«Оригинал, это же ректор!»

Новость опубликована: 09.08.2017

«Чудак, это же ректор!»

Снимок Р.В. Хохлова 1977 года, сделанный в базовом стане на поляне Сулоева у ледника Фортамбек. Автор фотографий — Вадим Павлов, профессор кафедры геоботаники биофака МГУ. Ранее фото не публиковалось

40 лет назад после подъема в горы трагически погиб ректор МГУ академик Рем Хохлов. О правилах жития и походе к последней вершине известного советского ученого вспоминает «Газета.Ru».

«Чудак, это же ректор!»

  • Синие воротнички снова в моде

  • Премиум для избранных

  • Как выполнить заявки Минтранса по режиму отдыха дальнобойщиков

  • Санация станет быстрее и дешевле

  • Банк «Точка» и Qiwi запустят совместный сервис для небольшого бизнеса

  • 40 лет назад трагически оборвалась жизнь известного советского ученого-физика, ректора Московского университета Рема Хохлова. Он родился в 1926 году в городе Ливны Орловской губернии. Имя Рэм мальчишка получил как дань эпохе – Революция, Энгельс, Маркс. Однако паспортистка при обмене паспорта перепутала буквы, написав Рем, — и он не сделался настаивать на исправлении.

    Реклама

    В 1941 году Рем Хохлов окончил в Москве седьмой класс и решил пойти работать. Продолжая обучаться в вечерней школе, он работал в авторемонтных мастерских, а в 1943 году, сдав экзамены, поступил в МАИ.

    Однако уже после окончания первого курса он перешел на физиологический факультет МГУ.

    Хохлов окончил университет с отличием в 1948 году, после чего был зачислен в аспирантуру. Несмотря на всеобщее интерес тех лет ядерной физикой, Хохлов увлекся не ею, а близкими к математической физике разделами радиофизики, поступив на кафедру колебаний отделения радиофизики.

    Сегодняшнее научное признание Хохлову принесли две изданные в 1961 году работы: «К теории ударных радиоволн в нелинейных чертах» и «О распространении волн в нелинейных диспергирующих линиях». Первая заложила основы теоретической нелинейной звуковики, вторая — создала основу теории распространения электромагнитных волн в нелинейных средах.

    «Чудак, это же ректор!»

    Перенеся опробованные ранее в радиофизике методы в район видимого света, с большей энергией квантов, Хохлов со своим коллегой Сергеем Ахмановым показали, что, пропустив лазерный луч сквозь особый кристалл, вероятно частоту излучения увеличить в два и более раз.

    Так был создан первый в МГУ параметрический генератор света.

    Красный луч на выходе из кристалла становился травяным, что еще вчера казалось невозможным. Это явление обещало огромное число практических приложений не только в области фундаментальной физики, но и в соседних областях.

    Хохловым в 1962 году была создана первая в СССР лаборатория нелинейной оптики, позднее он выдвинул ряд принципиальных идей по созданию новоиспеченных лазеров и методов лазерной спектроскопии.

    Друзья вспоминали, что с юных лет Хохлов жил в состоянии полной физической мобилизации. Не обладая концентрированным от природы здоровьем, он поставил цель быть сильным и здоровым. «Болеть — позорно», — говорил он. Спозаранок утром в любую погоду он выходил на улицу, бегал несколько километров и занимался зарядкой.

    И это несмотря на высокие административные места, которые стал занимать Рем Хохлов в 1970-е годы. В 1966 году он был избран членом-корреспондентом, а в 1974-м — академиком АН СССР.

    С 1975 года Хохлов вошел в президиум АН, а с 1977-го исполнял долги вице-президента АН СССР.

    В 1973 году Хохлов был назначен ректором Московского университета, и работа на этой должности стала занимать вящую часть его рабочего времени — развитие межфакультетских связей, новые лаборатории и исследовательские центры.

    Весной 1977 года, как вспоминал профессор МГУ Иван Богачев, состоялась встреча Хохлова с потребовавшим его идеологом политбюро Михаилом Сусловым. На той встрече якобы Суслов предложил Хохлову возглавить Академию наук СССР.

    Наука покорять

    Обыкновение держать себя в форме Хохлов не оставил и став академиком, ректором, депутатом Верховного совета СССР.

    Как вспоминал журналист Ким Смирнов, раз Хохлов бежал по спортплощадке МГУ и какой-то первокурсник его окликнул: «Парень, подай мячик!», на что его одернули: «Чудак, это же ректор!».

    Однако основной страстью, сравнимой по значимости лишь с наукой, для академика оставались горы — Хохлов посвятил альпинизму более двадцати лет. Участвовал в восхождениях на Кавказе, Памире, Тянь-Шане.

    На счету Хохлова бывальщины советские вершины-семитысячники пик Победы, пик Ленина и пик Корженевской и медаль первенства СССР по альпинизму.

    Оставался непокоренным один — пик Коммунизма.

    15 июля 1976 года Хохлов отпраздновал свое пятидесятилетие на Памире. В то лето он желал осуществить свою мечту и взойти на заветную вершину. Однако тогда группа Хохлова и Богачева не смогла осуществить замышленное — им пришлось спасать австрийскую группу альпинистов, в которой был погибший и раненые. Тогда на вершине была еще группа популярного австрийского альпиниста Акста. Он отказался помогать соотечественникам, так как вел за большие деньги американских туристов. Группа же Хохлова отменила восхождение, чтобы поддержать пострадавшим.

    Новая попытка взойти на пик Коммунизма была летом 1977 года.

    Правда, тогда она была предпринята без должной акклиматизации. На нее не достало времени, которое ушло на новую спасательную операцию. Кроме того, Хохлов торопился: в Москве ждали неотложные дела, связанные со стройкой на территории МГУ Корпуса нелинейной оптики.

    Сначала заболел Иван Богачев, руководитель группы, он вынужден был вернуться вниз, и команда МГУ примкнула к группе из Казани. На высоте 7200 м Рему Хохлову стало плохо, у него началось кислородное голодание, группа пошла книзу, не дойдя до вершины 150 м. В штурмовом лагере от перитонита при спуске умер мастер спорта Юрий Арутюнов, заболевшего же Хохлова было разрешено спускать при помощи вертолета. Снять Хохлова было возможно только с высоты 6000 м — с так называемого фирнового плато, однако в те годы ни одинешенек вертолет в мире не забирался на такую высоту.

    Совершить это удалось пилоту Игорю Иванову на вертолете Ми-4, из которого пришлось выслать все, что было возможно, вплоть до пусковых аккумуляторов. Это означало, что в случае остановки двигателя запустить его второй раз было невозможно.

    «Чудак, это же ректор!»

    Всю ночь члены команды утаптывали небольшую посадочную площадку на плато, куда поутру смог приземлиться вертолет, забравший Хохлова вниз.

    Таджикские врачи, имевшие богатый опыт выхаживания альпинистов, советовали покинуть Хохлова в Душанбе — всего за два дня им удалось значительно улучшить его состояние, остановили воспаление верхних дыхательных путей.

    «Чудак, это же ректор!»

    Однако по распоряжению руководства ЦК за Хохловым в Душанбе был прислан аэроплан, и ректора МГУ переправили в Москву, в Кремлевскую больницу. Там ему, еще не прошедшему акклиматизацию, стали переливать кровь, не учитывая специфику заболевания и условий, какие он перенес высоко в горах.

    Спустя несколько дней состояние Хохлова стало ухудшаться, и 8 августа он скончался.

    Именем академика Хохлова бывальщины названы вершина рядом с пиком Коммунизма, улица на территории МГУ и Центральная физическая аудитория физического факультета МГУ.


    Ответить