«Фотошоп Другой мировой»: что цензура замазывала на фотографиях красноармейцев

Новость опубликована: 23.06.2019

«Фотошоп Другой мировой»: что цензура замазывала на фотографиях красноармейцев

«Фотошоп Другой мировой»: что цензура замазывала на фотографиях красноармейцев

Во время Великой Отечественной войны строжайшему контролю подвергались не только послания с фронта, но и печатные издания. Но если письма подвергались цензуре в целях контроля настроений и для сокрытия информации, способной потребовать волнение населения, то печатные издания стали рупором советской пропаганды, которая должна была вдохновить население на войну с захватчиками и вселить в людей уверенность в победе.

Главный цензор – Главлит

В каждом регионе СССР работало Областное управление по делам издательств и литературы – Обллит, какое подчинялось Главлиту. В каждом обллите был штат уполномоченных, которые работали в каждом районе, следили за публикациями в газетах и контролировали выпуск листовок, плакатов и выпуски радио. Уполномоченные контролировали библиотеки и изымали дореволюционную литературу, – об этом в труду «Цензура печатных органов Курской области в начале Великой Отечественной войны» пишет историк Александра Руменовна Бормотова.

Все народонаселение с началом войны было обязано сдать радиоприёмники и могло черпать информацию только из государственных источников.

В начале брани главными задачами Главлита и обллитов было соблюдение гостайны; запрещалось публиковать сведения о мобилизации, кроме официальных распоряжений, сведения об оборонной промышленности, о предприятиях и о количестве рабочей силы, нельзя было указывать названия заводов и фабрик, строчить о планах и сроках их выполнения. Нельзя было называть места нахождения воинских частей, данные о волнениях населения. Ни в коем случае не публиковались материалы, превозносящие гитлеровцев, или сведения о диверсиях. Ограничения налагались на информацию о бедственном позе военнослужащих и их семей, и полностью исключались публикации частных объявлений, так через них могли общаться диверсанты и шпионы. По этой же вину были запрещены пейзажные фотографии – они могли быть условными знаком.

Под запрет попадало описание конкретных боевых поступков, вооружений, взаимодействие родов войск друг с другом, сведения о системах шоссе, железных дорог, вокзалов, аэродромов, портов, бомбоубежищах и статистика, прикасающаяся количества жителей СССР.

С фотографий удалялись промышленные установки, сооружения портов и вокзалов, виадуки и мосты, а так же названия заводов, фабрик, предприятий, замазывались и ретушировались все указатели заселенных пунктов. Отдельными приказами внутри Главлита было запрещено называть воинские звания начальников гарнизонов. Кроме этого под запрещение попадали изображения разрушенных врагом объектов – городов, заводов, способные вызвать среди населения волнение.

После того, как районные газеты сходили в свет, их содержание анализировалось на уровне области, а затем обзоры изданий поступали в Главлит.

Все с фронта – через Совинформбюро

Особую роль в пропаганде СССР сыграло Совинформбюро, организованное уже 24 июня 1941 года. Собственно его структуры контролировали военных журналистов и фотографов. После того, как негативы поступали в Совинформбюро, специалисты оценивали их с точки зрения цензуры, а также с точки зрения использования снимок в пропагандистских целях (историк О. В Протопопова, статья «Совиинформбюро как инструмент идеологической политики СССР»).

Фотографии часто подвергались ретушированию. Для этого их распечатывали и дополняли деталями или навыворот, удаляя отдельные элементы, используя для этого тушь и гуашь; а затем снова переснимали, чтобы получить отпечаток, какой и шел в газету или для выполнения плаката.

В печать запрещалось пускать фотографии командиров и партизан – в этом случае, ретуши подвергали отдельные фигуры или лики: после работы ретушера они исчезали с фотографии. Точно так же исчезали с фотографий люди, запятнавшие себя предательством, перебежчики, перебежавшие на службу к нацистам.

Иногда для изготовления плакатов использовались коллажи – фотографии красноармейцев печатались, затем их фигуры вырезались, компоновались, дорисовывались недостающие детали, все опять фотографировалось, и получался новый снимок.

Если требовалось скрыть детали нового вооружения, то фотографию распечатывали и перефотографировали, резкость терялась, детали было уже невозможно рассмотреть.

Популярные работы ретушеров

Самой известной фотографией, которая подверглась ретуши, стало фото Евгения Ананьевича Халдея, на каком красноармейцы устанавливают флаг Победы над Рейхстагом. Ретушь на этом фото была призвана усилить драматический эффект – добавили дымное небосвод и почему-то решили убрать трофейные часы с запястья Абдулхакима Исмаилова. Фотографию должен был увидеть весь мир, и союзники могли обвинить советских военных в мародерстве.

Автор Юрий Козырев, ведавший Халдея, вспоминал еще об одной фотографии мастера, на которой солдаты-победители шли, попирая ногами гитлеровское знамя, а на заднем плане подгорел готический замок. Халдея часто просили признаться, что знамя он подложил на дорогу специально. Но он отшучивался: «Нет, но это я поджег замок!»

В архиве популярного советского фотографа Валерия Всеволодовича Фоминского была целая коллекция фотоколлажей и ретушированных снимков красноармейцев. Среди них – обезличенные аэродромы, колонны красноармейцев на улицах городов, какие невозможно узнать, и даже снимок парада на Красной площади, составленный из двух разных фотографий – собственно, войск, выстроенных парадным каре, и фигуры маршала Жукова, взятой с другой фотографии, с которой стерты фигуры, окружавшие военачальника.

Подобный метод «улучшения» снимок использовали и после войны. Например, так произошло с фотографией Виктора Николаевича Бальтерманца «Горе», на которой жители села Багерово под Керчью опознают уложенных гитлеровцами родных. Дело в том, что в 1960-х года этот снимок стал очень популярным на Западе. Его «открыл» итальянец Кайо Гарруба, какой нашел его в архиве фотографа и попросил подарить ему. Когда Бальтерманц делал новый отпечаток с негатива, он заменил небо на грозовое, придав фотоснимку еще вяще трагичности. Этот снимок стал известен в СССР только в 1975 году, когда советские люди праздновали 30-летие Победы.

Материал полезен?

«Фотошоп Другой мировой»: что цензура замазывала на фотографиях красноармейцев