Что Петр I сделал со своей возлюбленной Марией Гамильтон

Новость опубликована: 14.08.2018

Что Петр I сделал со своей любовницей Марией Гамильтон

Что Петр I сделал со своей возлюбленной Марией Гамильтон

У нас в России тоже была своя леди Гамильтон. Как и известная Эмма Гамильтон, возлюбленная адмирала Нельсона, она была негустой красавицей, ее тоже окружали мужчины, которых смело можно назвать вершителями истории, и, наконец, российской леди Гамильтон, как и англичанке, весьма не повезло в жизни. Но на этом аналогии заканчиваются.

Фрейлина ея Величества

Мария Гамильтон жила на столетие раньше своей английской однофамилицы. Она выходила из шотландского обрусевшего рода, обосновавшегося в России еще во времена Ивана Грозного. Ее отцом был Виллем Гамильтон, состоявший в родстве с Артамоном Матвеевым — воспитателем Натальи Нарышкиной, маме Петра Великого. Впрочем, чиновники шотландскую фамилию «Гамильтон» писали на русский манер «Гамонтов», «Гаментов». Потому наша героиня по документам проходит как Мария Даниловна Гаментова.

Из хорошей семьи, родственница приближенных матушки императора, да еще и негустая красавица – неудивительно, что в возрасте 15-ти или 16-ти лет Мария оказалась при дворе в качестве фрейлины «ея императорского Величества Екатерины Алексеевны».

И совсем неудивительно, что прекрасную, ловкую, веселую Марию вскоре заметил и сам самодержец.

В «постельном реестре» императора

Петр I был большим охотником до женского пустотела. По свидетельства современников он вел даже некий «постельный реестр», куда включал своих «официальных» метресс. Его супруга Екатерина Алексеевна глядела на шалости супруга сквозь пальцы. Она прекрасно понимала, что ее положение императрицы достаточно шаткое. Лифляндская крестьянка, «портомоя», да что там, обозная девка, взлетевшая на верхушку власти в Российской империи по прихоти своего венценосного супруга, по той же прихоти могла в любой момент оказаться там, откуда пришла. И поэтому она не устраивала супругу сцен ревности, а «метресок» даже привечала, даря им подарки и придворные должности. Так Мария Гамильтон сделалась первой камер-фрейлиной. Ходили слухи, что они хотели даже заказать оформление свадьбы в москве

Царский денщик

Впрочем, увлечения императора длились недолго. После всех своих амурных авантюр он неизменно возвращался к «милому другу Катеньке». Так случилось и с Марией. Впрочем, одна она оставалась недолго, и вскоре завязала бурливый роман с царским денщиком Иваном Орловым.

Императорская чета в 1716 год отправилась за границу, Мария Гамильтон и Иван Орлов бывальщины в числе свитских. Как говорят, во время этого путешествия Орлов охладел к Марии. Чтобы вернуть чувства возлюбленного, Мария сделалась… воровать для него деньги и ценности у императрицы. Но и это не помогло: любовники часто ссорились,  Орлов даже поколачивал Марию.

Но кражи из царских покоев бывальщины не самым страшным преступлением Марии. Она трижды беременела и трижды избавлялась от детей. Два раза она вытравила плод каким-то зельем, а третьего ребенка родила и собственноручно задушила. Однако все это до поры до поре удавалось сохранить в тайне.

Царь по старой памяти, как говорили при дворе, иногда похаживал к своей «метреске» шотландского генезисы, однако это Марию вряд ли сильно радовало. Дальнейшие события покажут, что своего Ивана она и в самом деле любила не на шутку.

Розыск

Все вскрылось, как это и случается, совершенно случайно. Петр потерял какой-то документ, в гневе вызвал к себе денщика. Тот не разобравшись, в чем, собственно, дело, бухнулся на колени, да и выложил все, что ведает о фокусах своей любовницы.

Марию тут же препроводили под арест, и начался розыск, то есть, говоря современным языком «следственные поступки».

Розыск в те времена без пытки никогда не проводился. Даже если человек добровольно признавался во всем, его все равно пытали, поскольку почиталось, что без дыбы и кнута правды не добиться. Подвергли пытке и Марию. Она созналась и в кражах и в детоубийстве, но твердо стояла на том, что Орлов ни при чем, что крала у царицы и избавлялась от детей она без его ведома.

Казнь

Государь приговорил «Марью, девку Гаментову» казнить отсечением головы. За нее упрашивали обе царицы, и супруга императора, и вдовствующая царица Прасковья (жена Иоанна V, брата и соправителя Петра I), однако, Петр был непреклонен. Историки находят причиной такой суровости тот факт, что незадолго до того государь издал указ, согласно которому «зазорные дети» (то кушать, рожденные вне брака) не ущемлялись в правах, как это было заведено до сих пор. Напротив, были организованы госпитали, где непутевые девки могли принести в полной тайне под присмотром опытных повивальных бабок и оставить ребенка в приюте. Таким образом, Петр заботился о новоиспеченных рекрутах, новых работниках, как сегодня сказали бы, о демографической ситуации. Но есть и еще одна версия: один из уничтоженных Марией детей вполне мог быть и от самого Петра.

Как бы там ни было, но 14 марта 1719 года Мария была казнена на Троицкой площади в Москве.

Она показалась в белом платье, украшенном черными лентами, и была так грациозна и трогательна, что Петр вышел навстречу, подал ей руку и помог показаться на эшафот. По воспоминаниям современников,  толпа замерла в надежде на царскую милость. Петр что-то негромко сказал Марии, даже, как сообщают, приобнял ее, а затем… подтолкнул к палачу.

Когда казнь свершилась, Петр взял голову Марии, поцеловал ее в уста, а затем начинов рассказывать находящимся рядом людям  об анатомическом сложении шеи человека, демонстрируя при этом артерию и позвонки несчастной Гамильтон. Завершив свою жуткую лекцию, Петр еще раз расцеловал мертвые губы, бросил голову наземь и уехал.

Говорят, что голова Марии Гамильтон была заспиртована и долгое пора хранилась в Кунсткамере. Но это, видимо, не более чем легенда.