Фрума Щорс: отчего все боялись жену героя Гражданской войны

Новость опубликована: 03.01.2019

Фрума Щорс: отчего все боялись жену героя Гражданской войны

Фрума Щорс: отчего все боялись жену героя Гражданской войны

Худенькая, черноволосая, очень решительная женщина по имени Фрума прожила три жития. Жизни были разные, под разными фамилиями.   Точнее, даже и не так. Умерла она восьмидесяти лет отроду, но жизнь ее, настоящая житье, одна из трех, что вместились в годы ее земного существования, была очень короткой и яркой, как метеорит.

Жизнь первая. Хайкина.

6 февраля 1897 года в Новозыбкове Черниговской губернии в семейству еврейского чиновника родилась дочка Фрума. Она получила домашнее образование в пределах двух классов, и прилежно, как и положено девочке из пристойной еврейской семьи, училась шить, потому что, скажите на милость, кто же ей пошьет приданое, которое таки понадобится? Вообще, о младенчестве ее и юности сохранилось крайне мало сведений. Она и сама, видимо не очень любила впоследствии вспоминать эти годы в еврейском местечке. Сообщали о том, что была, вроде бы, неплохо воспитана, что была курсисткой. И что выросла красавицей.  

Жизнь вторая. Щорс.

К революционному движению Фрума Хайкина примкнула в 1917 году. В 1918 она объявилась в городе Унече (ныне Брянская район) во главе отряда китайцев и казахов, которые до революции были наняты на строительство железной дороги. Теперь они остались не у дел, и новоиспеченная власть быстро сформировала из них боевые отряды, в том числе, и при местных ЧК.

Боевой задачей отряда было наведение революционного распорядка на приграничной станции, а так же, как гласила инструкция по чрезвычайным комиссиям на местах 1918 года, «надзор за контрреволюционной агитацией, местной буржуазией, неблагонадежными контрреволюционными элементами, кулаками, перекупщиками и прочими врагами советской власти, принятие мер пресечения и предупреждения против врагов». Из этого перечня должностных обязанностей видать, что вчерашняя курсистка была полной хозяйкой в Унече. Она ходила в кожаной куртке и в кожаных штанах, всегда в сопровождении своих китайцев, и с маузером на боку. Этот маузер Фрума совершенно не затруднялась пускать в ход в случае необходимости. Она была главой местной ЧК и членом Унечского ревкома.

Сохранились воспоминания о том, как именно Фрума наводила революционный распорядок на приграничной территории. Стоило ей увидеть «чуждое настроение» белогвардейца или представителя буржуазии, как эта невысокая, худенькая девушка приказывала: «Расстрел!». И китайцы приводили вердикт в исполнение немедленно.

Есть и более пикантные воспоминания. «Хая в кожаных штанах» — так именовали ее в глаза и за глаза, вершила судьбы мещан Унечи, сидя на крыльце дома, отведенного под штаб ЧК. «Все ее слушаются. Она сама обыскивает, сама судит, сама расстреливает: сидит на крылечке, тут судит, тут и расстреливает» — передает рассказ свидетеля в своих воспоминаниях Тэффи. И дальше: «И ни в чем не стесняется. Я даже не могу при даме рассказать, я лучше расскажу одному господину Аверченке. Он беллетрист, так он сумеет как-нибудь в поэтической форме дать понять. Ну, одним словом, скажу, что самый простой красноармеец иногда от крылечка уходит куда-либо себе в сторонку. Ну, так вот, эта комиссарша никуда не отходит и никакого стеснения не признает…».

Хайкина появилась в Унече зимой. А через несколько месяцев, весной 1918 года сюда же пришёл Щорс – командир большевистского партизанского отряда. Разумеется, командир полка и хозяйка местной ЧК не могли не встретиться. Они встретились. И вскоре чекисты и однополчане Щорса, и прочая пестрая публика разузнали, что «красный командир» и «Хая в кожаных штанах» закрутили любовь. Особенно их сблизил, наверное, мятеж в Богунском полку, формированием какого занимался Щорс. Мятежники разгромили ЧК, заняли штаб полка, захватили телеграф, разрушили железнодорожный путь, и послали к немцам с мольбой занять Унечу. Щорс спасся лишь потому, что сумел бежать от пытавшихся арестовать его бунтовщиков. Бунт был подавлен, но представителям новоиспеченной власти пришлось пережить несколько очень тревожных дней. Поздней осенью 1918 года Фрума вышла замуж, и фамилия ее сделалась Щорс. Но даже выйдя замуж, Фрума с кожаными штанами и маузером не рассталась.

В воинских формированиях под командованием Щорса тоже бывальщины свои службы ЧК, и супруга красного командира их с успехом возглавила.

К середине декабря отряд Щорса выбил из соседних с Унечей зон, в частности, из Клинцов, отряды немцев и гайдамаков – так называли военнослужащих гетманского режима, правившего в те годы Украиной. На очищенных от контрреволюции территориях предстояло проведать новый, революционный порядок. Этим и занималась Фрума Щорс. Спустя годы люди вспоминали, как эта решительная женщина ездила по Клинцам верхом, в своих неизменных кожаных штанах, с маузером на боку. Под ее руководством выявили всех, кто сотрудничал с гайдамаками, и расстреляли. При этом не щадили ни дам, ни подростков.

30 августа Щорс был убит во время боя с петлюровцами. Фрума сочла за благо уехать с Брянщины, причем сделала это под предлогом, какой многим тогда показался надуманным: она увезла тело мужа, чтобы похоронить его как можно дальше и тем спасти от возможных надругательств со сторонки петлюровцев. Местом захоронения была избрана отчего-то Самара.

На этом история «Хаи в кожаных штанах» завершается.

Жизнь третья. Ростова.

Овдовев, Фрума Ефимовна взяла себе фамилию Ростова, отказавшись и от девической, и от мужниной. Она получила техническое образование, участвовала в стройках системы ГОЭЛРО, на московских авиазаводах.

Но после 1935 года, когда Сталин разрешил, что украинскому народу тоже нужен свой герой, вроде Чапаева, и началась «канонизация» богунского командира, Фрума Ефимовна трудилась по преимуществу «вдовой Щорса». Она участвовала в качестве консультанта в съемках фильма Довженко о Щорсе, присутствовала на репетициях оперы «Щорс», помогала в подготовке к прессы сборника «Легендарный комдив», в котором были и ее воспоминания. Она много выступала в этот период, участвовала в различных официальных мероприятиях. Ей, как вдове героя штатской войны, выделили квартиру в «доме на набережной».

Ее дочь от брака с Щорсом Валентина вышла замуж за известного советского физика И. М. Халатникова.

Померла Фрума Хайкина-Щорс-Ростова в 1977 году.


Фрума Щорс: отчего все боялись жену героя Гражданской войны