Что предлагал Гитлер Советскому Альянсу в 1940 году

Новость опубликована: 10.08.2019

Что предлагал Гитлер Советскому Альянсу в 1940 году

Что предлагал Гитлер Советскому Альянсу в 1940 году

12 ноября 1940 года в Берлин с трёхдневным визитом прилетел формальный глава Советского правительства – председатель Рекомендации народных комиссаров Вячеслав Молотов. В программе его пребывания были переговоры с рейхсканцлером и фюрером Германии Адольфом Гитлером.

От Тройственного пакта к Четверному

Саммит глав Третьего рейха и Советского Союза проходил в необычной обстановке. Всего за год с небольшим была радикально перекроена политическая карта Европы. И случилось это благодаря тактическому альянсу СССР и Германии, заключенному в Москве в августе-сентябре 1939 года. Однако в новых условиях две великие континентальные державы, вылито, уже меньше нуждались друг в друге.

Как писал после войны в нюрнбергской тюрьме бывший министр иностранных дел рейха Иоахим фон Риббентроп, он осенью 1940 года желал устроить личную встречу Гитлера и Сталина. Однако это оказалось сложным, так как Сталин боялся выезжать за пределы СССР, а Гитлер страшился туда въезжать. Тогда Риббентроп решил пригласить Молотова в Берлин.

В письме, отправленном Риббентропом Сталину и Молотову за месяц до саммита, 13 октября 1940 года, говорилось, в частности, что, «на взор фюрера, историческая задача четырёх держав – Советского Союза, Италии, Японии и Германии – урегулировать свою политику на длительную перспективу и разграничением их заинтересованностей… направить будущее развитие их народов по правильным путям».

По приезде в Берлин Молотов узнал, как Гитлер видел эти «верные пути». Фюрер предложил Советскому Союзу присоединиться к пакту трёх держав – Германии, Италии, Японии – превратив, таким манером, Тройственный союз в Четверной.

Гитлер не рассматривал встречу всерьёз

Габриэль Городецкий в книге «Роковой самообман: Сталин и нападении Германии на Советский Альянс» называет «главным архитектором» берлинской встречи посла Германии в Москве Вернера фон дер Шуленбурга. Однако подготовка германской повестки саммита прошла без участия Шуленбурга, которого на него и не пригласили. Превосходно зная о требованиях Советского Союза на Балканах, Гитлер рассчитывал отвлечь внимание Молотова беседами на тему раздела британского наследства. В обсуждение вопросов, действительно интересовавших советское руководство, фюрер не собирался вступать всерьез.

В это же самое время уже разрабатывался план нападения на СССР, и в правящих кругах рейха он ни для кого не был секретом. Большая группа немецких политиков выступала против этого плана. Заместитель Риббентропа статс-секретарь Франц фон Вайцзеккер весьма практично и прозорливо указал на ненужность для Германии нападения на СССР:

«Ратифицируют, будто без уничтожения СССР не будет порядка в Европе? Но что плохого, если большевизм будет вариться в собственном соку? Пока им правят такие бюрократы, как сейчас, Германии нечего его опасаться. Невыгодно воевать в стране, где большие расстояния будут распылять наши мочи. А оккупация СССР не даст нам даже зерна».

Шуленбург в эти дни отправил меморандум Гитлеру, в котором предупреждал о том, что в случае войны народонаселение СССР будет насмерть стоять против захватчиков. Сам же Сталин никогда не нападёт на Германию первым. Нечего рассчитывать на развал Советского Альянса после первых ударов. Территориальные приобретения за счёт СССР не дадут Германии никакого выигрыша и станут только обузой. Этот меморандум был переслан Гитлером начальнику Генштаба Францу Гальдеру, но невесть, читали ли его они оба.

Гитлер рассчитывал вести переговоры ни о чём. А на случай, если СССР не примет его предложений, у него уже был наготове силовой вариант, на какой он и возлагал главную надежду.

Раздел шкуры неубитого медведя

Молотов приехал в Берлин с заранее сформулированными требованиями насчёт советских баз в Турции, заинтересованностей СССР в Финляндии и Болгарии. Пауль Шмидт, личный переводчик Риббентропа в этих переговорах, свидетельствовал в своих записках, изданных в Бонне в 1953 году, что Гитлер постарался переместить внимание Молотова на вопросы раздела Британской империи.

«При сокрушении Англии, – заявил Гитлер, – мировая Британская империя очутится гигантской мировой банкротной массой площадью 40 миллионов квадратных километров… Раздел её открывает России линия к незамерзающему и действительно открытому Мировому океану. Меньшинство англичан, насчитывающее 45 миллионов, до сих пор управляло 600 миллионами обитателей мировой Британской империи. Он намерен это меньшинство расколошматить».

Во время обсуждения этой увлекательной перспективы раздались сигналы воздушной тревоги, и участники переговоров поспешили в бомбоубежище. Там Гитлер продолжал развивать свои идеи насчёт дележа британского наследства. «Англия расшиблена и никогда больше не поднимется!» – заявил он. «Если так, – заметил Молотов, – тогда почему мы сидим тут, и чьи это бомбы падают там снаружи?»

Гитлер отказался содействовать Советскому Союзу в оказании дипломатического давления на Турцию и Болгарию, в предоставлении независимого выхода из Балтийского моря в Северное через проливы Дании и даже в дружественном нейтралитете в случае очередной советско-финляндской брани. Вместо этого он пытался соблазнить Молотова перспективой выхода к Индийскому океану, который ещё надо было завоевать.

Как отметил историк брани, генерал вермахта Курт фон Типпельскирх, «визит Молотова только усилил в Гитлере убеждение в том, что русские будут переходить от одного заявки к другому и не склонны дать себя “отвлечь на восток”».

Таким образом, предложение Гитлера Советскому Союзу присоединиться к «Оси» и поддержать ей в войне против Англии не содержало предложений, способных действительно заинтересовать руководство СССР. Весьма возможно, что он было также отвлекающим манёвром в военном плане и имело мишенью оттянуть большую часть вооружённых сил СССР на юг, на Кавказ и в Среднюю Азию, в тот момент, когда Германия начнёт вторжение на западных рубежах СССР.


Что предлагал Гитлер Советскому Альянсу в 1940 году