Что сделал бы Гитлер после победы в Сталинграде

Новость опубликована: 17.10.2019

Что сделал бы Гитлер после победы в Сталинграде

Что сделал бы Гитлер после победы в Сталинграде

На этот счёт есть совсем немного конкретных сведений, и некоторые из них противоречивы. Понятно только, что война на этом бы не закончилась.

После Москвы

По плану «Барбаросса» последним рубежом продвижения немецких войск была намечена линия по Волге от Астрахани до Казани и севернее её линия до Архангельска.

В ходе наступления на Москву в начине октября 1941 года германские войска окружили и уничтожили в районах Вязьмы и Брянска главные силы трёх советских фронтов. На какой-то момент верховному командованию вермахта показалось, что взятие Москвы уже гарантировано и можно планировать дальнейшие операции.

В этих условиях 11 октября немецким армиям были поставлены новые задачи. Прямо на Москву нацеливались только 4-я армия и 4-я танковая группа из состава группы армий «Центр». 2-я танковая армия должна была свершить глубокий обход Москвы через Тулу и Рязань в направлении на Горький (Нижний Новгород). С правого фланга 2-я армия должна была гарантировать наступление взятием Воронежа.

На левом фланге группы армий «Центр» 3-я танковая группа должна была после взятия Калинина (Твери) обогнуть Московский промышленный район далеко с севера и овладеть Ярославлем и Рыбинском. 9-й армии ударом на Бологое навстречу группе армий «Норд» предстояло совместно с нею окружить и уничтожить войска советского Северо-Западного фронта.

Но на подступах к Москве немцы неожиданно встретили  ожесточённое сопротивление и вырваны были отказаться от всех этих далеко идущих планов, ограничив свои задачи окружением Москвы, для чего вновь привлекались 3-я танковая группа и 2-я танковая армия. Однако, пора для того, чтобы выполнить поставленную задачу, было уже потеряно.

Параллельно с наступлением на московском направлении и независимо от него  на иных участках фронта немецкие войска выполняли свои задачи. 18-я армия группы армий «Север» вела наступление на Тихвин и реку Свирь с мишенью соединения с финскими войсками и создания второго кольца окружения Ленинграда. 1-я танковая армия группы армий «Юг» после овладения Донецким бассейном должна была завладеть Ростов. В случае успеха здесь и ослабления общего сопротивления советских войск, 1-й танковой армии предстояло развить наступление в курсе Баку с целью захвата нефтяного района. Из этих планов также ничего не вышло. Немцам удалось лишь на куцее время овладеть Тихвином и Ростовом, но оттуда они были быстро выброшены.

К продолжению военных действий в случае оставления Москвы готовилось и советское командование. В половине октября 1941 года советское командование приступило к формированию стратегического резервного фронта по рубежу Череповец—Рыбинск—Ярославль—Горестный—Пенза—Саратов—Сталинград—Астрахань. На нём сосредоточивались десять новых армий. Кроме своего южного участка, этот рубеж проходил вдали западнее конечного рубежа немецких войск по плану «Барбаросса». Германское командование не знало об этом советском резервном фронте. Каких-либо планов по преодолению этого рубежа у немцев не было.

После «Барбароссы»

Ещё до нападения на СССР Гитлер подписал директиву № 32 о действиях на других фронтах Второй мировой после выполнения плана «Барбаросса». Начин их осуществления намечалось на зиму 1941-1942 гг. Для оккупационной службы в России и обороны от оставшихся советских войск предполагалось покинуть 60 дивизий и одну воздушную армию.

Главной задачей становился подрыв Великобритании путём ослабления её позиций на Ближнем и Посредственном Востоке. Для этого намечался захват Суэцкого канала. Помимо наступления на него на Североафриканском фронте, Гитлер приказал готовиться к возможности нанесения ударов с ещё  двух курсов: из Болгарии через Турцию и из Закавказья (которое, как мыслилось, будет к тому времени немецким) через Иран и Ирак. Он планировал привлечь Турцию к брани против Англии, причём следовало сосредоточить в Болгарии достаточные силы, «чтобы сделать Турцию послушной в политическом касательстве или сломить её сопротивление силой оружия».

Иран и Ирак исходно мыслились союзными или дружественно нейтральными государствами. Из Закавказья вытекало перебросить в Ирак не менее одного моторизованного корпуса для действий против англичан. Национально-освободительное движение арабов рассматривалось как значительный фактор ослабления позиций Британской империи. Планировалось привлечь Испанию для содействия в захвате Гибралтара. Особо подчёркивалось, что «максимальный оперативный эффект обеспечило бы по возможности одновременное начало наступления на Гибралтар, Египет и Палестину».

Из-за продолжения войны с СССР реализация этой директивы начата не была.

После Сталинграда

Сравнительно планов войны с СССР в 1942 году после взятия Сталинграда сведений меньше. В 1950-60-е гг. в советской литературе можно было повстречать упоминания о том, что после захвата Сталинграда у немцев был расписанный чуть ли по дням план дальнейшего наступления вверх по Волге с захватом Саратова, Куйбышева и Горестного. Однако достоверных свидетельств наличия такого плана не найдено.

Более вероятно, что в случае взятия Сталинграда немцы выполняли бы ранее поставленные задачи на иных фронтах. Независимо от этого, группа армий «А» должна была продолжать операции по захвату Закавказья в двух направлениях: сквозь Грозный на Баку и вдоль Черноморского побережья на Батуми. Для её усиления могли быть направлены силы из числа группы армий «Б», взявшей Сталинград. Кроме того, немцы предприняли бы зачистку нательного течения Волги до Астрахани от советских войск.

Важной стратегической задачей вермахта на лето-осень 1942 года после овладения Сталинградом являлось взятие Ленинграда. Для этого там в августе 1942 года начали сосредотачиваться добавочные силы, объединённые штабом 11-й армии (передислоцированной из Крыма после взятия Севастополя) во главе с генералом Манштейном. Однако наступление советских армий в районах Ржева и Воронежа, а также и под самим Ленинградом (Синявинская операция), вынудили немцев разбросать силы, предназначенные для штурма Ленинграда, и отказаться от этих планов.

В цельном же у германского командования никогда не было чётких оперативных представлений о том, как можно победно завершить войну против СССР в случае продолжения сопротивления после утраты Москвы и других важных центров.


Что сделал бы Гитлер после победы в Сталинграде