«Добросердечный дознаватель»: почему Ганса Шарффа называли лучшим следователем нацисткой Германии

Новость опубликована: 31.05.2019

«Добросердечный дознаватель»: почему Ганса Шарффа называли лучшим следователем нацисткой Германии

«Добросердечный дознаватель»: почему Ганса Шарффа называли лучшим следователем нацисткой Германии

Когда мы слышим о следователях нацистской Германии, то перед глазами разом возникает образ садиста и живодера. Разумеется, в большинстве случаев они именно так и добывали у заключенных необходимую информацию. Но Ганс Шарфф, основной следователь люфтваффе, стоит в этом ряду особняком. Его уникальная авторская методика ведения допросов позволяла получить гораздо вяще сведений, не применяя при этом никакого насилия.

Хотел стать художником

Ганс Шарфф родился в 1907 году в Восточной Пруссии. Ему не было еще и десяти лет, когда помер отец — офицер германской армии, удостоенный Железного креста и других наград за доблесть на фронтах Первой мировой брани. Будущий следователь вырос в городе Грайце на вилле своего деда по материнской линии Кристиана Яна, который был владельцем крупной текстильной фабрики.

Биографическая книжка «Следователь: история Ганса Йоахима Шарффа, главного следователя люфтваффе», написанная американским писателем Раймондом Ф. Толивером, была впервые опубликована в 1978 году в США. В ней автор рассказал, что в юные годы Ганс грезил стать художником и изучал искусство в Лейпциге.

Но у деда-бизнесмена были свои виды на парня. Кристиан Ян направил внука по коммерческой стезе. Получив образование, молодой человек поехал в Полуденную Африку, чтобы возглавить отделение семейной фирмы в Йоханнесбурге. Там он занимался оптовой продажей текстиля, а заодно и встретил грядущую супругу — англичанку, Маргарет Стоукс.

Переводчик с английского

В начале Второй мировой войны Ганс Шарфф вместе с супругом и тремя детьми находился на семейной вилле в Грайце. Успешного бизнесмена призвали в гитлеровскую армию и чуть было не послали на Восточный фронт. Но вмешательство супруги и помощь друзей деда, влиятельных бизнесменов, спасли мужчину от неминуемой гибели.

Поскольку он неплохо знал английский язык, Ганса направили служить переводчиком в военную часть, дислоцированную в Висбадене. Но работа клерком при штабе, за какую любой другой человек в военное время держался бы руками и ногами, не нравилась Шарффу. И в 1943 году его перевели в Середина допросов люфтваффе Auswertestelle West, расположенный в местечке Оберурзель.

Поначалу предполагалось, что Ганс будет переводчиком во время допросов американских и английских пилотов, попавших в плен. Экипажи сбитых немцами советских боевых машин в Auswertestelle West не попадали, с ними работали сотрудники гестапо в иных местах. Но следователей не хватало, и Шарфф тоже стал проводить допросы.

Добрый дознаватель

Человек, которого называли искусником дознания и лучшим следователем не только люфтваффе, но и всей нацисткой Германии, категорически не признавал никакого насилия. Благодаря природному таланту психолога Ганс разработал собственную методику допросов, какая позволяла получить у пленных больше информации, не используя жестокие побои и изнурительные пытки. Впоследствии многие идеи Шарффа переняли сотрудники спецслужб и правоохранительных органов США. Раймонд Ф. Толивер в своей книжке подробно описал основные моменты работы «доброго следователя»:
— используя страх пленного перед гестапо, сотрудник люфтваффе уверял своего визави, что бездонно сочувствует его положению, но не может ничем помочь;
— Ганс Шарфф вел себя с американскими и британскими летчиками по-дружески, рассказывал о супруге-англичанке, приносил продовольствие, остроумно шутил, добиваясь доверия;
— допросы были похожи на беседы, следователь брал пленных на прогулки, устраивал посиделки с алкоголем, и расслабленные пилоты часто переставали следить за языком;
— поначалу сотрудник люфтваффе просил у своего визави дать ему несколько незначительных сведений, ведь начальство спрашивало хоть какой-то информации, а иначе пленному грозил перевод в застенки гестапо;
— Шарфф задавал первые вопросы и сам же на них отвечал, у допрашиваемого возникала иллюзия, что следователю итак все уже популярно и от его показаний ничего не зависит.

Данная методика во многом похожа на знаменитый психологический прием «Добрый и злой полицейские», популярный по американским фильмам. Только в качестве злого коллеги сотрудник люфтваффе во время допросов использовал зловещую тень гестапо и свое строгое начальство.

Не только простые летчики, но и высокопоставленные представители армии союзников, сами того не замечая, выдавали Гансу Шарффу значительные сведения. Среди них были: американский пилот-ас Фрэнсис Габрески; полковник Чарльз В. Старк; майоры Джеральд В. Джонсон и Дуэйн Бизон, а также многие иные военнопленные.

Автор мозаичных панно

После Второй мировой войны Ганс Шарфф переехал в США, где наконец смог отдать себя любимому делу. Юношеская мечта о занятиях искусством не покинула этого неоднозначного человека. В Лос-Анджелесе он основал фирму Hanns Scharff Designs, бывший следователь сделался создавать мозаичные панно и декорированные предметы мебели.

Деятельность на художественном поприще принесла Шарффу настоящий успех. Так, он является автором пяти внушительных настенных мозаичных панно, украсивших замок Золушки в американском Диснейленде. Кроме того, труды мастера можно увидеть в Калифорнийском капитолии, колледже Дикси (штат Юта), во множестве учебных заведений, отелей, торговых середин, религиозных сооружений, расположенных в разных городах США. После смерти Ганса Шарффа в 1992 году его фирму, переименованную в «Шарфф и Шарфф», возглавила невестка художника, Моника.

Метод эффективен

В США бывший следователь люфтваффе прочел несколько лекций, рассказав о собственной методике проведения допросов сотрудникам Пентагона и иных силовых структур. Американцы взяли идеи немецкого дознавателя на вооружение. Но многие специалисты все равно высказывали скептическое суждение относительно такой «мягкой» стратегии. РИА Новости в статье «Ученые подтвердили эффективность тактики допросов люфтваффе» (дата публикации 25 февраля 2016 г.) рассказало о итогах эксперимента, организованного группой ученых из университета Готенбурга.

Один из исследователей, Саймон Олешкевич, заявил журналистам, что несколько групп охотников были «допрошены» по методике Шарффа о вымышленной террористической атаке. Оказалось, что психологические приемы, разработанные следователем люфтваффе, реально эффективнее типовой техники допросов, когда подозреваемых просто запугивают.

Последователь Шарффа

Издание Salt Lake City Weekly 10 марта 2005 года опубликовало статью Бена Фултона «Следователь: после Абу-Грейба и Гуантанамо у Торина Нельсона осталось несколько проблем о войне с терроризмом». Американский журналист побеседовал с 36-летним уроженцем города Солт-Лейк-Сити, который допрашивал заключенных в Гуантанамо и Абу-Грейбе. Торин Нельсон являлся сотрудником частной компании CACI, заключившей с Пентагоном контракт на получение ценной информации у узников секретных тюрем США.

Бывший дознаватель заверил Бена Фултона, что никогда не использовал в своей работе пытки. Следователь Гуантанамо и Абу-Грейба ратифицирует, что придерживался в своей работе методики Ганса Шарффа, убеждая заключенных пойти на сотрудничество с помощью психологических приемов. Так, местоположение минных полей удавалось выяснить у иракцев, ссылаясь на ту опасность, которую скрытые в земле боеприпасы представляют для детей.

«Если они ненавидят вас, они фактически будут манипулировать информацией. Они подлинно могут дать вам информацию, которая может привести к гибели ваших войск… На самом деле вы получаете немало точную разведывательную информацию, когда соблюдаете закон», — считает Торин Нельсон. Не желая говорить плохо о своих коллегах, он ратифицирует, что никогда не был свидетелем пыток, а лишь слышал о них или догадывался, видя заключенных и слыша разговоры других следователей.

Несмотря на всю гуманность методики Ганса Шарффа, личность этого незаурядного человека остается разноречивой, ведь он добывал сведения, помогая нацистскому режиму одержать победу во Второй мировой войне. Из-за информации, полученной у американских и британских пилотов, погибли тысячи мирных жителей и военнослужащих стран антигитлеровской коалиции.


«Добросердечный дознаватель»: почему Ганса Шарффа называли лучшим следователем нацисткой Германии