Что помешало союзникам взять штурмом Берлин еще 1944 году

Новость опубликована: 26.03.2020

Что помешало союзникам взять штурмом Берлин еще 1944 году

Что помешало союзникам взять штурмом Берлин еще 1944 году

Капитуляция берлинского гарнизона 2 мая 1945 года сделалась завершением разгрома нацистской Германии. Значимость падения Берлина для окончательной победы понимали и союзники. Почему же они не стали хватать его первыми, хотя имели такую возможность?

Непредвиденная остановка

После высадки в Нормандии 6 июня 1944 года англо-американские армии за три месяца провели ряд успешных наступательных операций, закончившихся освобождением Франции, Бельгии и Голландии. К середине сентября союзники вышли к Рейну, собираясь вступить на территорию Германии, чтобы разгромить остатки немецких войск закрепившихся на «Линии Зигфрида».

Однако неожиданно продвижение союзных армий застопорилось. Основы сказываться огромная растянутость коммуникаций, приведшая к нарушению снабжения войск продовольствием, горючим и боеприпасами. Серьезно осложняли обстановку сломанные в результате бомбардировок железные дороги: все необходимое приходилось доставлять на грузовиках. Учитывая, что в распоряжении союзников был единственный порт – нормандский Шербур, этого для сервисы фронта явно не хватало.

Ко всему прочему британские и американские генералы долго не могли прийти к совместному решению о дальнейшем ведении наступательных поступков. Ведь от хорошо спланированной операции зависела судьба всего Второго фронта.

С ярмарки по немцам

Ключевой по преодолению германской оборонительной черты вдоль Рейна должна была стать операция Market Garden («Садовая ярмарка»), которую союзники собирались провести с территории Голландии. В ходе начавшегося 17 сентября наступления была осуществлена крупнейшая за всю историю высадка воздушного десанта – возле 35 тысяч человек.

План операции, разработанной британским фельдмаршалом Бернардом Монтгомери и утвержденной командующим объединенными армиями американским генералом Дуайтом Эйзенхауэром, заключался в захвате несколькими десантными дивизиями мостов через Рейн с последующим стремительным прорывом вглубь территории противника. Основная цель удара – установление контроля над крупнейшим промышленным регионом Германии – Рурской областью.

А дальше, как полагало союзное командование, массовая сдача в плен немецких боец и офицеров приведет к капитуляции Германии. Если сопротивление и было бы продолжено, то союзников, получивших прямую дорогу на Берлин, уже ничто не могло застопорить. Германскую столицу они надеялись захватить до конца года.

Такое рвение союзного командования полностью поддерживал британский премьер Уинстон Черчилль, какой понимал, кто первым займет столицу рейха, тот получит карт-бланш на переговорах со Сталиным о послевоенном устройстве Европы.

Не так как хотелось

Однако с самого основы операция пошла не по плану, и сплоховали в первую очередь британцы. Основные силы англичан десантировались вдали от намеченной мишени – моста через Рейн у Арнема, что привело к потере столь нужного времени и лишило союзников главного козыря – внезапности. Ситуацию усугубили неожиданно возникшие проблемы с радиосвязью.

Впоследствии западные историки обратили внимание на то, что союзное командование проигнорировало эти разведки, согласно которым в районе высадки находились танковые соединения вермахта, не была должным образом проработана и секретность операции из-за чего противнику сделались известны оперативные планы союзников, включая места высадки десанта.

Успешное отражение англо-американского удара стало ожидаемым крахом операции Market Garden. Немцам хоть и не удалось провести ответное контрнаступление, однако основную стратегическую задачу союзников — открытие линии для вторжения в Германию через северо-запад — им удалось сорвать.

Сокрушительная неудача тяжким бременем легла на весь англо-американский Генштаб. Ведь представлявшаяся столь близкой окончательная победа отодвигалась на неопределенный строк. Многие историки считают, что английские и американские генералы тогда на пора отказались от планов похода на Берлин, не имея уверенности в том, что после дальнейшего наступления не последует очередного провала. В следующий раз союзники двинутся в сторонку германской столицы только в апреле 1945-го.

Уникальный шанс

Еще осенью 1944 года главы СССР, США и Великобритании достигли договоренности, по которому советская зона оккупации должна будет проходить в 150 километрах западнее Берлина. Этот план был одобрен на Ялтинской конференции, проходившей в феврале 1945 года. Вопреки устоявшемуся заблуждению, никаких договоренностей о том, чьи армии будут штурмовать Берлин, не было.

Пока союзники размышляли, как подступиться к Берлину советские войска в результате Висло-Одерской операции 2 февраля форсировали Одер и закрепились на западном сберегаю реки. От столицы Германии их отделяли каких-то 60 километров. Однако сил на последний рывок у наших солдат уже не осталось.

К 12 апреля надвигавшиеся с запада американские войска вышли к Эльбе и захватили несколько важнейших плацдармов на ее восточном берегу. 9-я армия США, как двумя месяцами ранее армии 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, оказалась в 60 километрах от Берлина. Узнав об этом, Черчилль без колебания призвал американцев шагать на германскую столицу.

Все этому благоприятствовало: впереди простиралась удобная для продвижения танков Нижнесаксонская равнина, а также частично пригодный для перемещения техники автобан Рур – Магдебург – Потсдам. Но что самое значительное, перед союзниками немцы не выстраивали столь мощные оборонительные редуты, включавшие отряды народного ополчения, как это было на восточном курсе. Дело оставалось за малым.

Первоапрельский розыгрыш

Многие ли тогда знали, что накануне предполагавшегося наступления 28 марта 1945 года Эйзенхауэр послал Сталину телеграмму, в которой известил советского лидера, что не придает Берлину ключевого стратегического значения и не собирается его штурмовать. Куда значительнее для него провести наступление на юго-восток по линии Эрфурт – Лейпциг – Дрезден, чтобы соединиться с наступающими частями Красной Армии, разрезав тем самым Германию на две половины.

Кроме этого в панах американского полководца было наступление на юг, где по его информации Гитлер намеревался организовать последний оплот рейха – «Альпийскую крепость», а также на норд для завладения важнейшими немецкими портами – Бременом, Гамбургом и Любеком. Британский историк Джон Фуллер навал решение командующего союзными армиями отказаться от захвата Берлина одним из самых странных в военной истории.

1 апреля последовал ответ Сталина. Верховный главнокомандующий, как ни удивительно, согласился с доводами Эйзенхауэра, что немецкая столица потеряла стратегическое значение. Он сообщил, что советские войска будут сосредоточены полуденнее Берлина для встречи с американцами, и только затем начнется наступление, которое было запланировано на вторую половину мая.

Как считают историки, это была лукавая игра советского лидера с целью отвлечь Эйзенхауэра от уже планировавшейся Ставкой Берлинской наступательной операции. По словам английского военного беллетриста Энтони Бивора, сталинская телеграмма – самая большая первоапрельская шутка в современной истории.

Не хотим рисковать

Известно, что еще накануне победы над Германией Черчилль планировал создание антисоветского блока, какой не только мог бы сдерживать усиление влияния СССР, но и противостоять Красной Армии. Поэтому телеграмма Эйзенхауэра стала для него натуральным шоком, а сам военачальник превратился едва ли не в предателя общих интересов.

Тем не менее, изучение обстоятельств, повлиявших на решение командующего союзными мочами, позволяют предположить, что Эйзенхауэром двигали не личные амбиции и не политическая близорукость. Перед тем как проинформировать Сталина об изменении планов союзного командования Эйзенхауэр консультировался с начальником штаба армии США генералом Джорджем Маршаллом и получил его одобрение.

Вот, что Эйзенхауэр писал Маршаллу: «Если объединенный комитет начальников штабов разрешит, что необходимость захвата союзниками Берлина перевешивает чисто военные соображения на этом театре военных действий, я с радостью изменю свои планы и начну размышлять, как осуществить новую операцию». Ответ Маршалла означал согласие: «Я не хотел бы рисковать жизнями американцев ради достижения политических мишеней».

Сохранить отношения

Черчилль, вынашивая планы обойти СССР, преследовал интересы Британской империи, однако он совершенно не вслушивался к общественному мнению, считает профессор МГИМО Михаил Мягков. По словам историка, оно было таково, что в Соединенных Штатах Америки и Великобритании на тот этап за дружеские отношения с Советским Союзом выступало более 75 процентов населения.

В отличие от британского премьера диалог с СССР собирался поддерживать и президент США Франклин Рузвельт. Он полагал, что без подобный мощной державы как Советский Союз в послевоенном мире не обойтись. «Рузвельт не  хотел терять влияние на Сталина и те, достаточно тёплые взаимоотношения, которые сложились в годы войны», – отмечает Михаил Мягков.

В ходе Ялтинской конференции Сталин пообещал Рузвельту, что после победы над Германией Советский Альянс вступит в войну с Японией. Американские военные крайне нуждались на Тихоокеанском фронте в помощи такого сильного союзника, как СССР. Вероятно, это обстоятельство и стало одной из причин свертывания наступательной операции на Берлин, которая могла бы повлиять на окончательное решение Сталина.


Что помешало союзникам взять штурмом Берлин еще 1944 году