Фальсификация фальсификаторов

Новость опубликована: 12.04.2017

Михаил Наконечный

Как «алый лагерь» рунета подтасовывает данные о количестве расстрелянных большевиками в Крыму в 1920–1921 гг.

Фальсификация фальсификаторов

Расстрелы в Крыму в 1920–1921 гг.

Начну немножко издалека.

Я очень аккуратно стараюсь затрагивать тему Гражданской войны у себя в ЖЖ. Прежде всего, потому, что эта тема, хоть и безусловно меня интересует, не является профильным научным заинтересованностью. Во вторую очередь, осторожность в суждениях определяется специфической ситуацией с массивом источников практически по любому аспекту данной темы.

Это замечание право по отношению к любой из сторон конфликта, будь то красным, белым или зеленым: очень архаичный документооборот (а иногда и вовсе отсутствие такового), разноречивость нарративных источников, лакуны в статистике (иногда носящие прямо катастрофический характер), большое количество допущений, а иногда и вовсе открытые пробелы в той или иной проблематике и т.д. Поэтому, чтобы изучать Гражданскую войну на достойном уровне, нужно очень хорошо понимать в источниках по теме и обладать определенным набором методов.

Однако именно из-за того, что Гражданская война в некоторых аспектах — одинешенек сплошной субъективный мемуар, из-за того, что нет четкой статистики, спекулировать на ее тему, на мой взгляд, даже легче, чем на тему этапов устоявшейся государственности — поздней Российской империи или Советского союза 1930-х, например.

На самом деле, меня ровно достоверно также озадачивают апологеты Белого движения, некритически распространяющие сомнительные сюжеты времен Гражданской войны, не разобравшись в проблеме, не говоря уже поклонниках анархистов (есть и такие), но так выходит, что на глаза мне в последнее время попадаются фальсификации из «красного лагеря» рунета.

Причем, занятный момент: возникает некая фальшивая некомпетентная мулька, и ее начинают растаскивать по сети с невиданном рвением и пафосом. Все громят коварных беляков, монархистов и контрреволюционеров, обвиняя их во вранье, оперируя, как доказательствами, враньем и ложью. Выходит давно уже занимающий меня логический парадокс взаимоисключающих параграфов, когда с фальсификациями славного советского прошлого борются фальсификацией славного советского прошедшего. Сам процесс сопровождается высокопарным обличительным надрывом, потрясанием виртуальными копьями и угрозами в адрес лгунов и фальсификаторов от истории. Учитывая, что основным аргументом в войне с искажениями истории является тоже вранье и искажение истории вся эта эпическая битва за правду напоминает какой-то невероятный трагифарс. В итоге формируется уже вторая, третья или четвертая итерация мифологизации и так достаточно сложно изучаемой даже в научном смысле темы.

Но архивы, цифры и ключи (пускай неполные, пускай нуждающиеся в верификации) существуют независимо от того, насколько пафосно и самовлюбленно вещает тот или иной интернет-персонаж, какой, естественно, не будет скромнее и меньше, а будет претендовать на лавры «эксперта».

С другой стороны, некоторые сюжеты Гражданской брани изучены лучше, чем остальные и даже, не будучи специалистом, читая соответствующую научную литературу, можно сформировать вполне себе объективное понятие хотя бы об азах проблемы.

К таким сюжетам, безусловно, относится репрессивная кампания советской власти в Крыму в 1920–1921 гг. Несмотря на то, что эта тема, как и практический любой сюжет, бесконечная, да и изучена она еще совсем не исчерпывающим образом, все-таки на фоне многих других проблем 1917–1921 гг. некий предварительный событийный и статистический очертание известен. Из последних работ хотелось бы отметить фундаментальный сборник «Красный террор на Юге России» (М.: Айрис-Пресс, 2013).

И вот именно в контексте проблемы крымских репрессий этапа 1920–1921 гг. я бы хотел затронуть любопытный феномен некритического коллективного «одобрямса», который, аки моровое поветрие, захватил определенную идейны правоверную часть блогосферы.

История, которой я хотел бы поделиться, в некотором роде типична. Я говорю об абсолютно безосновательном занижении статистики расстрелов в Крыму русских офицеров, наиболее популярных в связи с именами Розы Землячки и Белы Куна, на основе предвзято, некомпетентно и тенденциозно трактуемых данных. Причем это занижение зиждется на банальном игнорировании вполне аутентичных архивных ключей. А умолчание — главное орудие любой пропаганды.

Поскольку в интернете цифра в 4698 расстрелянных в Крыму за все время советских репрессий всплывает уже не первоначальный год, я решил разобраться: а откуда вообще определенный сегмент рунета взял эту цифру и настаивает на этих числовых значениях.

Вообще, чем непредвзятый и чистоплотный исследователь (пускай и имеющий определенные взгляды, политические предпочтения и т. д. — людей без оных почти не бывает) отличается от пропагандиста? Тем, что он тщательно трудится с цифрами и массивом источников. И при потенциальной возможности увеличения этих цифр всегда будет оговариваться о том, что цифра является нательным пределом, и не будет брать какую-то статистическую величину как окончательную.

И уже тем более не будет с приблатненным гонором надменно доминировать над усредненными троциксто-либерало-уклонисто-монархистами на основе своих собственных априорных убеждений, под какие он удобно подстраивает реальность. А если реальность в эти убеждения не укладывается, то не будет немедленно ее переставать замечать и продолжать упорно настаивать на открыто неверных цифрах. Ну и тем самым превращаться в маргинала.

Итак.

Не так давно в поле зрения одиозных и «объективных» серферов рунета угодила книга независимого энтузиаста-исследователя Г. Н. Абраменко «Последняя обитель. Крым, 1920–1921 годы» (К., 2005), где, под презрительные рулады и оригинальные шутки-прибаутки про невиновно убиенных и миллионы убитых лично ЧК, постулируется некая статистика.

Процитируем юзера Полтора Бобра:

«Абраменко переписал в свою книжку фамилии всех расстрелянных, а трудолюбивый man_with_dogs в своем посте все эти жертвы кровавых чекистов свел в таблицу — дабы спокойно было считать всех невинноубиенных.

Оказалась сумасшедшая цифра, которая привела меня в ужас.

Итак, цифры.

Расстрелы по городам Крыма: Джанкой — 253, Симферополь — 2066, Керчь — 624, Феодосия — 550, Ялта — 822, Севастополь — 57, Евпатория — 154, Бахчисарай — 24 ИТОГО расстреляно — 4550 и устремлено в концлагерь — 148».

А вот что пишет у себя в блоге, как он позиционируется на портале ИА Rex, эксперт по истории, политической культуре и политтехнологиям, писатель, публицист, политолог, историк, консультант-аналитик Лев Вершинин, в жежешных кумачовых ширях известный как putnik1.

«Меня понемногу начинают доставать люди, пишущие, например, про «крымскую резню» 1920 года, причисляя ее почему-то к 1921-му, при полном незнании давно известного, в частности, например, что даже самые упертые, не гнушающиеся подделками «мемориальцы» определяют самую, за пределом фантастики максимальную цифру крымских чисток в 4698 человек».

Корни этой «максимальной» и «давным-давно известной» цифры идут к небезызвестному и тоже очень самоуверенному юзеру halb_liter. Вот что пишет он:

«Итак, казнено было — 4534 человека вводя в это число незначительное количество махновцев (список 9), помещено в концлагерь — 164 человека.

Масштаб документированного — то есть доказуемого алого террора в Крыму в 1920-21 гг. именно таков. Все же остальное, как мы помним — не более чем «наркотический бред» :)».

В комментах подтягиваются правоверные комментаторы. Пользователь numer140466так, резюмирует: «Лучше бы оставили, как есть. А то теперь вони из-за них…»

Это из-за расстрелянных офицеров армии Врангеля. «Вонь», увы, будет. Потому что любое вранье, будь то в прок белогвардейцев, царя, Путина, Сталина, Ленина, США, Германии и кого угодно, будет дискредитировать позицию.

А теперь ознакомимся с ключами.

***

Документ №1

Народному комиссару по делам национальностей тов. Сталину

Копию в ЦК РКП(б)

Доклад

б. члена коллегии Наркомнаца Султан-Галиева

О положении в Крыму

<…>

Неестественное состояние партийной организации в Крыму отразилось и на состоянии советской работы. Но в развитии советской работы, помимо этой вина, были еще другие специфические условия, которые породили ненормальность ее постановки.

Первой и очень крупной ошибкой в этом касательстве явилось слишком широкое применение в Крыму красного террора. По отзывам самих крымских работников, число расстрелянных врангелевских офицеров достигает во всем Крыму от 20 до 25 тысяч. Указывают, что в одном лишь Симферополе расстреляно до 12 000. Общенародная молва превозносит эту цифру для всего Крыма до 70 000. Действительно ли это так, проверить мне не удалось.

Самое скверное, что было в этом терроре, так это то, что среди расстрелянных попадало весьма много рабочих элементов и лиц, отставших от Врангеля с искренним и твердым решением честно служить Советской власти. Особенно вящую неразборчивость в этом отношении проявили чрез­вычайные органы на местах. Почти нет семейства, где бы кто-нибудь не по­страдал от этих расстрелов: у того расстрелян папа, у этого брат, у третьего сын и т.д.

Но что особенно обращает на себя в этих расстрелах, так это то, что рас­стрелы проводились не в одиночку, а целыми партиями, по нескольку де­сятков человек совместно. Расстреливаемых раздевали донага и выстраивали перед вооруженными отрядами.

<…>

14/IV-21 г. гМосква

б. член коллегии Наркомнаца: Султан-Галиев

Ключ: ЦТА ИПД РТ. Ф. 8237. Оп. 1. Д. 5. Опубликовано: Научно-документальный журнал «Гасырлар авазы — Эхо веков».1997. № 3/4.

***

Документ №2

1920 года Ноября 28-го дня ст. Джанкой.

Я Начальство Крымской Ударной Группы 2-го пункта ПЕТРОВ и помощник Начальника Крымской Ударной Группы 2-го пункта т. КАЛЯЕВ и уполномоченный Начособотдарма 13 т. ДАЛЬСКИЙ, разсмотрев список и анкеты всех Врангельских офицеров и принимая во внимание, что все эти лики будучи в рядах белой армии Корниловцы, Дроздовцы и Марковцы, принимавших деятельное участие в укреплении Сивашских и Перекопских зон, наносившие вред Рабоче-Крестьянской Власти, постановили:

Всех Врангельских офицеров, как вредный элемент, мешающих строительству Рабоче-Крестьянской Республики, в числе ТРИСТА ДВАДЦАТЬ человек «РАЗСТРЕЛЯТЬ»

Приговор привести в исполнение в течении 24 часов.

Начальник Крымской Ударной Петров

Группы 2-го Пункта

Помощник начальника Крымской Ударной Каляев

Группы 2-го Пункта

Уполномоченный Особотдарма 13[-й] Дальский

Ключ: Харьковский исторический музей, НДФ-7366. — Оригинал. Машинопись. Документ напечатан на развороте фирменного бланка с угловым печатным штампом Особого отдела Феодосийского и Керченского зон ОО Побережья Черного и Азовского морей правления ОО ВЧК.

Харківська область: Книга перша. Ч. 1. — К., Х.: Орiгінал, 2005. С. 61.

***

Документ№3

№54

Донесение начальника Особого филиалы 9-й стрелковой дивизии П.Зотова начальнику Особого отдела Южного и Юго-Западного фронтов о регистрации и расправе над оставшимися в Феодосии и Керчи белоснежными офицерами и военными чиновниками

Начособого отдела Южюгзападфронтов тов. Манцеву

8 декабря 1920 г.

Доклад

Начальника Особого отделения 9 стр[елковой] дивизии Зотова П.

Керченский полуостров от Судака до Керчи включительно до натурального времени занимала 9 дивизия, а по сему Особоотделению 9 дивизии пришлось при занятии произвести регистрацию в двух городах Керчи и Феодосии всех оставшихся белогвардейских офицеров и чиновников. Во пора регистрации прибыл уполномоченный ударной группы тов. Данишевский с данными ему инструкциями о белогвардейцах.

Приступив к выполнению, Тройка в составе Данишевского, Добродицкого и Зотова произвела вытекающую работу:

1. Из зарегистрированных и задержанных в Феодосии белогвардейцев в количестве приблизительного подсчета — 1100, расстреляно 1006 человек. Отпущено 15 и послано на север 79 чел[овек].

2. Задержанных в Керчи офицеров и чиновников приблизительно 800 человек, из которых расстреляно около 700 человек, а прочие отправлены на север или отпущены. Причем отпущенных не более 2%, — случайно задержанных никогда не служивших, но явившихся или по ходатайствам парткомов или по принадлежности к подпольщикам, желая и офицеров.

Расстрелянных по приблизительному подсчету можно подразделить в % отношении так:

1. Генералов расстреляно всего 15 человек. Все служили в армиях Врангеля и Деникина, занимали разные, как командные, так и административные места. Не мешает отметить из них 2-х: 1 — бывшего губернатора Екатеринослав-ской губернии Шидловского, и 2 — председателя корпусного В[оенно]-п[олевого] корабля генерал-лейтенанта Троицкого.

2. Полковники и подполковники — 20% общего количества.

3. Капитаны и ш[табс]-капитаны — 15%.

4. Поручиков и подпоручиков — 45%.

5. Чиновников военного поре — 10%.

6. Полицейских, контрразведчиков, приставов, стражников и др[угих] —10%.

Отмечаю, что в Феодосии и Керчи имеется около 150 офицеров больных в лазаретах, их свели в одинешенек лазарет и поставили караулы.

В настоящее время регистрация и расправа офицеров и чиновников закончена и приступлено к регистрации бежавшей с норда буржуазии. В Керчи регистрацию проводит тов. Данишевский, в Феодосии с 10.XII — буду производить я в Особоотделении 9-й дивизии и думаю, что нужно будет расстрелять в обоих городах до 100 человек.

По завершенье регистрации и облав в городе, а это будет к 20.ХII, будет приступлено по всему Керченскому полуострову с облав людей с целью выловли исчезающих, по словам бежавшей буржуазии и офицеров, так как таковые уже начинают сорганизовываться в мелкие бандочки, и были случаи нападения на одиночные обозы*. С этой мишенью мною получен отряд, состоящий из «зеленых» в количестве 160 человек при 4-х пулеметах. Довольно сильно сплоченный и хорошо дисциплинированный отряд, сведущий в горах и лесах тропинки и места, где могут спрятаться, и ловля их облегчится.

Начосободив и член тройки П. Зотов

Симферополь

Ключ: ЦА ФСБ РФ Ф. 38. Оп. 1. Д. 1626. Л. 1-2. Подлинник. Опубликовано: Русская военная эмиграция 20-х — 40-х годов. Документы и материалы. — М.: Гея. T. 1. 1998. C.234–236.

***

В свете вот этих архивных документов, а отнюдь не «Солнца мертвых» Шмелева или «Алого террора» Мельгунова, мне хочется ненавязчиво уточнить у экспертов по полтиттехнологиям, политологов, блогеров, патриотов, носящихся уже не один год по рунету с какими-то там «максимальными» и «давным-давно известными» цифрами расстрелов в Крыму в 4,7 тыс .человек. Я понимаю, что вы очень «объективны» и не ангажированны. Что вам обидно за историческую правду. Что ее изгадили и истерзали либералы и троцкисты за банку варенья. Что вы беспорочны как кристальный алмаз. Что вам только дай повод презрительно поставить тэг «привет Солженицыну». Но почему тогда вы настаиваете на цифре расстрелянных в Джанкое по Абраменко в 253 человека за все пора репрессий в Крыму как на «максимальной», когда по документу НДФ-7366 за один день 28 ноября 1920 г. офицеров в Джанкое было расстреляно 320 человек?

Отчего вы утверждаете о том, что, цитирую Халб-Литера, «масштаб документированного — то есть доказуемого красного террора в Крыму в 1920-21 гг 4,7 тысячи человек» и «Все же прочее, как мы помним — не более чем «наркотический бред» :)», если член коллегии Наркомнаца ссылается на цифру в 20 тыс. расстрелянных по версии самих же «крымских работников» в докладе Сталину и в одном Симферополе, по извещению местных работников, было расстреляно 12 тыс.?

В докладе П. Зотова (начальника ОО 9-й СД) от 8.12.1920 (спасибо крымскому историку Д.С околову за наводку) утверждается, что лишь в Феодосии и только на момент доклада расстреляли 1006 человек, что также не согласуется с 550 расстрелянными по данным Абраменко. На него же ссылаются авторы Краснов В. Г. и Дайнес В. О. (Незнакомый Троцкий. Красный Бонапарт: Документы. Мнения. Размышления. — М.: Олма-Пресс, 2000. — С. 325). А всего, по данным авторов книжки, было убито около 12 тыс. человек (при этом указано, что данные далеко не полные).

А архив республики Татарстан — это «наркотический бред»? А Центральный архив Федеральной службы безопасности? Или архивов не есть?

Далее. Помимо первоисточников есть и историография вопроса.

Крымский исследователь В. Петров оценивает количество расстрелянных в Крыму в цифру возле 20 тыс. человек (Петров В. П. К вопросу о красном терроре в Крыму в 1920–1921 гг. // Проблемы истории Крыма: Тезисы докладов научной конференции (23–28 сентября). (Выпуск другой). — Симферополь.). Известные украинские историки Ю. Шаповал и В. Золотарев в фундаментальной работе «Всеволод Балицький: особа, час, оточення» (К., 2002) именуют цифру 12 тыс., ссылаясь на архивные документы, отражающие деятельность в Крыму Е. Евдокимова.

Более того, и эти данные не позиционируются как финальные. У нынешних крымских историков есть сведения о том, что в архивах обнаружены еще расстрельные списки 1920–1921 гг., так что цифра будет уточнятся, но она явно вяще «макисмальной» и «за пределом фантастики» цифры из экспертного суждения Путника и, увы, расстроит наркотический бред Халб-Литера.

Авторы первого тома книжки «Реабилитированные историей. Автономная республика Крым» (Книга первая. — Симферополь: ИПЦ «Магистр», 2004. — С. 408) отмечают: «Полученные и обработанные эти по Крыму за 1920–1921 год являются неполными, что подтверждается данными годового отчета Крымского ЧК за 1921 год <…>Есть все основания полагать, что в Крыму есть только часть дел, причем меньшая, из тех, которые заводились на жертв террора конца 1920 — начала 1921 годов».

У меня предложение к самопровозглашенным экспертам. Прежде чем cамоуверенно рассуждать о Солженицынах и политтехнологиях, либералах, мемориальцах и праволевацких уродинах, сверхсмертности и расстрелах, давайте учить матчасть и не позориться. Или же просто сказать: я обычный интернет-пропагандист алого ареала обитания. Это будет не так пафосно, зато беспорочно и более скромно.

И вопрос к товарищу Полтора Бобра и прочим странным хтоническим порождения глубин кумачового рунета. Зачем вы хамите и обзываете Г. Н. Абраменко, если сами ангажированно искажаете цифирь ради идейных целей? Чем вы лучше либериодно-троцкистской «Рэнд Корпорэйшен»?

Выводы и итоги

По источникам самих большевиков, причем из высших иерархов, число расстрелянных в Крыму, со ссылкой на самих крымских «ответственных» работников, оценивается в 20 тыс. человек. Эти данные отложились в ЦТА ИПД РТ. Ф. 8237. Оп. 1. Д. 5.

По этим Абраменко, за все время репрессий в Крыму в Джанкое расстреляно 250 человек, когда как есть документ, где зафиксирована казнь 320 офицеров в Джанкое за одинешенек день 1920 года.

Cогласно доклада П. Зотова (начальника особого отдела 9-й стрелковой дивизии) от 8.12.1920 (отложился в ЦА ФСБ РФ. Ф. 38. Оп. 1. Д. 1626. Л. 1-2), лишь в Феодосии и только на момент доклада расстреляли 1006 человек. А «эксперты» дают за все время расстрелов в Феодосии «максимальную», «за пределами фантастики» цифру в 550 человек.

Эти из книги Абраменко являются просто результатом исследования части архивов Украины одним исследователем-энтузиастом. Причем сам Абраменко никогда и не позиционировал собственный труд как исчерпывающий. Эту «финальность» ему придали «объективные» и «радеющие за историческую правду» эксперты кумачового рунета. Архивные документы и публикации подтверждают, что цифра 4,5 тыс. совсем точно занижена.

Современная историография дает следующие оценки: от 12 тыс. (по комиссии Евдокимова) до 20 тыс. человек (общая цифра) по минимальным оценкам.

Что реально не соображают и не знают «эксперты»:

1. Часть архивов в годы ВОВ была эвакуирована из Крыма и рассредоточена по РФ. Работы по их организации, обработке и систематизации там еще непочатый кромка.

2. Основная часть расстрелов в Крыму совершалась далеко не только и не сколько органами ВЧК, политотделами или даже ревтребуналами, а особыми отделами армий, потому те кто пытается установить высшую границу масштаба расстрелов исключительно по деятельности ЧК или ревтребуналов совершают грубый подлог.

3. Помимо расстрелов в ЧК, историками выделяется и так именуемая фаза «стихийного террора» в Крыму, когда никакого документооборота о казнях не было.


Ответить