Деяния Никиты-чудотворца. Доля 2. Хрущёв и Киев, мать городов русских

Новость опубликована: 21.02.2019

19 февраля исполнилось 65 лет со поре принятия эпохального решения первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева о переводе Крымской области РСФСР в состав Украины. Об этом написано уже немало, желая не так давно тему было принято если не скрывать, то, по крайней мере, не афишировать. Однако мало кто знает, что «передача» Крыма была, по задумке советского лидера (родом с Украины), лишь первым шагом в глобальном пересмотре структуры всего СССР.

Свои куда более масштабные территориальные проекты Никита Сергеевич разрешил продвигать посредством поистине стратегического решения. Точнее, начать с проекта переноса советской столицы в Киев. По ряду этих, эту идею Хрущёв обговаривал ещё в начале 60-х годов, прежде всего с тогдашним главой компартии Украины Петром Шелестом и командующим Киевским военным округом генералом армии Петром Кошевым. Оба всецело одобряли планы Хрущёва.

Деяния Никиты-чудотворца. Доля 2. Хрущёв и Киев, мать городов русских

В обоснование своих идей Никита Сергеевич, разумеется, напоминал о Киеве как “матери городов русских”. При этом он регулярно сетовал на северное местоположение Москвы, на её тяжелый климат. Вдобавок он находил, что самые крупные города не обязательно должны быть национальными столицами. Апеллируя вместе со своими приближёнными к аналогиям Нью-Йорк — Вашингтон, Мельбурн — Канберра, Монреаль — Оттава, Кейптаун — Претория, Карачи — Исламабад. Неплохо ещё, что ему не пришло в голову примерить на себя лавры Петра Великого, который ценой неимоверных усилий сменил первопрестольную на Санкт-Петербург.

Проект поспели единогласно одобрить все украинские обкомы, согласно проведённому в 1962 году на Украине закрытому опросу. Затем подобный опрос, тоже, очевидно, затворённый, планировался и в других союзных республиках. Впрочем, по имеющимся данным, негативную оценку этого проекта сразу высказало руководство Казахстана, едва-едва не лишившегося почти половины своей территории в первой половине 1960-х годов. Затем последовали секретные письма негативного плана из РСФСР, Азербайджана, Туркменистана, Таджикистана и Молдавии.

Деяния Никиты-чудотворца. Доля 2. Хрущёв и Киев, мать городов русских

Визит Хрущёва в Кишинёв, 1959 г.

В заключительнее опасались, что Украина в этом случае трансформирует Молдавскую ССР в украинскую автономию, как это уже было проделано с Приднестровской Молдавией в предвоенные годы. Схожая вина предопределила и негативную позицию руководства советской Белоруссии. В Минске не без оснований полагали, что с переносом столицы в Киев нельзя исключать замены белорусского руководства присланными с Украины чиновниками. Самой же Белоруссии в таком случае вполне могла сиять перспектива превращения в некое подобие экономического «филиала» Украины.

В свою очередь, в Средней Азии и Азербайджане считали, что, если союзную столицу переместят в Киев, то эти регионы тут же лишатся постоянно растущих дотаций из Москвы. Вдобавок, в Баку опасались и того, что в этом случае Союзный середина станет проводить «проармянскую» политику. На тот момент нефтеносный и потому совсем не бедный Азербайджан вполне устраивало второстепенное поза соседней Армении, на которое постоянно сетовали в Москве функционеры из Еревана. Впоследствии глава ЦК компартии Армении Карен Демирчян помечал, что «Армения в советский период, особенно с начала 60-х, была на вторых ролях в социально-экономической политике Москвы в Южном Закавказье».

В свою очередность, руководство республик Прибалтики и Грузии предварительно одобрило «киевскую» идею Хрущева. Дело в том, что Литва, Латвия и Эстония, а также Грузия получили в крышке 50-х максимальную политико-экономическую автономию, а здешние власти – административно-управленческую автономию от центра. Это во многом было обусловлено внутриполитическими факторами в тех регионах, поскольку и в Прибалтике и в Грузии союзные воли стремились максимально повысить уровень жизни, пытаясь тем самым нивелировать там рецидивы национал-сепаратизма.

К тому же сказывалось и давнее, желая и умело скрываемое недовольство «диктатом» Москвы. Смена же Москвы на Киев расценивалась, по сути, с позиций русофобии и неприятия итого «советского». Местным князькам явно не терпелось дать ответ на якобы проводимую Москвой русификацию, особенно в кадрах низшего и посредственного звена партийной и хозяйственной номенклатуры, хотя на самом деле речь шла всего лишь о попытках укрепления руководящего основы.

В Грузии киевский проект многие позитивно расценили и совсем с другой, неожиданной стороны. Расширение автономии Грузии и её ускоренное социально-экономическое развитие, а также перспектива возвысить Тбилиси до уровня Москвы могли в чём-то «компенсировать» «уязвление национально-политического достоинства советских грузин, а также руководства советской Грузии в связи с дискредитацией Сталина и надругательства над его прахом».

Деяния Никиты-чудотворца. Доля 2. Хрущёв и Киев, мать городов русских

При жития Сталина его будущего преемника мало кто действительно воспринимал всерьёз

Хрущёв не мог не учитывать последствия событий в Тбилиси и Гори, какие произошли после XX съезда КПСС. Они показали, что местный «протестный «просталинизм» уже смыкается с националистическим подпольем в Грузии и с грузинской антисоветской эмиграцией. Здешняя номенклатура всерьёз рассчитывала, что с переводом столицы в Киев автономия Грузии расширится ещё больше. А то, что это приведёт к усилению центробежных трендов в республике, к каким властям возможно придётся примкнуть, в расчёт не принималось.

Власти Узбекистана и Киргизии своих оценок ни публично, ни в обнаруженных посланиях не высказывали. Но по имеющимся данным, мнения там были в соотношении 50 на 50. С одной стороны, в Ташкенте и Фрунзе всё больше тяготились предписаниями Москвы рекордно увеличивать посевы и сбор хлопка. Но это сопровождалось тороватыми госдотациями, существенная часть которых «оседала» в карманах местной номенклатуры.

Нельзя не учитывать и тот факт, что Москва тогда с трудом сдерживала планы Алма-Аты и Ташкента по разделу территории Киргизии, какие появились сразу после смерти Сталина. Киргизские власти считали, что этот раздел наверняка удастся, если союзной столицей сделается Киев. Уже потому хотя бы, что «править бал» там наверняка станут адепты перекройки внутрисоюзных границ. И ведь в те же годы Хрущёв деятельно лоббировал, напомним, отсечение от Казахстана ряда регионов, что наверняка потребовало бы территориальных компенсаций для него. Скорее всего, за счёт доли Киргизии.

Как отмечал в воспоминаниях Алексей Аджубей, «что произошло бы, исполни Хрущев свое намерение перевести столицу страны из Москвы в Киев? А он не единожды возвращался к этой теме». Удобопонятно, что перспектива переезда из Москвы в Киев ничуть не радовала республиканскую и хозяйственную номенклатуру, вот уже много лет сосредоточенную в обновлённой и благоустроенной столице.

Собственно номенклатуре, похоже, удалось спустить эпический план на тормозах. Надо понимать, что он впрямую угрожал распадом страны, ибо воли многих союзных республик, повторим, не были склонны поддержать замену Москвы на Киев в статусе общесоюзной столицы. Хрущев и его окружение не могли не ведать об этих разногласиях, но всё равно пытались навязать Советскому Союзу смену столиц и, как следствие, его распад…

Деяния Никиты-чудотворца. Доля 2. Хрущёв и Киев, мать городов русских

В завершение весьма специфическая деталь, особенно примечательная в наши дни, когда имеет место демонстративное отсечение «мовы» от родства с русским языком. Доктор педагогических наук полковник Муса Гайсин вспоминал: «Раз я стал невольным свидетелем разговора Хрущева с Жуковым в 1945-м. Никита Сергеевич сказал: «Более правильно мою фамилию было бы строчить не через «ё», а как в украинском языке — через «о». Я говорил об этом Иосифу Виссарионовичу, но он запретил это сделать».

Источник


Деяния Никиты-чудотворца. Доля 2. Хрущёв и Киев, мать городов русских