Ессентуки. Казачий кордон, сделавшийся легендой

Новость опубликована: 05.06.2019

Первые поселения, отысканные археологами близ современных Ессентуков, принадлежали Золотой Орде. По легенде, в одном из погребальных мавзолеев даже был похоронен племянник самого Чингисхана. Однако запоздалее местность была населена крайне слабо. Ко времени освоения этой территории Российской империей каких-либо поселений в зоне Ессентуков не было, но кажущееся запустение отнюдь не было безопасным.

Начало Ессентукам положили бойцы Кавказской линии

Есть две версии появления постоянного поселения, которое позже вырастет в Ессентуки. Так, по одной версии в 1798 году, когда пограничная черта, разделяющая земли Российской империи и земли горцев, сдвинулась южнее Константиногорской крепости (находилась в районе современного Пятигорска), на правом сберегаю реки Большой Ессентучок (по другим данным, на левом берегу Большого Ессентучка, притока реки Подкумок) был возведён редут. Его наименовали Ессентукским. Но история редута была крайне короткой, т.к. он вскоре, в связи с продвижением Кавказской линии на юг, в район будущего Кисловодска, утерял своё предыдущее военное значение.

Ессентуки. Казачий кордон, сделавшийся легендой

По другой версии, редута в принципе никогда не было, т.к. в данном формате это оборонительное сооружение не могло разрешить никаких военных задач в этом районе. А вместо редута был возведён типичный кордонный пост с крепостным валом и рвом, собственной артиллерией и дозорными вышками. И если первая версия подвергается сомнению, то со второй согласны даже апологеты существования Ессентукского редута. Этот пост имел своей задачей контролировать свой участок дороги от, как тогда их именовали, Горячих до Кислых вод.

Жизнь Ессентукского поста лилась так же, как жизнь прочих кордонов Кавказской линии. Даже указ императора Александра I от 24 апреля 1803-го года, утвердившего поза о Кавказских Минеральных Водах, которое и было началом курортного района, жизни Ессентукского поста не изменил.

Переломным сделался 1811-й год (по другим данным 1810-й). В том году казаки поста заметили, как к их кордону подъехал отряд всадников. Нет, никакого оживления это не потребовало, т.к. во главе конной группы был офицер Русской императорской армии князь Измаил-Бей Атажуков, проходящий службу на Кавказской укреплённой черты. Но интерес вызвал мужчина, одетый в гражданское платье. Этим человеком был московский врач и исследователь Фёдор (Фридрих) Гааз, отворивший в то же время железноводские источники.

Ессентуки. Казачий кордон, сделавшийся легендой
Бювет Гаазо-Пономарёвского источника

Именно этот «загадочный» гражданский примется тщательно расспрашивать любого бойца Ессентукского гарнизона, ведь кому как не им, кто выведал все подходы к посту, все балки и ущелья, знать эту землю. Во время этого расспроса одинешенек из казаков и поведал Фёдору Гаазу, что во время фуражировки заметил как лошади, несмотря на наличие прочих источников питьевой воды, отдают предпочтение одному из них.

Так, отряд во главе с Измаил-Бей Атажуковым, доктором Гаазом и казаками гарнизона отправился за три версты от поста к тому самому пункту, где лошади предпочитали утолять жажду. Местность была безлюдная, труднопроходимая и несколько заболоченная, благодаря слиянию рек Бугунта и Подкумок. Наконец отряд вышел по лошадиным отпечаткам к реке Кислуша, отчасти образованной именно минеральными ключами. В долине ручья Гааз обнаружил два небольших колодца, на дне каких и пробивались целебные источники.

Колодцы эти позже станут родоначальниками знаменитых «Ессентуков», а находились они на месте будущего Гаазо-Пономаревского павильона (также их именуют бюветами). Доктор Гааз разом же составил подробное описание этих минеральных вод. Однако, как ни странно, ессентукские источники очень долгое время оставались на задах и не привлекали особого внимания – долгие годы только гарнизонные лошадки да ессентукские казаки наслаждались в будущем легендарными водами. То ли доктор Гааз был чересчур очарован железноводскими источниками, а ессентукские посчитал незначительными, то ли бурное развитие Кавминвод затмило отдельные их жемчужины.

На задворках империи

Так или по-иному, но только в 1823-м году профессор Петербургской Медико-Хирургической академии Александр Петрович Нелюбин прибыл к Ессентукскому посту. Собственно он смог оценить потенциал Ессентуков, провёл глубокие исследования и составил их более подробное описание, определив и классифицировав на две группы – соляно-щелочные и серно-щелочные. Кроме того он отворил также новые источники, доведя число исследованных ключей до двадцати.

Ессентуки. Казачий кордон, сделавшийся легендой
Ессентукская станица

Однако и в этот раз Ессентуки рисковали остаться незамеченными. Наконец, в 1825-м году, 15 марта легендарный генерал Алексей Петрович Ермолов приказал возвести в 3,5 верстах северо-восточнее уже раскассированного Ессентукского поста на реке Бугунте казачью станицу. Стоит отметить, что это решение генерал принял ещё в 1821-м году, регулярно рапортуя в столицу с мольбой разрешить основание новой станицы. Для этой цели отрядили несколько сотен казачьих семей волгских (волжских) казаков, какие и должны были стать первыми местными жителями.

Вот какие цифры переселенцев приводит в своём труде «Терские казаки со стародавних пор. Гребенское войско» генерал-лейтенант и историк Иван Диомидович Попко:

«Из Александровской станицы выведено было в 1825 году 385 семейств, и из этого числа 100 семейств поселились на Подкумке, у крепости Кисловодской, где образовалась станица Кисловодская, 50 семей положили начало станице Бургустанской… и 235 семейств основали на реке Бугунте станицу Ессентукскую».

Ессентуки. Казачий кордон, сделавшийся легендой

Центр станицы располагался в полутора километрах от устья реки Бугунта на правом её сберегаю. Там же казаки в том же 1825-м году заложили станичную церковь Святого Николая Чудотворца, спроектированную Иосифом Карловичем Бернардацци – первым зодчим Пятигорска и Кисловодска. При храме была открыта церковно-приходская школа, библиотека и архив, там же вскоре было принято хранить мемориальные доски с именами казаков особо отличившихся в русско-турецкой брани 1877-78 годов и русско-японской войне 1904-05 годов. Церковь не закрывалась даже в советское время и является действующей и сейчас.

Но как же минеральные ключи? Увы, они так и оставались обойдёнными лечебными маршрутами. Однако, первые целебные «ванны» всё же были устроены… казаками. Не имея медицинского образования, но умудрённые житейским экспериментом, казаки быстро вырыли купальни и обустроили их, что называется, как могли. Станичники, конечно, не только купались в минеральной воде, но и тянули её. Тем не менее, слухи о «казачьих минеральных водах» продолжали распространяться по краю, поэтому к Ессентукской станице потянулись больные. Для них станичники привозили воду в бочках, при этом не мастеря большого различия между различными источниками, посему большой пользы без какой-либо систематичности такое лечение не имело.

Развитию грядущего курорта мешала и обстановка практически прифронтовой полосы. В 1831 году на Ессентукскую станицу мятежные горцы совершили грабительское налет, которое вылилось в настоящий бой. Многие казаки погибли в этом столкновении, но жизни своих семей защитили. Добычей нападавших сделалось только стадо овец.

Ессентуки. Казачий кордон, сделавшийся легендой

При этом врачи, исследовавшие Ессентуки, такие, как Фёдор Петрович Конради (главврач КМВ с 1822-го года) или доктор Карл Норманн, продолжают указывать на бесспорную перспективность Ессентуков, соседствующую в тот момент с тотальной неустроенностью.

Обороняющийся курорт

Наконец, в 1839-м году штаб войск Кавказской черты с разрешения высокого столичного начальства приступает к работе по благоустройству Ессентуков. Казаки начали строительство ванн на щелочных ессентукских ключах. Таким образом, полковое правление Волгского полка свело несколько источников в один бассейн и установило недалеко от нынешнего бювета Гаазо-Пономаревского ключа деревянную купальню, с подогревом воды при помощи самовара. Эта система была уже опробована в Кисловодске и Железноводске.

Ессентуки. Казачий кордон, сделавшийся легендой

Наконец, в 1841-м году возводят первые каменные бассейны, но уже в 1843-м году мятежные горцы организуют одну из заключительных масштабных вылазок не просто с военными целями и желанием банального грабежа, а с варварской целью пресечь развитие Минеральных Вод Кавказа. 3000 бойцов пересекли Кавказскую черту и ринулись в глубь кавказских владений империи. Несмотря на крупные силы неприятеля, казаки вовремя преградили дорогу горцам и не допустили их до банкротства набиравших известность курортов. Вскоре после начала вылазки противник был оттеснён западнее Ессентуков – к станице Бекешевской, а после невнимателен по горам.

В 1846-м году Кавминводы передаются от Медицинского департамента в ведение кавказского наместника, генерала и князя Михаила Воронцова. Наместник разом же засучил рукава на ниве курортного развития. В том же году он поручил казакам начать активное строительство с целью облагородить территорию кругом источников, но уже в сентябре управление непосредственно ессентукскими источниками переходит Пятигорской Строительной комиссии, что вызывает оправданное возмущение казаков, проливавших кровь за эту землю. Несмотря на несправедливость решения, оно позитивно сказалось на развитии Ессентуков.

Ессентуки. Казачий кордон, сделавшийся легендой
Этикетки первых бутылок минеральной воды

Уже в 1847-м начинается стройка галереи 17-го источника (архитектурный проект Самуила Уптона, знакового для Ессентуков архитектора), который функционирует и сейчас. Несколько запоздалее закладывается курортный парк, строится гостиница, и вскоре князь Воронцов добивается поставок минеральной воды в бутылках в иные города империи. Легенда по имени Ессентуки начинает дышать полной грудью, но это уже иная веха в истории некогда фронтового города.

Ключ


Ессентуки. Казачий кордон, сделавшийся легендой