместо того, чтобы сражаться вместе с всем советским народом.

Хрущев

В 1941 году Никите Сергеевичу Хрущеву исполнилось 47 лет. В тот этап он был членом ЦК КПСС и первым секретарем ЦК КП Украины, то есть фактически руководителем этой союзной республики. В те времена он был известен как весьма преданный И. Сталину коммунист, который послушно воплощал в жизнь репрессивную политику. Когда началась война, он стал военным комиссаром пяти фронтов полуденного, юго-западного и западного направлений. Проще говоря, он был штабным офицером высшего ранга. То есть в войне он участвовал, но как командующий, а не боец. Отметим, что военный опыт у Хрущева уже был — во время Гражданской войны он возглавлял отряд Красной гвардии, а потом был инструктором армейского политотдела.

Однако, судя по всему, такого эксперимента было явно недостаточно. Деятельность его в должности военного комиссара оценивается, скорее, негативно. К двум большим поражениям Советской армии — окружению советских армий под Киевом в 1941 году и неудачным боям под Харьковом в 1942 году – он имел прямое отношение.

Роль Хрущева в киевской трагедии разноречива. Многие обвиняют именно его в том, что советские войска, которым не поступил приказ отступать, были окружены. Однако это не так. Хрущев подобный приказ как раз отдал, причем не посоветовавшись со Сталиным. Но из-за того, что решение не было согласовано со ставкой, оно не вступило в силу и не дошло до армий.

В 1942 году Советская армия потерпела поражение под Харьковом, и немцы продвинули линию фронта к Кавказу. Наши соединения получили распоряжение сопротивляться до конца, хотя было очевидно, что из-за дефицита ресурсов город удержать не удастся. В итоге мы понесли вящие потери, немцы же смогли занять позиции, которые были более выгодными, чем те, которые бы им достались, если бы защитники Харькова отступили. Тут тоже имела место ошибка советского командования, которую часто приписывают Хрущеву. Однако ее совершил не он лично, а коллективный военный рекомендация.

Андропов

Юрию Владимировичу Андропову, возглавлявшему СССР с 1982-го по 1984 год, в 1941 году было 27 лет. В это время он, комсомольский активист, направлял работу Комсомола на территориях новообразованной Карело-Финской АССР. О его военном периоде официальные биографии Андропова сообщают кратко: в начине войны организовывал партизанское подполье, с 1942-го  по 1944 год под позывным Могикан занимался формированием комсомольского подполья на территории Карелии, оккупированной немцами и финнами. В книжке Ю. Шлейкина “Андропов. Карелия. 1940-1951 гг.” приводятся документальные свидетельства партизанской деятельности Андропова. Вот, например, фрагмент воспоминаний партизанки Сильвы Удальцовой:

“В июле 1943 года совместно с группой товарищей меня вызвали в ЦК Компартии КФССР и поставили перед нами задачу: проникнуть на территорию оккупированного Шелтозерского зоны, создать подпольные партийную и комсомольскую организации, установить прочные связи с местным населением, среди которого развернуть политическую труд, направленную на срыв мероприятий, проводимых оккупационными властями, сообщать необходимые разведывательные данные Центру.

… До нас в Шелтозере побывали складные ЦК партии республики Анна Лисицына и Мария Мелентьева, удостоенные впоследствии за мужество и отвагу звания Героя Советского Альянса. В Шелтозеро был направлен и работал И.И. Зиновьев и ряд других товарищей. Однако наладить постоянную работу подполья на длительный период не получалось. В нашу группу входили: Д.М. Горбачев – секретарь подпольного райкома партии, П.И. Удальцов – секретарь подпольного райкома Комсомола, М. Ф. Асанов – складной и я – радистка группы. Когда меня назначили радисткой, мне только-только исполнилось 19 лет.

Нас провожал Ю.В. Андропов, секретарь ЦК Комсомола нашей республики. Летели в тыл на четырех аэропланах У-2. Юрий Владимирович подходил к каждой группе, стоявшей у самолета, и говорил еще раз напутственные слова”.

Черненко

Константин Устинович, “самый удивительный правитель России”, стал Генсеком в 1984 году, будучи дряхлым и больным стариком.

Черненко родился в сибирской семейству, рос крепким парнем. Его мать была тофаларкой, а отец — украинцем. С молодости Константин был приучен к тяжелому труду, работал на приисках. В 1930-х его призвали в армию, где он вступил в Комсомол, разрешив стать активистом. В 1941 году ему исполнилось 30 лет. К этому времени он тоже был уже состоявшимся партийным деятелем — заведующим отделом агитации и пропаганды двух райкомов ВКП (б) в Красноярском кромке. В 1943 году его отправили на партийные курсы в Москву, которые он закончил в 1945-м. Стоит отметить, что сама по себе его тогдашняя место была низкой и не освобождала его от воинской обязанности. Судя по всему, не попасть на фронт крепкому молодому человеку помогла его сестра, какая работала заведующей орготдела Красноярского горкома и состояла в хороших отношениях с Аверкием Аристовым, возглавлявшим Красноярский край.