Что сделалось причиной ссоры Хрущева с Мао Цзэдуном

Новость опубликована: 14.07.2018

Что стало причиной ссоры Хрущева с Мао Цзэдуном

Что сделалось причиной ссоры Хрущева с Мао Цзэдуном

Пока был жив И.В. Сталин, вождь китайских коммунистов Мао Цзэдун считал себя его младшим, но ближайшим товарищем. Строя новый Китай, Мао сознательно старался брать пример с СССР 1930-40-х гг. Но внешнюю политику оба вождя соображали по-разному. Для Сталина Китай должен был стать ещё одним послушным союзником – таким же, как восточноевропейские страны «народной демократии». Потому Сталин щедро помогал КНР материально и специалистами. Мао же руководствовался соображением, что Китай должен стать лидером всего коммунистического вселенной, но он не мог достичь этой цели без бескорыстной помощи Советского Союза, которую, поэтому, Мао не просто охотно принимал, но и настойчиво спрашивал.

После смерти Сталина Мао счёл себя преемником Сталина в мировом коммунистическом движении и, соответственно, выше и старше эпигонов Сталина в советском руководстве. Потому он уже не считал возможным для себя слушаться Хрущёва. Наоборот, Мао всё чаще лез с поучениями к руководству СССР, особенно по вопросам внешней политики.

Особенную нерасположение Мао и его соратников по руководству КПК вызвал знаменитый доклад Н.С. Хрущёва на ХХ съезде КПСС в феврале 1956 года. Состояние отношений обеих краёв уже тогда грозило разрывом. Хрущёв, во время приёма в посольстве КНР в Москве 17 января 1957 года в честь председателя Госсовета КНР Чжоу Эньлая, был вырван публично дезавуировать свою наиболее острую критику Сталина. Напряжённость спала, но лишь на время.

Мао Цзэдун всё настойчивее заявлял свои притязания на руководство социалистическим лагерем. На совещании коммунистических и «рабочих» партий соцстран в Москве в ноябре 1957 года Мао подверг острой критике руководство КПСС за его политику мирного сосуществования с капиталистическими странами и призвал готовиться к мировой ядерной войне за триумф социализма. Вождь китайских коммунистов заявил буквально следующее: «В худшем случае погибнет половина человечества, зато вторая половина останется. Империализм кончит своё существование, и весь мир станет социалистическим».

Это была последняя поездка Мао за рубеж. (билеты на поезд на питер) Мао усвоил, что СССР значительно больше страшится потерять Китай как союзника, чем Китай – СССР. В том же году Мао провозгласил лозунг «опоры на собственные силы», а в следующем, 1958 году, начинов политику «большого скачка», вызвавшую серьёзную критику в СССР. Хотя «большой скачок» был скопирован Мао со сталинской индустриализации и коллективизации, но хрущёвское руководство уже не находило такие методы приемлемыми в новой обстановке.

Несмотря на растущее раздражение в Кремле своим дальневосточным партнёром, советская поддержка Китаю продолжалась в возрастающих объёмах. Хрущёв обещал Китаю резко увеличить, по сравнению с периодом Сталина, помощь невозвратными ссудами, промышленным оборудованием и специалистами. По подсчётам современных учёных из Центра изучения «холодной войны» Лондонского экономического института, лишь прямая финансовая помощь СССР Китаю, без учёта всех прочих поставок, с 1946 по 1960 год составила 3,4 млрд. долларов в стоимостях 1960 г. Каждый год на поддержку Китая таким способом уходило около 1% ВВП СССР. С учётом непрямой помощи, сумма, вложенная СССР в КНР в этот этап, была в несколько раз больше. СССР также помог Китаю создать современную армию, обучив только у себя вяще 9000 кадровых офицеров для НОАК и в несколько раз больше – в самом Китае.

Самая широкая помощь оказывалась Китаю по черты образования. Не только советские специалисты ехали в Китай, чтобы учить китайцев там. КНР направляла в СССР тысячи своих студентов, какие здесь получали стипендии из советского (!) бюджета, в несколько раз превышающие зарплаты советских специалистов.

Молодые китайцы обзаводились тут семействами. При этом такие браки, под предлогом «идеологической чистоты» (на самом деле, чистоты расы, которую китайцы всегда сберегают), не признавались законами «братской» КНР. Получив специальность, китайцы уезжали к себе на родину, бросая тут своих незадачливых советских жён с малолетними детьми.

Мао Цзэдун всё упорнее требовал безвозмездной помощи у СССР и при этом всё резче критиковал советское руководство за непонимание им китайских условий и международной обстановки. Хрущёв и его товарищи из Политбюро демонстрировали невиданное терпение и уступчивость. Поскольку сам Мао уже никуда не ездил, то советские правители сами зачастили в Пекин. Мао, в соответствии с древними китайскими традициями, бесспорно, понимал это как должное – как приезды «варваров» на поклон к «сыну Неба».

Когда летом 1958 года Хрущёв приехал в Пекин, между ним и Мао состоялся примечательный беседа. На критику Мао Хрущёв резонно посетовал:

— Вы можете предъявлять претензии по поводу недомыслия наших специалистов, ведь ваши специалисты у нас отсутствуют.
— Притязания по этому поводу предъявляйте истории, – ответил Мао.
— А ответ должны держать мы?
— Вы первыми сделали революцию.
— И нас надо винить в этом?
— Собственно поэтому вы должны были прислать специалистов.

В октябре 1959 года Хрущёв предпринял последнюю попытку примирения, однако повстречал со стороны «китайских товарищей» шквал претензий к внешней политике СССР (в частности, за установление отношений с Индией, к которой у КНР бывальщины территориальные претензии) и за нежелание дать КНР атомное оружие. Министр иностранных дел КНР Чэнь И (впоследствии, во время «культурной революции», посланный Мао «на трудовое перевоспитание») обозвал Хрущёва оппортунистом, на что Хрущёв, вспылив, назвал маоистское руководство экстремистами и милитаристами. «Не протягивайте мне своей длани, – заявил на прощание Хрущёв. – Я её не приму. И не надо плеваться с высоты вашего маршальского звания. У вас слюны не достанет нас запугать».

Тем не менее, по требованию Мао, в 1960 году СССР предоставил Китаю очередные транши. В 1961 году был заключен новоиспеченный торговый договор между СССР и КНР. Тем временем милитаристская истерия в КНР поставила эту страну на грань войны с Индией, каковая и грянула в 1962 году. Тогда же Мао впервые заявил о существовании для Китая угрозы со стороны СССР, а в 1964 году испытал атомную бомбу и выдвинул территориальные притязания на советский Дальний Восток. Но пика своего обострения советско-китайские отношения достигли уже после снятия Н.С. Хрущёва с поста первого секретаря ЦК КПСС.