«Это чудо, если кого-то убивают копьём»

Новость опубликована: 23.11.2019

«Это чудо, если кого-то убивают копьём»
Колесцовый пистолет: оружие, создавшее в Европе новоиспеченный род войск – конницу пистольеров. Пистолеты, сделанные для знатных особ, очень богато отделывались. Иногда поверхности дерева за всевозможными инкрустациями попросту не было видно. (Императорский арсенал, Вена)
«…и разделилась конница на две части».
Первая книга Маккавейская 9:11

Военное дело на рубеже эпох. Так уж вышло, что в Средние века на территории Италии войны практически не затихали. Но особенно докучали всем бесконечные войны между гвельфами и гибеллинами, то кушать папским престолом и императором Священной Римской империи. Естественно, что убыль в людях была огромной, поэтому там очень спозаранку начали брать на службу наемников (прежде всего этим занимались богатые торговые города), обряжать их в рыцарские доспехи и оправлять в бой против феодальной знати. А та тоже не отставала и усердствовала набирать наемников, чтобы те сражались вместо них и их детей.

Кондотты и кондотьеры

Правда, первыми наемниками стали все-таки не итальянцы, а каталонцы, отряды каких подряжались служить за плату и в Венецию, и в Геную, и в Константинополь. Тем не менее, в Италии кондотьеры, то есть командиры кондотты, появились уже в 1379 году, когда Альберико ди Барбиано сформировал свою «Роту Святого Георгия». Самое увлекательное, однако, что с самого начала итальянские кондотьеры старались вести «хорошую войну» в отличие от «плохой войны», которую вели немцы и швейцарцы. Те пленных не хватали (особенно швейцарцы, которые их попросту резали как скот!), жгли города и селения, то есть вели себя как самые натуральные варвары. Не так поступали итальянские кондотьеры. Поскольку свои отряды они набирали на собственные деньги, к войне как таковой они прибегали лишь в крайнем случае, а так по возможности обходились без выстрелов. Они бывальщины медлительны и осторожны, много маневрировали и предпочитали переговоры и подкуп жестокостям «плохой войны». В боях иной раз не было даже раненых или их было совершенно немного, а потерять наемника для кондотьера в то время было то же самое, что сегодня для американцев потерять в каком-нибудь Ираке танк «Абрамс».

«Это чудо, если кого-то убивают копьём»
Рейтарские доспехи, ок. 1625 г. относившиеся Якобу Ганнибалу II, графу Гогенему (1595—1646). Мастер: Ханс Якоб Топф, Платтнер (1605 — 1628, Инсбрук). Материалы: вороненое железо, кожа, бархат. (Императорский арсенал, зал VIII, Вена) Обратите внимание на весьма пышные набедренники. Они были нужны, чтобы прикрыть такие же пышные, подбитые ватой штаны
Кондотту возглавлял капитан, а входившими в нее подразделениями «баньерами» (тоже, что и «стяг») командовали «баннерериусы» («знаменщики»). Обычно в «баньере» было 25 «копий», 20 из которых составляли «скводрон», а 10 – «энсень», под командой декуриона. «Пост» вводил в себя последние пять «копий». Им командовал капрал.

«Это чудо, если кого-то убивают копьём»
Доспех с предличником. В то же время доспехи простых пехотинцев и всадников со порой все более упрощались и постепенно свелись к кирасе и шлему – мориону или кабассету. Данный доспех, однако, интересен тем, что на нем к кирасе на крючках приделан съемный предличник. Скорее итого это было снаряжением копейщика. Стрелять из пистолета и заряжать его с таким «щитком» перед лицом было бы вряд ли удобно (Императорский арсенал, Вена)
В свою очередность итальянское «копье» было по численности меньше французского и бургундского. В него входила тройка воинов: конный латник, его паж и мечник-экюйе. Пехотинцы в «копье» не входили и вообще в «кондотте» их было немного. Назывались они «фанти» и от этого слова пошло французское слово «фантассен», то есть «пехотинец».

«Это чудо, если кого-то убивают копьём»
Итальянский всаднический доспех, ок. 1570 г. Относился Джакомо Соранзо. (1518 — 1599) Материалы: вороненое железо, черный бархат, кожа. Обращает на себя внимание крайне топорная ковка кирасы. По сути она даже не отделывалась, а сразу же после ковки подвергнута воронению (Императорский арсенал, Вена)
И вот как раз по образчику итальянских кондотт и стали впоследствии создаваться ордонансовые роты во Франции, Бургундии и Австрии. Их численность, как мы уже знаем, была вяще, чем у итальянцев. Этим европейские монархи пытались компенсировать худшую выучку итальянцев, которые черпали свой военный эксперимент в трактатах древних греков и римлян и которые лишь позднее стали доступны и другим европейским народам.

«Это чудо, если кого-то убивают копьём»
Доспех, изготовленный возле 1570 года. Владельцы: короли Генрих III и Генрих II (1551—1589). В настоящее время не выставляется. Материал: позолоченное железо, кожа. Фурнитура – латунная. (Императорский арсенал, Вена) Отметим, что мастерство мастеров-доспешников в это пора никуда не ушло, но… с одной стороны они делали замечательные образцы рыцарских и всаднических доспехов, а с другой в огромных количествах клепали серийные кирасы и морионы.

Конница делится на доли…

Надо заметить, что прогресс в области военной техники в то время шел очень быстро. Так, аркебуза с крышкой для пороховой полки, пружинным спуском курка и фитильным замком уже в 1475 году в Германии производились в массовом распорядке. В 1510 году они получили щиток, защищавший глаза стрелка от раскаленных пороховых части, разлетавшихся в стороны при выстреле, первые пистолеты в той же Германии показались уже в 1517-ом. Причем, считается, что тот же колесцовый замок для пистолета придумал еще Леонардо да Винчи где-то около 1480 – 1485-ого. Первые фитильные пистолеты и вовсе показались около 1480 года, но они были неудобны для всадников, поэтому не получили вначале широкого распространения.

Однако сначала все новации бывальщины направлены как раз на то, чтобы остановить лавину закованных в доспехи всадников, которым в прошлом в первую очередь недоставало всего лишь одного – дисциплины. Устоять против штурмов жандармов, одетых в столь совершенные доспехи, что им стали не нужны даже щиты, можно было лишь одним способом. Выставить против них частокол из пик. И пехотинцы массово превращаются в пикинеров, а длина их снимок увеличивается до 5 и даже 7 метров. Владеть такой «суперпикой» было тяжело, но по силам даже самому необученному новобранцу. От него лишь и требовалось – упереть ее в землю, прижать ногой, а двумя руками направлять в сторону приближающихся всадников, стараясь при этом вколоть ее коню в шею или же поразить всадника. Понятно, что пробить доспехи он не мог, но налетев на такую пику, всадник рисковал вылететь из седла, а падение в 30-килограммовых доспехах на землю обыкновенно выводило его из строя.

«Это чудо, если кого-то убивают копьём»
Полудоспех, принадлежавший Фрайхерру Йоханнесу Баптисте (1552 — 1588). Ок. 1585 г. Материалы: черное травленое железно, кожа, травяная льняная подкладка. (Императорский арсенал, зал VIII, Вена). Со временем доспехи «в три четверти» и вовсе уступили место таким вот полудоспехам. Налокотников эти доспехи уже вообще не имели. Их роль выполняли раструбы латных перчаток. Отпечаток от пули на самом видном месте, скорее всего, — своеобразный знак качества
Ну и, конечно, убивать таких конников было удобнее всего другим всадникам, а именно – конным аркебузирам, появившихся во французской армии указом Франциска I в 1534 году. К этому поре в дополнение к жандармам во французской кавалерии появились легкоконные всадники-шеволежеры, использовавшиеся для разведки и охранения. Теперь к ним в каждую роту добавилось по 10-50 человек конных аркебузиров. И разом же выяснилось, что для того, чтобы стрелять из аркебуз, им вовсе не требуется сходить с коня, что было очень удобно во всех касательствах.

«Это чудо, если кого-то убивают копьём»
Рапира с «пламенеющим клинком». Около 1600 года, Северная Италия, Милан. Меч в это время заменила шпага, также как арбалет – аркебуза и пистолет. Украшения рукояти в облике голов мавров – дань традиции, родившейся из-за путешествий в экзотические страны (Императорский арсенал, зал VIII, Вена)
Затем разновидности легкой конницы сделались множиться числом все более, а стоимость их вооружения уменьшаться. Появились драгуны – драгуны-копьеносцы и драгуны-аркебузиры, ставшие по сути аналогом пехотинцев-пикинеров и пехотинцев-аркебузиров, карабинеры – уроженцы Калабрии. Вооружавшиеся карабинами или эскопеттами с нарезными дулами, а также «албанцы», называвшиеся также эстрадиоты, одетые как турки, только без тюрбана на голове и носившие кабассет, кирасу и латные перчатки. Заключительных, например, нанимал Людовик XII воевать в Италии, и венецианцы – воевать с Людовиком. При этом они платили по дукату за голову каждого француза, так что брать их было совсем недешево!

«Это чудо, если кого-то убивают копьём»
Рапира, около 1600 года, принадлежавшая или самому императору Рудольфу II, или являвшаяся его подарком одному из своих фаворитов. Клинок: Пьетро Формигано, (ок. 1600, Падуя) Рукоять: Даниэль Саделер (резчик по металлу, до 1602 г. — Антверпен) (Императорский арсенал, зал VIII, Вена)

На поле боя являются кирасиры и рейтары

Проблема, однако, была в том, что при всей эффективности копейной тяжелой и легкой конницы, стоимость первой была уж чересчур велика. Выдержать без вреда для себя могла лишь лошадь, одетая в конские доспехи, но они были очень тяжелы – 30-50 кг и пути, плюс доспехи всадника – еще 30 кг и собственный его вес, плюс меч (и часто не один) и копье. Коню в итоге приходилось вести большенный груз, поэтому латной коннице требовались рослые, сильные и очень дорогие кони. К тому же стоило только вывести такую конь из строя, как цена ее всадника на поле боя разом падала до нуля. К тому же опять-таки вспомним, что доспехи теперь носила и пехота, а доспехи конников стали исключительно прочными. Хронист Франсуа де Ла Ну по прозвищу «Железная рука» и капитан в армии французских гугенотов (1531 – 1591), так, писал в 1590 году: «Пистолет может пробить защитное вооружение, а копье – не может. Это чудо, если кого-то убивают копьем».

«Это чудо, если кого-то убивают копьём»
Два испанских фитильных мушкета. Ок.1545 года. Приклад и цевье нательного с «испанским прикладом» обтянуты черным бархатом и обиты гвоздями с позолоченными шляпками
Поэтому любое удешевление всаднического вооружения государями лишь приветствовалось. «Отберите у копейщика его копье и хорошую лошадь, и тогда это будет кирасир», — писал некто Вальхаузен в 1618 году. Однако, доспехи кирасиров тоже подверглись, так произнести, «секуляризации». Сложные в изготовлении и подгонке по ноге ножные латы – сабатоны и наголенники, убрали, а набедренники стали делать лишь на переднюю часть бедер и в виде заходящих друг на друга пластин. Подогнать по размеру их было значительно легче, чему еще помогала и мода на пухлые, подбитые ватой, штаны. Ножные латы заменили рослые кавалерийские сапоги из жесткой кожи. Тоже не дешевые, но по сравнению с латной обувью дававшие немалую экономию. А латы для рук мастерить было всегда проще, чем для ног. К тому же их теперь стали заменять кольчугой, тогда как кирасы начали производить при помощи штамповки. Доспехи перестали полировать, а начали покрывать тучным слоем черной краски. Аналогичные доспехи использовали и рейтары – уроженцы Германии, из-за чего они получили прозвище «черноволосых дьяволов» и «черных банд», а за свое вооружение и рейтаров, и кирасиров стали еще и одинаково называть пистольерами, «пистолетчиками», поскольку и у тех, и у иным именно пистолет стал теперь главным оружием, заменителем копья. С другой стороны, тот же Ла Ну писал и о другом, а именно, что для защиты от пуль аркебузиров и мушкетеров, а также бессердечных ударов пиками, многие стали делать доспехи более прочными и стойкими, чем раньше. Вошли в моду дополнительные латные нагрудники, то кушать всадники, как и современные танки, начали использовать многослойную разнесенную броню!

P. S. Автор и администрация сайта выражают сердечную благодарность кураторам Венской оружейной палаты Ильзе Юнг и Флориану Куглеру за предоставленную возможность использовать ее фотоматериалы.

Продолжение вытекает…

Источник


«Это чудо, если кого-то убивают копьём»