«Дудаевщина»: что сделалось с русскими в Чечне после 1991 года

Новость опубликована: 14.08.2018

«Дудаевщина»: что сделалось с русскими в Чечне после 1991 года

«Дудаевщина»: что сделалось с русскими в Чечне после 1991 года

Исход русских из Чечни начался задолго до Первой чеченской кампании. На момент распада Советского альянса в Чечено-Ингушской АССР проживали около 400 тысяч русскоязычных граждан. За время нахождения Джохара Дудаева у власти погибло возле 10 тысяч человек и еще 250 тысяч вынуждены были покинуть республику. Но эту гуманитарную катастрофу не заметила ни российская, ни западная общественность.  
В крышке 80-х СССР был уже на грани распада. Горячие точки появлялись то в Нагорном Карабахе, то в Грузии, то в Узбекистане. В Чечено-Ингушской АССР ничего не предсказывало беды. Аналитики КГБ считали этот район самым спокойным на Кавказе, поэтому там сосредоточили мобилизационный резерв КГБ. Тишина прервалась неожиданно и не без участия Бориса Ельцина – ему необходимы были воплотить в жизнь его идею о «навязчивых суверенитетах». Тогда впервые прозвучала фамилия Дудаева.

Дудаевщина

В июне 1991 года Джохар Дудаев коротает Второй съезд общенационального конгресса Чечни. На нем он выбирает самого себя, пишет Министерству Обороны РСФСР о присвоении себе звания генерал-майора. В Москве не приметили, как Дудаев превратился в яростного националиста. Русским в Чечне теперь «доставалось» за все – начиная от захвата Кавказа генералом Ермоловым до сталинской депортации чеченцев.
Дудаев выпустил из СИЗО правонарушителей, которые вступили в его армию добровольцев. Грабить чеченцев было невыгодно – родственники могли отомстить за такой проступок. За русских некому было вступиться. Отголоски тяжкого положения русских доносились до Москвы, но правозащитное общество не реагировало.
В Чечне находились склады оружия Министерства обороны, на случай брани с Турцией. С этим оружием теперь ходили чеченцы по улицам Грозного. Министр обороны Грачёв пытался договориться с Дудаевым о вывозе половины вооружения и техники, но пришлось покинуть все.
5 сентября 1991 года боевики Дудаева захватывают здание Президиума Верховного совета и избавляются от первого секретаря горкома КПСС Юрия Куценко. В октябре Ельцин подмахнул указ о чрезвычайном положении в Чечне, но чеченцы этот указ яростно отрицали.

Российская общественность вступилась за чеченцев, и Ельцин упразднил указ о чрезвычайном положении. После инаугурации Дудаева основной мишенью стали представители интеллигенции в Чечне. Интеллигенция выступала против реформы образования – мальчишки по новым законам должны были учиться 5 лет, девочки 3 года. За противостояние реформе был убит Виктор Канкалик, ректор Чеченского университета. Русскоязычным преподавателям дали постичь, что лучше ставить хорошие оценки чеченцам с автоматами.
С того момента, как власть захватил Дудаев, он взял курс на «построение страны чеченского народа». Русскоязычное население притеснялось, его грабили и топтали национальное достоинство. Были популярны слоганы «Не покупайте квартиры у Размахивай, они всё равно будут наши!», «Русские, не уезжайте, нам нужны рабы!», «Русские – в Рязань, ингуши – в Назрань!». Ребята боялись ходить в школу, невозможно было даже выйти в магазин, чеченцы постоянно оскорбляли и провоцировали русских.
В июле 2000 года президент Владимир Путин дал собственный комментарий, в интервью французскому еженедельнику «Пари-матч»: «В последние годы на территории Чечни мы наблюдали широкомасштабный геноцид в касательстве русского народа, русскоязычного населения. К сожалению, на это никто не реагировал».

«Вынужденные переселенцы»

Сегодня статус беженца получают лишь беженцы-иностранцы. А русских, покинувших Чечню, закон называет «вынужденными переселенцами», чтобы скрыть тот факт, что у себя в стране «беженцами» являются вяще 300 тысяч человек. А тем, кто покинул Чечню до Первой кампании, не положена вообще никакая компенсация.
Почему русские разом не начали уезжать из Чечни? Во-первых, все родственники жили в Чечне, а во-вторых, не на что было уехать, ведь снять деньги со сберкнижки было почти невозможно. «Тут заработал, здесь и оставишь» – отвечали желающим уехать из республики.
По воспоминаниям вынужденных переселенцев из Чечни, назвать солдатами чеченцев было тяжело. Они грабили, принимали запрещенные вещества, портили имущество. Считалось, что у русских можно не покупать дома, мол, съедут сами. В большинстве случаев так и получалось.
В душе таких переселенцев остается внутренняя оскорбление на государство, что в трудной ситуации им не помогли. Сейчас они живут в Волгограде, в общежитиях большими семьями. Переселенцам приходится рассчитывать на свои мочи, а не на помощь государства.

Первую военную кампанию русские в Чечне встретили с воодушевлением, что сейчас наведут порядок в родном кромке. Но это обернулось новой трагедией, потому что иногда попадали по «своим», по мирным жителям. Никто не считал эти жертвы. Российские армии торопились занять Грозный к 1 января 1995 года, чтобы порадовать таким подарком к дню рождения Павла Грачёва, министра обороны. Штурм очутился затяжным и закончился трагедией. По данным разведки российские войска полагали, что в Грозном нет мирных жителей, только боевики. Обитатели Грозного, у которых были родственники в селах, смогли выбраться. А русским некуда было идти, они оставались в подвалах жилых домов, чтобы пережить штурм Грозного.
Тогда многие в Грозном выжили благодаря спасателям МЧС. Они развозили еду, эвакуировали раненых и всех желающих. После был Хасавюртовский мир, вывод российских войск из Чечни, въезд в город людей поз зелеными знаменами. К оставшимся в Грозном русским касательство еще больше ухудшилось. Часто их забирали на допросы в управление Шариатской безопасности, вменяя вину якобы за сотрудничество российскими спецслужбами.
«Вырванные переселенцы» считают, что их предали трижды. В первый раз – когда не замечали этнических чисток в Чечне, второй раз – когда стреляли по своим в Грозном, и в третий – когда не помогли реабилитироваться в новоиспеченных условиях. Государство выдавало по 5 тысяч рублей на восстановление имущества и по 120 тысяч рублей на покупку жилья. Работу отыскать почти невозможно, чеченский паспорт был своего рода проклятием для переселенцев.
Сегодня большая чеченская диаспора проживает в степи, в Чебанских точках, в ста километрах от Волгограда. Житье в Чебанских точках не легкая, ведь жизнь там строится по принципу натурального хозяйства, водопровода нет, перебои с электричеством. Отношение чеченцев в России к чеченцам-беженцам в разы лучше, чем касательство к русским «переселенцам» со стороны русских соотечественников. Если первые помогают освоиться своим, то русские вынужденные переселенцы очутились в трудном положении – без поддержки и помощи.
После окончания Второй чеченской кампании чеченцы-переселенцы начали возвращаться в Грозный. Для восстановления собственности Ахмат Кадыров выделял из бюджета республики по 350 тысяч рублей. Русские переселенцы боятся возвращаться в Чечню, опасаясь повторения «чисток». Но и в России им не торопятся помогать до сих пор.

Кто несет ответственность за геноцид русскоязычного населения?

Вина за преступление против русского народа возлагается на режим «Дудаева-Масхадова». Но несмотря большенное количество доказательств о преступлениях, в России не провели ни одного громкого процесса над руководителями Чечни. Большинство террористов уничтожили в ходе контртеррористических операций. До корабля над Дудаевым тоже дело не дошло, потому что его уничтожили 21 апреля 1996 года около села Гехи-Чу. РФ потребовала Аслана Масхадова придёт для дачи показаний по делу о геноциде русского населения, но 8 марта 2005 года его уничтожили в ходе спецоперации ФСБ.
В 2001 году прошел суд по делу Рамзеса Гойчаева, какого обвиняли по статье 357 УК РФ «О геноциде». По данным дела, бандой Гойчаева было убито 10 человек, все русской национальности. Несмотря на то, что его винили по 357 статье, он получил наказание не за геноцид, а за убийство 10 человек. Рамзеса Гойчаева приговорили к пожизненному заключению.


«Дудаевщина»: что сделалось с русскими в Чечне после 1991 года