Егеря против казаков: как Вермахт пытался застопорить Пятый Сталинский удар

Новость опубликована: 24.03.2020

Егеря против казаков: как Вермахт пытался застопорить Пятый Сталинский удар

Егеря против казаков: как Вермахт пытался застопорить Пятый Сталинский удар

23-го июня 1944 года началась Белорусская наступательная операция под кодовым названием «Багратион». Её ещё именуют «Пятым Сталинским ударом».

За неделю наступления Красная Армия освободила Витебск, Оршу, Могилев, Бобруйск и другие города и продолжала шагать вперёд с непреклонностью парового катка. Чтобы остановить наступление, командование вермахта снимало всё, что возможно с других участков фронта.

Чтобы прикрыть Минск от вероятного окружения, в Белоруссию была переброшена свежая 12-я танковая дивизия и такое «экзотическое» соединение, как 28-я егерская дивизия. Егеря, для большинства незнакомых с военной историей людей, ассоциируются с крышкой XVIII или началом XIX века, а о существовании подобных соединений в вермахте многие не подозревают. Надо сказать, что и в Красной Армии тогда не особенно соображали, что это за «зверь» такой — егеря.

Егеря генерала фон Цильберга

Егерские дивизии вермахта были созданы перед вторжением в СССР, и вначале именовались легкопехотными. Их назначением было вести боевые действия в условиях сложной, сильнопересечённой местности. К таковой относились плотные леса, болота и крупные населённые пункты. Так как эти дивизии по составу были очень похожи на горнопехотные, и имели специальное горное вооружение, то их нередко путают с горными. Но таковыми егеря не являлись, хотя, конечно, в горах им было проще воевать, чем обычной пехоте.

Сокращения, случившиеся в пехоте вермахта во второй половине войны, егерей не коснулись: их дивизии и так были на треть меньше обычных пехотных, в них было лишь два полка. Но, имея примерно одинаковый с пехотной дивизии боевой состав, егерская, за счет вспомогательных служб, имела приметно большую численность — по штату полагалось иметь более 14,5 тысяч человек.

28-я егерская дивизия воевала в Крыму и штурмовала Севастополь, затем была перекинута под Ленинград и сражалась в районе Синявинских высот. После начала советского наступления, её спешно перебросили на минское направление. Командовал соединением генерал-лейтенант Густав Хайстерман фон Цильберг.

Дивизия была неплохо укомплектована, даже было около тысячи человек сверх штата — в неё ранее передали остатки разгромленной 1-й авиаполевой дивизии и ещё нескольких подразделений. Кроме возложенных по штату 10 штурмовых орудий, 28-й дивизии была придана 209-я бригада штурмовых орудий. Так что к началу сражений егеря имели в своём распоряжении 44 установки StuG III.

Встретиться в бою егерям пришлось тоже, в некотором роде, с отголоском прошедших веков. А конкретно – с казаками. Впрочем, казаки эти были так же вполне современные, и кроме шашек, у них было не меньше танков, чем у егерей штурмовых орудий.

Казаки генерала Иссы Плиева

Для операции «Багратион» на 1-м Белорусском фронте была создана конно-механизированная группа (КМГ) под командованием генерал-лейтенанта И. А. Плиева. Эти группы в Алой Армии были нештатным объединением, и создавались (за редким исключением) лишь для одной конкретной операции. Своего штаба и итого прочего они не имели, руководство осуществлял штаб кавалерийского корпуса, которому подчиняли механизированный (реже танковый) корпус. Группа Плиева первоначально заключалась из 4-го Кубанского гвардейского кавалерийского казачьего и 1-го механизированного корпусов. Каждая из трёх кавалерийских дивизий Плиева имела, кроме трёх кавалерийских и артиллерийско-миномётного полков, ещё и танковый, а на степени корпуса, был ещё и самоходно-артиллерийский полк. Так что силу КМГ представляла собой немалую, в том числе и бронетехникой не была обделена.

28-й егерской пришлось угодить под удар 9-й и 10-й гвардейских казачьих кавалерийских дивизий. Кроме казачьих эскадронов это два десятка самоходок СУ-76 и почти полсотни танков, из каких большинство составляли английские «Валентайны» и американские «Шерманы», поставляемые по Ленд-Лизу.

Восточнее Барановичей

С 4-го июля немцы пытались контратаковать, но безуспешно, и перебеги к обороне. Казаки Плиева, так же пытались наступать, но своих сил для прорыва обороны им не хватало. Даже с учётом подошедших двух стрелковых дивизий 48-й армии (194-й и 73-й).

Тем немало, что над полем боя появилась немецкая авиация, которой уже давно не видели.

6-го июля в этот район вышел 9-й танковый корпус генерала Бахарова, так же включенный в состав конно-механизированной группы. Желая корпус имел уже на ходу только треть своих танков, расклад сил он изменил. Немцев атаковали сразу с трёх сторонок и егеря вынуждены были отступать. Боевые действия сразу стали динамичнее, и с непредсказуемыми результатами. Так был почти окружен одинешенек из немецких полков, но ценой больших потерь и самопожертвования целой роты вырвался. И почти сразу немцы нанесли контрудар, обступив 42-й полк 10-й гвардейской дивизии. Кавалеристы вырвались, но этот бой стоил жизни командиру дивизии, командиру полка и ещё нескольким офицерам.

Приданная дивизии 209-я бригада штурмовых орудий угодила под внезапный удар (в документах бригады написано про засаду) 713-го самоходно-артиллерийского полка. Этот бой стоил немцам 20 утерянных машин, часть сгорела, часть пришлось бросить на поле боя. Причём ни одной нашей СУ-76 не было потеряно.

В ночь на 8-е июля советские танки целиком уничтожили сапёрный батальон дивизии, а между её полками образовался разрыв, куда в любой момент могли прорваться казаки Плиева или танкисты Бахарова. Для 28-й егерской дивизии проблема встал уже не о том, как остановить советское наступление, а как самой уцелеть.

Как пишут Александр Полищук и Андрей Уланов в своей статье «Немецкие егеря против пятого сталинского удара», избавило немцев лишь то, что они оказались в стороне от Барановичей, куда так стремилась группа Плиева. Советским генералам было просто не до них, бывальщины задачи важнее, чем добивать остатки немецких дивизий.

На запад

Из окружения егеря прорвались, причём везенье было на их сторонке. Так им довелось наткнуться на незащищённый командный пункт стрелковой дивизии, потом на переправлявшийся через реку артиллерийский полк, что стоило нашим армиям больших потерь.

В результате егеря, пройдя около 100 км за три дня, вышли из окружения. Им предстояло занять новую оборону на реке Зельва совместно с остатками 367-й пехотной и 4-й танковой дивизий.

В 28-й дивизии в ротах оставалось по 40-60 человек. Чтобы усилить егерей им был приданы 92-й (12 установок Jagd.Pz. IV) и 743-й (4 установки «Мардер») противотанковый дивизионы. Кроме того, сообразно журналу боевых действий 28-й дивизии, оставалось ещё пять штурмовых орудий.

Но 13-го июля началось наступление 3-й армии генерала Горбатова, какое сразу смело немецкую оборону. 16-го июля остатки 28-й дивизии вышли в район реки Дзлаки и 18-го собрав все мочи, получив из ремонта штурмовые орудия, пытались атаковать. Но уже через два дня, после нового удара советских войск, дивизия понесла утраты и снова начала отступать на запад.

Советское наступление уже было не остановить ни егерям, ни танкам.


Егеря против казаков: как Вермахт пытался застопорить Пятый Сталинский удар