Что не так с кинофильмом «Корпус генерала Шубникова»

Новость опубликована: 27.05.2019

Что не так с кинофильмом «Корпус генерала Шубникова»

кадр из фильмаЧто не так с кинофильмом «Корпус генерала Шубникова»

Вышедший на советские экраны в 1980 году фильм «Корпус генерала Шубникова» не вошел в число самых популярных кинокартин о Великой Отечественной войне. Показывали его редко, обсуждали еще реже. При этом по своим художественным качествам фильм нисколько не уступает иным картинам на эту тему.

В постсоветское время стало понятно, что события фильма не то чтобы вымышлены, но не соответствуют действительности. В первую очередность это касается самой подоплеки положенных в основу сюжета событий.

Действие разворачивается во время Сталинградской битвы, когда армия Паулюса уже угодила в окружение, а Гитлер якобы планирует перебросить под Сталинград несколько танковых дивизий. Чтобы этому помешать, советское командование зачислило решение прорвать немецкую оборону на одном из центральных участков фронта силами механизированного корпуса под командованием генерал Шубникова, чтобы немцы поразмыслили, будто идет крупное наступление. Корпус попадает в окружение, несет большие потери, но срывает переброску немецких резервов под Сталинград.

В восьмидесятые никто не обсуждал сам факт того, что было зачислено решение пожертвовать целым корпусом. Сейчас бы эта тема могла вызвать резонанс, если бы события были приближены к реальности. Кинофильм действительно основан на реальных событиях, произошедших в 1942 году с 1-м механизированным корпусом под командованием генерал-майора, Михаила Дмитриевича Соломатина. Но кушать много важных отличий.

Начнем с того, что ни о какой переброске танковых дивизий из группы армий «Центр» под Сталинград выговор не шла и не могла идти. Под Сталинград для прорыва кольца окружения 6-й немецкой армии были переброшены войска с Кавказа (дивизия СС «Викинг») и из Европы (6-я танковая дивизия). Заключительная и составляла основную ударную силу армии Манштейна, прорывавшейся к Паулюсу. До этого дивизия находилась на отдыхе во Франции и должна была отправиться в Нордовую Африку, но была спешно переброшена на Восточный фронт. Подробности описаны в книге А. Панина «Сталинград. Забытое сражение».

1-й механизированный корпус Соломатина работал в рамках операции «Марс» по ликвидации Ржевского выступа немецких войск. На ноябрь 1942 года Красной армией одновременно проводилось несколько стратегических наступательных операций с «астрономическими» наименованиями: «Уран», «Сатурн», «Марс» и «Юпитер». Чуть позже планировалась операция «Полярная звезда».

Наиболее крупной по масштабам и по своему смыслу была операция «Марс». Но так как успешным из всех оказался только «Уран», то есть третья по счету попытка окружить немцев в зоне Сталинграда, то в советское время про остальные операции не писали. Был создан миф, что Сталинградская битва была самой крупной, к ней долго готовились и все фронты занимались лишь тем, что пытались оказать поддержка войскам Красной Армии на сталинградском направлении.

Операция «Марс» была очередной попыткой окружить немецкие войска в зоне Ржева, для чего в составе семи армий было сосредоточено более полутора сотен дивизий, 3375 танков и 1170 аэропланов. Впервые об этой операции отечественные читатели узнали из книги Дэвида Гланца «Крупнейшее поражение Жукова. Катастрофа Алой Армии в Операции “Марс” 1942 года». Позже о ней писали А. Исаев, Г. Колыванов, В. Бешанов и другие авторы.

В начале операции советские армии смогли прорвать фронт на нескольких участках. В прорыв были введены танковые, механизированные и кавалерийские корпуса. На участке 41-й армии Калининского фронта 1-й механизированный корпус после ввода был отхвачен фланговым ударом немцев и оказался в окружении вместе с двумя стрелковыми бригадами 6-го стрелкового корпуса.

Прорваться обратно окруженные армии могли, но приказа на выход из окружения генерал Соломатин не получил. Ему велено было удерживать захваченный район, так как руководивший операцией Г. К. Жуков надеялся продолжить наступление. Мехкорпус пытались снабжать по атмосфере, но из-за нелетной погоды полеты были нерегулярными и грузы чаще сбрасывались на территорию противника. Вскоре стало четко, что прорваться на этом же участке невозможно, и оставшиеся силы и резервы были переведены на другое направление, но это не дало результатов. Соединение Соломатина было фактически кинуто на произвол судьбы, какого-либо смысла в его нахождении в немецком тылу уже не было.

В окружении корпус сражался пятнадцать дней, пока целиком не кончились горючее, боеприпасы и продовольствие. Лишь после этого было получено разрешение на прорыв.

К началу операции 1-й механизированный корпус имел в своем составе 15 200 бойцов и 224 танка. В двух стрелковых бригадах, очутившихся вместе с ним в окружении и подчиненных Соломатину, было еще по 6000 человек в каждой. Из окружения вырвалось около 7000 человек, всю технику и тяжкое вооружение пришлось бросить.

Такая же судьба постигла и другие соединения, шедшие в прорыв. «Повезло» лишь тем, кто не смог прорваться и был разгромлен в самом начине. Остальных немцы отрезали ударами по флангам, и вынудили вести тяжелые бои в окружении. Так был разгромлен 2-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Крюкова.

Подобное выходило не только в операции «Марс». В самом начале Ржевской битвы, в начале весны 1942 года, в окружение попала цельная 33-я армия генерала Ефремова. Да и другие фронты имели подобные примеры, про 2-ю ударную армию хорошо известно. Неудивительно, что после извещений о таких «котлах» командующие армиями и корпусами Красной Армии очень неохотно шли на проведение операций по окружению немецких армий.


Что не так с кинофильмом «Корпус генерала Шубникова»