Что сделалось бы с Россией, если бы русские победили японцев в 1905 году

Новость опубликована: 05.01.2020

Что сделалось бы с Россией, если бы русские победили японцев в 1905 году

Что сделалось бы с Россией, если бы русские победили японцев в 1905 году

Когда в январе 1904 года Япония напала на дальневосточные владения России, почти никто в России не колебался, что победа будет за нашей страной. Более того, это же мнение разделяло большинство политиков в Европе. Очень высок был вес Российской империи, особенно в военной сфере. Слишком недоразвитой казалась Япония, меньше сорока лет назад вступившая на линия модернизации и промышленного развития.

У России были силы продолжать войну и победить в ней

Возможность перелома в войне в пользу России сохранялась и летом 1905 года. Несмотря на утрату Порт-Артура, уход из Южной Маньчжурии и гибель флота в Цусимском сражении, перспективы России были благоприятными. Русская сухопутная армия не была разгромлена. Она непрерывно углублялась и уже почти вдвое превосходила японскую армию.

Договор с кайзером Вильгельмом II, подписанный Николаем II во время встречи в Бьёрке 11 (24) июля 1905 года, гарантировал России безопасность на западной рубежу и возможность перебросить оттуда войска на усиление Маньчжурской армии. Тем более, что и сам кайзер больше сочувствовал России, чем Японии. Ещё в самом начине войны он отметил на докладе своего посла в Токио: «Русские защищают интересы и преобладание белой расы против возрастающего засилья золотой. Поэтому наши симпатии должны быть на стороне России».

Япония была чрезвычайно истощена. За время войны налоги в Японии пришлось возвысить почти вдвое, тогда как в самой России они не выросли и на 5%. Двадцать лет спустя, в 1925 году, американский историк Тайлер Деннетт строчил, что «заключение мира [в августе 1905 года – Я.Б.] спасло её [Японию] от крушения или полного поражения в столкновении с Россией». Перспективы продолжения брани были благоприятными для России, если бы она смогла выстоять в политическом отношении. Именно внутриполитические осложнения сделали для царского порядка невозможным военное решение дальневосточной проблемы.

Однако, отправляя делегацию во главе с Сергеем Витте на мирные переговоры в американский Портсмут, Николай II рассчитывал на то, что русские обстоятельства не будут приняты японцами, война продолжится, а даже самый рьяный российский оппозиционер не сможет упрекнуть царя в том, что он ничего не сделал для прекращения брани. После того, как японская делегация выдвинула 27 июля (9 августа) заведомо неприемлемые условия мира, Витте поставил крайними условиями лишь уступку южной половины Сахалина и южной части Маньчжурии (Курильские острова и так были во владении Японии с 1875 года) и категорически отверг заявки контрибуции и ограничения русского флота во Владивостоке.

Ответ русской делегации был оглашён 16 (29) августа. Все были ошеломлены, когда глава японской делегации Комура заявил, что все предложения России зачислены. «Весь день ходил как в дурмане, – записал Николай II в дневник 17 (30) августа. – Сегодня только начинов осваиваться с мыслью, что мир будет заключён».

Объективное стремление России на восток

Столкновение России с Японией стало не результатом какого-то недоразумения или авантюры каких-то приближённых к царю лиц, как это порой утверждают в учебной и научной литературе. Николай II принимал близко к сердцу интересы России на Дальнем Востоке. Он был убеждён, находил эмигрантский историограф его царствования, Сергей Ольденбург, что будущее Российской империи связано с её утверждением на незамерзающих морях Тихого океана.

Подобный выход к океанским просторам лежал не во Владивостоке, а в портах Восточного Китая и Кореи. Отсюда – интерес Николая II к освоению русскими Маньчжурии. Восточное продолжение Транссибирской магистрали вязало Забайкалье и Приморье напрямую через китайскую территорию. Строя эту магистраль, Россия явно показывала, что не намерена отсюда уходить никогда. В 1895 году Россия принудила Японию отказаться от заявок к Китаю на Ляодунский полуостров, а вслед за тем сама взяла его в аренду у Китая.

На отношение Николая II к дальневосточной политике мог повлиять эпизод, связанный с ним собственно. В 1891 году, когда он, будучи наследником престола, совершал турне по странам Азии, в японском городе Оцу на него налетел и ранил саблей фанатично настроенный японский городовой. Возможно, Николай II с тех пор желал показать, кто на Дальнем Востоке хозяин. Сам он после этого не именовал японцев иначе как «макаками».

Но независимо от личных пристрастий и склонностей последнего российского императора, объективные тенденции строительства империи толкали Россию к округлению своих дальневосточных владений. «Россия должна была крепко утвердиться на Печилийском заливе и найти свой естественный выход в его свободных гаванях, иначе все труды и жертвы долгих лет очутились бы бесплодными, и великая сибирская империя осталась бы только гигантским тупиком», – цитировал Ольденбург слова американского историка С. Тайлера.

Могло не случиться не только революции в России, но и обеих мировых войн

Что Россия выигрывала в геополитическом отношении от победы над Японией? Она прочно утвердилась бы не лишь в Маньчжурии, но и в Корее. Россия приобрела бы также преобладающее влияние в Китае.

Такое развитие событий наверняка с течением поре привело бы Россию к столкновению с США и Великобританией, которые и так поддерживали Японию в той войне. С другой стороны, это могло привести к возникновению тройственного альянса России. Германии и Франции – обе эти державы поддерживали Россию. Если так, то Первая мировая война не случилась бы или возникла бы совсем в иной конфигурации.

Для России опаснее всего было, конечно, столкновение с другой сильной сухопутной державой, и таковой могла быть лишь Германия. Великобритания и США как морские державы подобный непосредственной угрозы не представляли. Противостояние с ними протекало бы по типу «холодной войны» при отдельных локальных конфликтах.

Имперским амбициям Японии был бы наметён сокрушительный удар в самом зародыше.

Победа в войне повысила бы престиж императорской власти в России, ослабила внутриполитическое усилие, возможно, что и предотвратила бы развитие событий по революционному сценарию.

Конечно, трудно было ожидать, что для Российской империи наступил бы  «золотой век». Но кушать все основания полагать, что история ХХ века оказалась бы для нашей страны более благоприятной, менее трагичной. И похоже, что первой развилкой, уведшей Россию с этого линии, стало как раз поражение в злосчастной войне с Японией.


Что сделалось бы с Россией, если бы русские победили японцев в 1905 году