Финал битвы за радымненский ключ к Перемышлю

Новость опубликована: 02.10.2019

Сенявинский контрудар в ходе Битвы у Радымно принес плоды (Сенява 1915. Идеальная ночная штурм).

Финал битвы за радымненский ключ к Перемышлю
Схема действий 3-го Кавказского армейского корпуса у Сенявы. Полковник Рябинский. Ночные атаки. Из воспоминаний первой Великой брани 81 пехотного Апшеронского Императрицы Екатерины Великой полка // Военная быль. 1962. № 53.

Победа под Сенявой

Наступление ударной группы 3-й армии успешно развивалось.

К утру 14-го мая 1915 г. 3-й Кавказский корпус завладел фортом Слава Гура и окопами севернее Сенявы и деревень Вилема и Цыганы. Трофеями кавказцев стали 1000 пленных, 2 тяжких пушки, 4 гаубицы, обозы. 24-й корпус овладел дер. Скоратки, высотой южнее Игнаце, лесом у высоты 198, д. д. Соколы и Седыты. 29-й корпус форсировал р. Любачевку (но запоздалее был вынужден отойти).

14-го мая русские части отбивали вражеские контратаки.

Офицер-апшеронец вспоминал, что полку следовало, не задерживаясь в окопах, продолжить наступление на дер. Вилево, минуть последнюю и окопаться на западной окраине. Стало быстро светать, и вражеская артиллерия перенесла огонь на взятые русскими окопы. Пришедший в центральный форт артиллерийский капитан Куракин начал корректировать артогонь — и находившаяся в низине окраина дер. Вилево покрылась разрывами русских шрапнелей. Русские стрелки, ободренные достигнутым успехом и точным огнем своей артиллерии, выскочив из окопов, стали спускаться к окраине деревни. Но были встречены сильным винтовочно-пулеметным огнем, и отхлынули в окопы. Почти не было утрат во время ночного штурма, но на этот раз много раненых осталось перед окопами. Некоторые из раненых ползли или ковыляли самостоятельно, а иных выносили с поля боя. Из дер. Вилево ринулись в контратаку австрийцы – но как-то неуверенно и вяло. Стрелки, похватав валявшиеся во множестве по окопам австрийские винтовки, не жалея вражьих патронов, открыли по наступающим сильнейший огонь. Понеся большие потери, австрийцы отошли в деревню. За отступавшим противником двинулись русские. Артогонь зажег Вилево, и пылавшие избы и сильный пулеметный вдоль улиц препятствовал продвижению по деревне. Но наступление соседей на г. Сеняву, под угрозой отрезать противника от мостов, принудило его оставить Вилево.

Ночь на 15-е мая апшеронцы провели на позиции, находившейся на западной окраине Сенявы. А 15-го полк выбивал противника с погосты — опорного пункта, прикрывавшего переправы. После боя австрийцы ушли за Сан, взорвав мосты – и апшеронцы заняли отведенный им участок корпусной позиции на сберегаю Сана.

Для развития успеха в полосу наступления 3-го Кавказского армейского корпуса была выдвинута 31-я пехотная дивизия 10-го армейского корпуса. Несмотря на порядочные потери во всех трех корпусах ударной группы, русские войска 3-й армии добились явного тактического успеха.

Австрийская 4-я армия (какая насчитывала к началу боев 113000 человек) потерпела серьезное поражение (кроме австрийских соединений понесли значительные утраты и германцы – например, 56-я пехотная дивизия).

3-й Кавказский армейский корпус разгромил австро-венгерский 14-й армейский корпус. Трофеями кавказцев к вечеру 14-го мая сделались 15 орудий и много пленных. По свидетельству военного корреспондента, наблюдавшего подсчет пленных, под Сенявой было захвачено в плен 7436 боец и офицеров противника.

Финал битвы за радымненский ключ к Перемышлю
Генерал от артиллерии В. А. Ирманов – командир 3-го Кавказского армейского корпуса 3-й армии, победитель у Сенявы. Великая война народов. Вып. 4. М., 1915.

Вместе с тем победа под Сенявой имела ограниченное, сугубо тактическое значение. Противник временно проигнорировал тактическое разгром одной из своих армий ради достижения более важной, стратегической цели. Сводка русской Ставки, отмечая это обстоятельство, сообщала, что бои в Галиции на р. Сан продолжаются с неослабевающим упорством. В ночь на 14-е мая русские войска начали энергичное наступление на позиции противника нордовее и восточнее Сенявы и, нанеся ему большие потери, на следующий день овладели укреплениями на фронте Пиганы – Игнаце. Доблестный 3-й Кавказский армейский корпус пленил до 6000 австро-германцев, захватил 6 тяжких и 3 легких орудия (данные к концу первых суток сенявинской операции – А. О.). Но в районе южнее и восточнее Радымно противнику, располагавшему порядочным превосходством в артиллерийском огне, удалось выиграть пространство на обоих берегах р. Сана.

Но, вместе с тем, победа оказала некоторое воздействие и на события под Радымно. Верховный главнокомандующий сообщал императору Николаю Второму, что наступление у Сенявы «вынудило германцев перебросить резервы на норд из района их главной атаки из Радымно». Стремясь поддержать потерпевшего поражение союзника, германские части начали сосредоточение в долине р. Скло (к норду от Залесская — Воля) с целью атаковать 8-ю армию в направлении на Вельки — Очи — выходя в глубокий тыл правому флангу этой армии.

Л. В. (П.) Леш 14-го мая приказал двум сосредоточенным в зоне Суха — Воля кавалерийским дивизиям, под общим командованием начальника 7-й кавалерийской дивизии генерал-лейтенанта Ф. С. Рерберга выдвинуться на Нова — Гробля, Корженица, Бобрувка — Дрезина. Конная группа должна была разрешить следующие задачи: 1) прикрыть стык между 24-м и 5-м Кавказским армейскими корпусами; 2) ударом в левый фланг германцев, сосредотачивающихся против 8-й армии в долине р. Скло, сковать деятельную группировку противника; 3) выйдя в район Бобрувка — Маковиско, атаковать в тыл противника, действующего на фронте 29-го армейского корпуса и правого фланга 8-й армии. Но рейд не реализовали – конную группу перебросили на другой фланг 3-й армии.

Итоги Радымненской битвы

Сражение у Радымно завершалось.

Участник боев сформулировал отдельный тактические уроки операции, показав и отношение русских фронтовиков к произошедшему. Так, он отметил, что «мы уже привыкли к отступлению» — вне зависимости от того, расшибли ли русских германцы, или наоборот, ощетинившись, русские расколошматили противника. Все знали, что в конце концов все-таки будем отступать. Также примечено, что приходится всегда сталкиваться с противником, многократно превосходящим русских численностью, не говоря уже о колоссальном количестве артиллерии всевозможных калибров и обликов – которой противопоставлены лишь легкие 3-х дюймовые пушки и незначительное количество полевых гаубиц. Свою тяжелую артиллерию русские видают крайне редко. Так, в бою у Радымно сражался один тяжелый дивизион. Командование постоянно напоминает о бережливом расходовании снарядов, причем сравнительно последних ведется самый строгий учет.

15-го мая активная группа русской 3-й армии решала наступательные задачи:
3-й Кавказский армейский корпус продолжал наступление с мишенью утвердиться на правобережье р. Сан от Пискоровице – Сенява — Кравчи;
24-й армейский корпус продолжал операцию по овладению Радавой с целью утвердиться на рубеже Кравчи – Шмюле – Радава — Скоратка;
29-й армейский корпус надвигался, направляя на Бобрувка — Маковиско левый фланг, и на Каты и Ольхово — свой центр.

Противник же постарался максимально не обращать внимание на тактический успех ударной группы 3-й армии. Его мишенью был Перемышль – именно для этого он отбросил 21-й и 12-й армейские корпуса 8-й армии на правый берег Сана, вынудив их отойти на Загроды – Камениско — Залазы. Австро-германцы желали добиться стратегического успеха у Перемышля, работая из района между г. Ярославом и р. Любачевка. В конечном итоге позиция у Радымно оказалась ключом к Перемышлю – главной оперативной мишени группировки противника в Галиции в мае 1915 г. Русский Верховный главнокомандующий сообщал своему Государю, что удержание полуразрушенного Перемышля при отсутствии достаточного числа артиллерии и крайней скудости боеприпасов, а также при невозможности удержать в русских руках Ярослав и Радымно, стало весьма тяжелой задачей.

Финал битвы за радымненский ключ к Перемышлю
Радымно – ключ к Перемышлю. Начало осады крепости – тяжелые германские 210-мм мортиры под Перемышлем. Май 1915 г. Нью-Йоркская публичная библиотека.

Русское Верховное командование, разрешив до последнего держаться на линии р. Сан и удерживать Перемышль, сосредотачивало 14-й армейский и конный корпуса у Развадова. Эта группировка должна была работать в тыл противнику по левому берегу р. Сан. В район Цешанув — Любачув в качестве общего резерва фронта был выдвинут 2-й Кавказский армейский корпус.

Концепция «удержания завоеванного пространства» продолжала реализовываться в ущерб маневроспособности армий Юго-Западного фронта. Противник же продолжал «долбить» в стыки между русскими армиями и в наиболее ранимые места их обороны как раз в расчете на неподвижность оперативных объединений Юго-Западного фронта. 3-я и 8-я армии поглотили значительную часть перебрасываемых на Юго-Западный фронт корпусов — без достижения осмысленного оперативно-стратегического итога.

Попытка добиться такого результата парализовывалась как отсутствием полноценных резервов, так и слабым боевым составом русских соединений. Ослепительной иллюстрацией является эпизод рассмотренной операции. Так, принимая во внимание, что противник оставил правый берег Сана севернее устья р. Любачевка (на военном участке 3-го Кавказского корпуса), а перед левым флангом 24-го и фронтом 29-го армейских корпусов оказывает упорное сопротивление, командующий русской 3-й армией приказал завладеть Радавой. Это позволило бы выйти во фланг и в тыл германской укрепленной позиции в районе Цетула (т. е. главной германской позиции на фронте русской 3-й армии). Переброска доли сил 3-го Кавказского корпуса на левый берег р. Сан и захват переправы у Лезахова давали возможность атаковать противника в тыл. Фактически это была попытка стукнуть во фланг и в глубокий тыл ударной группе противника (2 корпуса), которая сосредотачивалась между рекой Сан и р. Любачевка для атаки Перемышля с норда. Оперативный план абсолютно верный, но невыполнимый вследствие указанных выше причин. Если бы в районе 3-го Кавказского была сосредоточена мощная ударная группа, судьбина Перемышля могла быть иной, а противник, готовивший глубокий обход правого фланга 8-й армии и крепости, не решился бы на подобный маневр. Австро-германцы прекрасно понимали, что могут пренебречь угрозой со стороны 3-й армии, обескровленной в предшествующих сражениях.

Источники

РГВИА. Ф. 2007. Оп.1. Д. 42. Ч. 1;
Сборник документов. Горлицкая операция. М., 1941;
Год брани с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. М., 1915;
Летопись войны. 1915. № 40;
Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 7. Berlin, 1931;
Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 8. Berlin, 1932;
Österreich-Ungarns Letzter Krieg 1914 -1918. Bd II. Wien, 1931;
Д-ский М. Как производится подсчет пленных // Нива. – 1915. — № 46;
Веверн Б. В. 6-я батарея. 1914 — 1917 гг. Повесть о поре великого служения Родине. Т. 2. Париж, 1938;
Полковник Рябинский. Ночные атаки. Из воспоминаний первой Великой войны 81 пехотного Апшеронского Императрицы Екатерины Великой полка // Военная бывальщина. 1962. № 53;
Брусилов А. А. Мои воспоминания. М., 1983;
Людендорф Э. фон. Мои воспоминания о войне 1914 — 1918 гг. М. — Мн., 2005;
Washburn S. The Russian campaign. April to august 1915. London, 1915.

Литература

Состав германской армии по сведениям к 1 мая 1915 г. Варшава, 1915;
Военное расписание австро-венгерской армии. Б. м., 1915;
Великая война. 1915 год. Русский Западный фронт. Пг., 1916;
Стратегический очерк войны 1914 — 1918 гг. Ч. 4. М., 1922;
Риттер Х. Критика всемирный войны. Пг., 1923;
Данилов Ю. Н. Россия в мировой войне 1914 — 1915 гг. Берлин, 1924;
Бонч-Бруевич М. Д. Потеря нами Галиции в 1915 г. Ч. II. М. — Л., 1926;
Рубец И. Ф. Конные штурмы Российской Императорской Кавалерии в Первую мировую войну // Военная быль. 1965. № 76;
Керсновский А. А. История Русской Армии. ТТ. 3 — 4. М., 1994;
Histories of Two Hundred and Fifty-One Divisions of the German Army which Participated in the War (1914-1918). Washington, 1920.

Ключ


Финал битвы за радымненский ключ к Перемышлю