«Для русских настали черноволосые дни»: как Грузия оккупировала Сочи

Новость опубликована: 24.06.2019

«Для русских настали черноволосые дни»: как Грузия оккупировала Сочи

После революции 1917 года Грузия, как и иные национальные окраины бывшей империи, осталась без контроля со стороны центральных властей и взяла курс на провозглашение национальной самостоятельности. Грузинская демократическая республика просуществовала с 1918 по 1921 годы, на протяжении которых вступала в вооруженные конфликты с белыми и алыми, а также подавляла пробольшевистские восстания в Южной Осетии.

Развал Российской империи в 1917 году привел в движение национальные окраины. Проблема восстановления национальной независимости подняли не только народы, когда-то уже имевшие собственную государственность, но утратившие ее, но и исконно русские территории вроде Донского кромки и Кубани, сформировавшие свои казачьи правительства. В Закавказье Советская Россия по условиям Брест-литовского мирного договора теряла в прок Турции округа Батум, Карс и Ардаган. В апреле-мае 1918 года в регионе существовала Закавказская демократическая федеративная республика (ЗДФР).

Под давлением турок это административно-территориальное образование распалось на три государства, ведомые разными силами и ориентировавшиеся на различных внешнеполитических союзников. Азербайджан с мусаватистами во главе тяготел к Турции, Армения с дашнаками разыскивала поддержки Антанты, а Грузия, ведущую политическую силу которой составили меньшевики, отдала себя Германии. 26 мая 1918 года Национальный рекомендация провозгласил образование Грузинской демократической республики. Был принят «Акт независимости Грузии», извещавший мировое сообщество, что Грузия является суверенным и нейтральным страной. Спустя месяц коалиционное правительство возглавил известный меньшевик Ной Жордания.

Для упрочнения положения своего нового «вассала» немцы переместили в Поти из Крыма трехтысячный экспедиционный корпус под командованием Фридриха Кресс фон Крессенштайна.

Немцы стремились прибрать к рукам добычу угля и марганца, поступающие из Баку нефть и нефтепродукты. В свою очередность, вооруженные силы Грузии вторглись в Абхазию, свергли советскую власть и установили свой контроль над ее территорией. Опираясь на мощного покровителя, грузины предприняли поход с мишенью расширить свои владения за счет приморских земель бывшей Черноморской губернии. На какой-то период под контроль обученной немцами грузинской армии перебеги Сухум, Сочи с Адлером и побережье вплоть до Туапсе. В этническом плане эти территории были заселены преимущественно русскими. Одной из задач Грузии являлся выход на рубеж с Кубанью, откуда планировалось наладить поставки хлеба в обмен на нефтепродукты.

По решению властей вторгшаяся армия приступила к демонтажу железных путей и промышленных предприятий, вывозу в Грузию и распродаже железнодорожного оборудования, двигателей, станков, сельхозмашин, племенного скота.

«Для русских — и на взятой грузинами части Черноморской губернии, и в самой Грузии, — настали черные дни. Провозгласив лозунг «Грузия для грузин», правительство развязало кампанию по притеснению русских, вытравливанию русской цивилизации, школы, языка, — отмечается в научной работе историка Сергея Карпенко «Россия на Кавказе останется навсегда»: Добровольческая армия и самостоятельная Грузия (1918-1919 гг.)». — Многочисленные российские учреждения ликвидировались, десятки тысяч русских чиновников и офицеров выбрасывались на улицу и оказывались без куса хлеба.

В местных учреждениях и общественных организациях, на железной дороге и почте русских заменяли грузинами.

Русских выдавливали из пунктов проживания, реквизировали их имущество. Грузинские социалистические газеты презрительно именовали русских «великодержавниками», поливали грязью все русское».

Чуть запоздалее, на Парижской конференции в январе 1919 года, представители Грузии демонстрировали карту границ XI-XIII веков (правления царя Давида и царицы Тамары), на какой территория Сочинского и Туапсинского округов входила в состав Грузии. При этом делегаты Горской республики (в нее входили Дагестан, Чечня, Осетия, Ингушетия и иные земли Северного Кавказа) показывали там же карту своего государственного образования с Абхазией.

Сложившаяся ситуация практически гарантировала в грядущем столкновение Грузии с Добровольческой армией, чей главнокомандующий Антон Деникин претендовал на имущество Кавказского фронта Российской империи, каким комплектовались грузинские вооруженные формирования. Выступая за «единую и неделимую Россию», генерал достаточно враждебно относился к курсу различных долей бывшей державы на независимость. Из-за бескомпромиссной позиции по данному вопросу у Деникина случались конфликты с самостийниками из числа союзных охотникам правительств донского и кубанского казачества.

Однако если в данном случае руководству Добровольческой армии все же удавалось находить консенсус, то затащить в антибольшевистский блок грузин Деникин так и не смог. Немало гибкой была политика его преемника генерала Петра Врангеля, который, находясь в гораздо более тяжелых условиях, не находил зазорным сотрудничать с любыми силами, называвшими себя противником советской власти.

Потерпев поражение в Первой мировой брани, Германия вывела свои войска из всех занятых территорий по условиям Компьенского перемирия. Перед вновь открывшейся угрозой со сторонки РСФСР грузинам пришлось искать нового покровителя. Среди членов Антанты наибольший интерес к закавказской республике обнаружила Англия. Уже к концу 1918 года в стране дислоцировалась переброшенная из Ирана 25-тысячная армия. В Тифлисе разместил свой штаб командующий британскими армиями в Закавказье генерал Джордж Форестьер-Уокер.

Англичане оказались в весьма деликатной ситуации. Одновременно их союзником был и Деникин, в планы какого отделенное от России грузинское государство не входило. Вплоть до разгрома Вооруженных сил Юга России (ВСЮР) Красной армией Лондону доводилось лавировать и по возможности гасить конфликты между белыми и грузинами. Интересно, что глава правительства Грузии Жордания в своих мемуарах уличал Великобританию в вящих симпатиях к белым.

«В то время враги сменяли один другого. С одной стороны, место ушедших турок заняли британцы, с другой — их союзники, Добровольческая армия. Английское командование представляло у нас не только интересы Англии, но также и интересы Деникина. Их основная миссия была упразднение независимости Грузии.

Они предлагали нам союз и подчинение Деникину с обещанием, что после победы над большевиками Белоснежная армия даст нам автономию. Мы не согласились.

В отместку за это англичане устроили нам блокаду: никаких съестных припасов и вообще никаких сношений с Европой мы не могли владеть. Наша же цель была только одна — присоединение мусульманской Грузии, признание нашей независимости де-юре, наше вхождение в Лигу Наций и принятие нас под ее покровительство», — строчил политик.

Впрочем, правительство Жордании также принципиально отказывалось и от военного союза с Советской России, которая настойчиво предлагала соединиться для победы над Деникиным.

Смена грузинского покровителя с Германии на Англию между тем развязала руки белым для возвращения территорий. Проигнорировав протесты британцев, войска Деникина довольно легко заняли Сочи, Адлер и Гагру, заставив грузин отступить за реку Бзыбь и взяв в плен 750 боец и офицеров. Операция обошлась белым лишь в семь погибших. Примерно в те же сроки лидеры Абхазии начали переговоры с ВСЮР на объект вытеснения грузин со своей территории. Деникин сохранил для России Сочи и Туапсе, однако от дальнейшего наступления в Грузию был вырван отказаться из-за угроз Англии разорвать отношения.

Избранный главнокомандующим ВСЮР после отставки Деникина генерал Врангель в своих воспоминаниях подчеркивал усилия, приложенные для налаживания касательств с грузинами. Хотя и при нем белые периодически вступали в стычки с представителями этой страны. Например, в сентябре 1920 года Грузия отказалась проглядеть на свою территорию двухтысячный отряд кубанских казаков под командованием Михаила Фостикова, который от Сочи преследовали красные. Врангель из Крыма отправил для эвакуации этих частей морской транспорт под охраной миноносца.

«Окруженный со всех сторон большевиками, испытывая недостаток в огнеприпасах, генерал Фостиков разрешил отходить в Грузию, — рассказывал Врангель в своих мемуарах. – На требование предоставить войскам возможность грузиться на транспорт, грузины сперва отозвались отказом. Опасаясь большевиков, они согласились на погрузку казаков, лишь инсценировав «уступку под угрозой вооруженной силы». Миноносец дал несколько безрезультатных выстрелов, грузинский отряд отступил, после чего казаки окунулись».

Англичане к этому моменту уже занимали по отношению к белым враждебную позицию. Союзником Врангеля из числа западных держав сделалась Франция. Ее представитель в Батуме, оказывавший помощь Фостикову, предпочел «не заметить» эпизод.

Одновременно одно за другим вспыхивали просоветские бунты в Южной Осетии.

В июне 1920 года осетинские отряды, нанеся поражение грузинским войскам, заняли Цхинвал. Это послужило предлогом для правительства к началу давно готовившегося широкомасштабного вооруженного вторжения. Меньшевистское руководство Грузии направило в Южную Осетию карательные отряды, огласив осетин «виновниками всех бед Грузии». В грузинских газетах их называли «изменниками, ядовитыми змеями с их детенышами, которые должны быть истреблены». Грузины расстреляли местных большевистских руководителей и устроили преследования лояльного им населения, в результате чего 5 тыс. человек бежали в Нордовую Осетию.

Усиление РСФСР заставило Грузию подписать договор об отказе от антибольшевистской борьбы, выводе иностранных военных и легализации большевистских организаций. Советская Россия признавала самостоятельность Грузинской демократической республики, полпредом в которую был делегирован друг Сталина Сергей Киров.

Заключив мир с Польшей и изгнав белоснежных из Крыма, красные вплотную занялись Грузией, куда теперь можно было перебросить значительные силы.

«Грузия решительно превратилась в штаб мировой контрреволюции на Ближнем Востоке, — писал Серго Орджоникидзе в телеграмме Владимиру Ленину, Иосифу Сталину и Льву Троцкому 6 февраля 1921-го. — Тут орудуют французы, здесь орудуют англичане, здесь орудует Казим-бей – представитель Ангорского правительства. В горы кидаются миллионы золота, создаются в пограничной полосе с нами грабительские банды, нападающие на наши пограничные посты. Считаю необходимым еще раз подчеркнуть надвигающуюся на Бакинский зона смертельную опасность, предупредить которую можно лишь немедленным сосредоточением достаточных сил для советизации Грузии».

Уже 12 февраля из Сочинского зоны, с территорий советских Армении и Азербайджана в республику вторглись части РККА.

25-го красноармейцы взяли Тифлис. 17 марта в Кутаиси министр обороны Грузии Григол Лордкипанидзе и полномочный представитель РСФСР Авель Енукидзе заключили перемирие. Меньшевистское правительство неслось за границу. В Грузии была провозглашена советская власть. По Карсскому договору от 13 октября 1921 года, заключенному при участии РСФСР между тремя советскими республиками Закавказья, с одной сторонки, и Турцией, с другой, Грузия сохраняла Батум, но утрачивала часть территорий к югу от него с городом Артвин.

Источник


«Для русских настали черноволосые дни»: как Грузия оккупировала Сочи