Ребяческий крестовый поход Первой Мировой: в качестве кого на фронте в России использовали детей

Новость опубликована: 07.12.2019

Ребяческий крестовый поход Первой Мировой: в качестве кого на фронте в России использовали детей

Ребяческий крестовый поход Первой Мировой: в качестве кого на фронте в России использовали детей

Первая Мировая война потребовала необыкновенный ажиотаж среди российских детей и подростков. Этот ажиотаж подогревали рассказы раненых ветеранов, возвращавшихся домой, лубочная литература и очерки журналистов, в каких описывались боевые подвиги русских солдат. Дети, многие из которых накануне войны вступили в скаутские отряды, неслись на фронт в надежде отличиться, а еще лучше – совершить подвиг и оставить след в истории страны.

Патриотизмом были охвачены даже дворянские ребята, гимназисты, а крестьянские подростки бежали на фронт, как писал Корней Иванович Чуковский в очерке «Дети и война», «без счета».

Газеты пестрели извещениями о сбежавших детях, а полиция сбивалась с ног в их поисках, разыскивая их на вокзалах и старалась вернуть их домой, однако некоторым удавалось добраться до фронтовой полосы. Посредственный возраст сбежавших детей составлял 10—13 лет. Бежали не только мальчики, в поход, переодевшись в форму солдат-добровольцев, отправлялись и девочки. Так, на Курском вокзале задержали гимназистку-отличницу Стефанию Уфимцеву: девочка переоделась в мужское платье и сбежала «на фронт» от отца-фабриканта, существовавшего в Каинске. А в Вильно разыскивали 16-летнюю Киру Башкировку, которая тоже убежала «драться с немцами».

Подростки пряталась под брезентом, в сене и даже залезали в вагоны с лошадьми. Многие выдавали себя за сирот, чтобы их приняли в действующие части.

Подвиги юных разведчиков

Как указывают в труду «Дети-шпионы и русская контрразведка в период Первой Мировой войны 1914—1917 гг.» историки Павел Щербинин и Игорь Канаев, многие беглецы достигали фронта и проявляли чудеса геройства. Уже в ноябре 1914 года газеты писали о 14-летнем разведчике Александре Маркове, который был ранен под Сувалками, но выполнил задание. А в январе 1917 года 13-летний подросток Иван Соболев под шквальным огнем сумел вывести с поля боя двуколку с пулеметом.

Писательница основы XX века Клавдия Лукашевич в статье «Патриотическое школьное литературное утро в пользу раненых воинов» рассказывала детям о подвиге двух подростков, какие принимали участие в шести боях и остались невредимы. Однажды маленькие герои на привале пошли собирать грибы и приметили в лесу немецкого мальчика-бойскаута. Он испугался, бросил винтовку и сдался в плен. Мальчики привели «языка» в часть и были представлены к наградам.

Порой фронтовики специально содержали подростков в воинских частях. Дети прекрасно справлялись с разведкой, смешиваясь с местным населением. Они вели наблюдение за перемещением грузов и передислокацией подразделений противников. Ходили и в рекогносцировку. Например, под Минском местный сирота Антон Власин прибился к воинской части, был поставлен на довольствие, получил форму и был обучен пальбе. Вместе с взрослыми он ходил в разведку за линию фронта – шел первым и подавал сигналы солдатам.

Кроме этого юные фронтовики под огнем трепали боеприпасы в окопы солдатам, оказывали первую помощь, перевязывали раненых.

Разведчик? Нет, шпион!

Но по большей части дети на брани были обузой, создавая неудобства для фронтовиков. Полевые условия и «вольница» действовали на подростков не лучшим образом. Вдали от родителей они скоро учились курить, пить и материться. Некоторые привыкали бродяжничать и при малейшем недовольстве взрослых переходили от одной воинской доли к другой. Зимой они начинали болеть, получали обморожения. Попавших в госпиталь беглецов эвакуировали в тыл и направляли в Центральную пересыльную темницу для выяснения личности: шла война, и в качестве разведчиков детей использовали не только русские, но и немцы, австрийцы.

Делами беглецов занималась контрразведка. В июне 1915 года на одном из фронтов был изловлен подросток, который сознался, что был послан в русский тыл немцами, и что кроме него заслали еще 10 детей, которые должны бывальщины внедриться в русские части и передавать сведения немцам. При случае они должны были выкрадывать документы, фотографировать стратегические объекты, перерезать телефонные и телеграфные черты, поджигать склады и выводить из строя железнодорожное полотно. Маленьких шпионов задерживали под Одессой, под Киевом, в Москве и в Петрограде. В 1916 году контрразведке сделалось известно, что немцы организовали в Варшаве школу для малолетних шпионов, в которой подготовили около 400 подростков. Все дети после обучения бывальщины высланы на железнодорожные станции для шпионажа.

Задержанных в прифронтовой полосе детей перегоняли по этапу вместе с обычными преступниками, а на остановках содержали в камерах вместе со взрослыми.

После установления личности подростки часто снова оказывались на улице: они не имели родных, и им некуда было шагать, многие снова оказывались в прифронтовой полосе, участвуя в мародерских бандах. Вернувшись домой такие дети уже не могли обучаться со сверстниками.

В этом отношении показательна история подростка Василия Сперанского, который в 14 лет сбежал на войну, но был возвращен домой. Поспев привыкнуть к вольной жизни, он стал прогуливать гимназию, грубил учителям, а в конце 1915 года из-за замечаний выстрелом в горбу убил инспектора гимназии И. И. Шираевского.

Вскоре МВД Российской империи издало циркуляр, по которому детей следовало возвращать домой лишь в сопровождении полицейских.

В тылу как на войне

В тылу родители и учителя старались занять детей помощью фронту, чтобы они ощущали себя востребованными. Дети организовывали концерты перед ранеными, собирали средства на подарки солдатам к Рождеству и к Пасхе.

Историк Олеся Долидович в труду «Вовлечение детей в практику социальной работы в годы Перовой Мировой войны» пишет, что в годы войны в Красноярске трудились четыре комитета, собирающие средства для фронта, дети проводили благотворительные концерты, сборы от которых шли на помощь фронту. Вяще всего средств собрали ученицы казенной женской гимназии, в которой учились дочери купцов, мещан и чиновников. Дамские комитеты притягивали девушек к пошиву белья и теплой одежды для солдат, а гимназисты помогали семьям фронтовиков во время полевых работ – к 1917 году на фронт было призвано 38% трудоспособных мужей.


Ребяческий крестовый поход Первой Мировой: в качестве кого на фронте в России использовали детей