«Ежов — мерзавец!»: за что Сталин расстрелял «железного» наркома

Новость опубликована: 06.07.2019

«Ежов — мерзавец!»: за что Сталин расстрелял «железного» наркома

«Ежов – мерзавец!»: за что Сталин расстрелял «железного» наркома

Ягода и Ежов стояли во главе репрессивного аппарата образцово одинаковое количество времени (каждый чуть более 2-х лет), однако результаты их деятельности сильно разнятся. И это объяснимо. При первом карательная машина лишь набирала ход, а при втором она заработала на всю мощь.

Генрих Ягода

Генрих Ягода, создатель ГУЛАГа и первый генеральный комиссар госбезопасности, выступающими способностями не отличался. Но зато он умел плести интриги и сталкивать лбами конкурентов. Троцкий его презрительно называл «усердным ничтожеством».

Головокружительная карьера Ягоды завязалась в аппарате Петроградского чека: меньше чем через год он стал управляющим делами особого отдела ВЧК. Еще при жизни Ленина Ягода поспел дослужиться до второго заместителя Дзержинского, а после смерти «железного Феликса» занял пост первого заместителя нового главы ОГПУ Вячеслава Менжинского.

Собственно в это время Ягода становится соратником Сталина в противостоянии с его политическими конкурентами, особенно полезным услужливый чекист был в борьбе против Троцкого и Зиновьева. Награда отыскала Ягоду в июле 1934 года: его назначают главой только что образованного НКВД и вошедшего в комиссариат Главного управления государственной безопасности (ГУГБ).

При всей приверженности к жесткому политическому курсу партии Ягода не раз высказывался о нужды либерализации карательной системы. Так, начальник Секретно-политического отдела НКВД Георгий Молчанов вспоминал разговор с Ягодой, в котором тот приметил, что пора прекратить расстреливать людей.

По словам историка Олега Хлевнюка, Ягода хоть и участвовал в организации ряда оглушительных процессов, в частности, по делу убийства Кирова и по «Кремлевскому делу», однако настоящим проводником сталинской линии здесь был Ежов, грядущий шеф НКВД. Более того, в некоторых случаях Ягода откровенно противился фабрикации дел о подпольных антисоветских организациях.

И все-таки собственно Генрих Ягода взрастил репрессивный аппарат НКВД, ведь на его фундамент будет опираться «Большой террор» 1937-38 годов. Совместно с Менжинским Ягода является создателем системы лагерей ГУЛАГ, которая продемонстрировала удивительную жизнеспособность. Если в 1930 году в ГУЛАГе отбывали кара около полумиллиона человек, то к моменту казни Ягоды в начале 1938 года там сидело уже почти 2 миллиона заключенных.

Генрих Ягода возглавлял НКВД с 10 июля 1934 года по 26 сентября 1936 года. Сообразно официальным данным, за этот период были осуждены 541 746 человек, еще 2347 расстреляны.

Николай Ежов

Партаппаратчик Иван Москвин сообщал про Николая Ежова: «Я не знаю более идеального работника, чем Ежов. Вернее, не работника, а исполнителя. Поручив ему что-нибудь, можно не испытывать и быть уверенным – он все сделает». Коллеги Ежова в один голос заявляли, что его отличительная черта – неумение вовремя остановиться. Благодаря такому слабому стремлению выделиться Ежов и заслужил благосклонность Сталина.

Он полностью отработал доверие вождя, расследуя убийство Кирова. Последствие, которое началось с обвинения Зиновьева и Каменева, вылилось в гигантский процесс, жертвами которого, по оценкам историка Юрия Жукова, сделались больше тысячи человек: К расстрелу было приговорено 17 человек, к тюремному заключению – 76 человек, к ссылке – 30 человек, еще 988 человек было выслано.

Это было лишь начало раскрутки маховика «Большого террора». 26 сентября 1936 года Ежов сменяет на посту руководителя НКВД Ягоду. Желая обелить оказанное ему доверие, нарком активно высылает по областям разнарядки, где рекомендует увеличивать лимит по расстрельной статье. Его подпись значится почти в любом приговоре, он старается не пропустить ни одной значительной казни и любит принимать участие в допросах с пристрастием.

Направление деятельности у новоиспеченного шефа НКВД было широкое: репрессии против лиц, заподозренных в антисоветской деятельности и шпионаже, чистики в партийных рядах, массовые аресты и высылки всех неблагонадежных элементов. При прямом участии Ежова был организован ряд громких убийств за рубежом. В частности, под его руководством была разработана операция по ликвидации лидера украинских националистов Евгения Коновальца. «Кровоточащий комиссар» с легкостью устранял даже самых близких ему лиц: в их числе жена Евгения, а также Иван Москвин, давший наркому путь в большую политику.

Интенсивность деятельности Ежова впечатляет. По данным историка Олега Хлевнюка, с января 1937-го по август 1938 года Сталин получил от наркома возле 15 000 сообщений, содержащих информацию о спецоперациях, арестах, высылках, казнях, а также запросы на санкционирование той или иной карательной меры. Нетрудно высчитать, что ежедневно в среднем Ежов отправлял вождю около 20 посланий.

В конечном итоге неуемное желание выслужиться и предрешило печальный конец всесильного наркома. «Ежов – мерзавец! Погубил наши лучшие кадры. Разложившийся человек. Много невиновных погубил. Мы его за это расстреляли», – говорил впоследствии Сталин. Ежов не изменил себе даже на скамье подсудимых: «Я почистил 14 000 чекистов, но огромная моя вина заключается в том, что я немного их почистил».

Николай Ежов занимал пост наркома НКВД с 26 сентября 1936 года по 24 ноября 1938 года. За все это пора, по официальной информации, были осуждены 1 344 923 человека, расстреляны 681 692.


«Ежов — мерзавец!»: за что Сталин расстрелял «железного» наркома