Дело Маринеско: за что лучшего подводника СССР посадили на 3 года

Новость опубликована: 04.01.2020

Дело Маринеско: за что лучшего подводника СССР посадили на 3 года

Дело Маринеско: за что лучшего подводника СССР посадили на 3 года

О так именуемой «атаке века», осуществленной под командованием Александра Маринеско, в результате которой был потоплен немецкий теплоход «Вильгельм Густлофф», наверняка ведают многие. А вот о том, что бывший капитан подводной лодки провел несколько лет жизни в местах не столь отдаленных, известно немногим. Причем, по суждению некоторых биографов, Маринеско попросту подставили.

Конфликт с директором по хозчасти

Сразу после войны Александр Маринеско кое-какое время трудился старшим помощником капитана на сухогрузах Балтийского пароходства. Однако в 1949 году он решил кардинально изменить свою существование и устроился заместителем директора по хозяйственной части в Институт переливания крови в Ленинграде. Отношения с начальником по фамилии Кухарчик у Маринеско не уложились практически сразу. Как утверждает Вячеслав Звягинцев, автор книги «Война на весах Фемиды», Кухарчик намекнул экс-подводнику на то, что собирается выстроить дачу за казенный счет. Однако Маринеско участвовать в этом деле якобы отказался.

Кухарчик затаил обиду и взялся выжидать подходящий момент для того, чтобы устранить несговорчивого коллегу. По словам Звягинцева, как-то раз Маринеско заметил, что институтский двор завален скатанными торфяными брикетами, предназначавшимися для местной котельной. В целях ликвидации свалки Александр Иванович раздал брикеты своим коллегам. Как строчит Олег Смыслов в издании «Житейская правда войны», позже в автобиографии Маринеско указал, что автором доноса на него и сделался тот самый Кухарчик. Впрочем, о торфяных брикетах Маринеско в документе не упомянул, заметив лишь, что Кухарчик написал о дружбе между бывшим капитаном и секретарем райкома Никитиным, осужденным по так именуемому «Ленинградскому делу».

Не только торфяные брикеты

Однако в действительности «Ленинградское дело» в материалах, касавшихся Александра Маринеско, не фигурировало. Да и торфяные брикеты очутились далеко не единственным «проступком» Маринеско. По крайней мере, Владимир Бойко в своей книге «Маринеско Александр Иванович» ратифицирует, что Александру Ивановичу также вменили присвоение кровати стоимостью 543 рубля, принадлежавшей Институту переливания крови, а также 3 прогула без уважительных вин, совершенных в ноябре 1949 года. Последнее обвинение может показаться странным, но тогда, согласно июньскому указу 1940 года Президиума Верховного Рекомендации СССР, уголовному преследования подвергались все, кто самовольно оставлял рабочее место.

Поэтому самым серьезным обвинением в адрес подводника можно находить именно упомянутые прогулы. Дело в том, что история с торфяными брикетами и вправду могла быть подстроена Кухарчиком. Да и кровать, по словам сотрудницы Института, какие приведены в книге Александра Крона «Капитан дальнего плавания», тоже была списана. На предмете мебели даже была специальная бирка. Если бы Маринеско хотел бы завладеть кроватью насовсем и скрыть этот факт, он бы попросту сорвал бирку. Однако он этого не сделал. А вот с прогулами дело обстояло намного сложнее.

Странности дела Маринеско

В частности авторы издания «Подводник No1 Александр Маринеско» Мирослав Морозов, Александр Свисюк и Виктор Иващенко задаются проблемой о том, почему Маринеско не подыскал себе другое место работы и не уволился сразу после конфликта с Кухарчиком, от которого в связи с намеками по предлогу дачи не следовало ожидать ничего хорошего? Плюс ко всему, как считают авторы книги, обычно подчиненный, у которого не складываются взаимоотношения с руководством, старается вести себя крайне осторожно. Однако Александр Иванович, напротив, позволил себе трижды прогулять труд, причем в одном и том же месяце.

Кроме того, Маринеско, осужденный по вышеперечисленным эпизодам на 3 года лишения свободы, вернулся домой досрочно вовсе не потому, что с него сбросили все обвинения. Александра Маринеско, отбывавшего наказание в Ванино с декабря 1949 года, по его же собственным словам 10 октября 1951 года под конвоем привезли в Москву. Приодевшись в столице, Маринеско наконец отправился в Ленинград. Эту странную остановку в Москве и досрочное освобождение бывшего капитана подводной ладьи Александр Осокин, автор книги «Великая тайна Великой Отечественной», связывает с консультацией, которую Маринеско мог дать определенным органам по предлогу начатых в то время подводных работ по поиску судна «Вильгельм Густлофф».


Дело Маринеско: за что лучшего подводника СССР посадили на 3 года