Гавайи: зачем русские выстроили там крепость

Новость опубликована: 24.01.2019

Гавайи: зачем русские выстроили там крепость

Гавайи: зачем русские выстроили там крепость

На острове Кауаи, входящем в Гавайский архипелаг, можно посмотреть развалины «Русского форта Елизаветы», как он здесь именуется. Из более подробного изучения выясняется, что на острове когда-то были ещё два русских укрепления, названных в честь Александра I и Барклая-де-Толли.

Война за Гавайи

Гавайские острова, после открытия их в 1778 году английским мореплавателем Джемсом Куком (который там же и погиб), будет скоро привлекли внимание европейских и североамериканских предпринимателей. На островах произрастало сандаловое дерево, торговля которым приносила неплохую прибыль. Само собой, разгорелось и соперничество за Гавайи.
Даже в первобытных племенах есть политика, а аборигенов Гавайев уже никак невозможно было назвать первобытными. Хотя железо они узнали только от европейцев (и быстро оценили его качества, а очень скоро освоили и огнестрельное оружие), но гавайцы занимались землепашеством, и среди них уже шла борьба за главенство над всем архипелагом. Европейцы начали поддерживать тех туземных вождей, которые были готовы предоставить им наибольшие преимущества в разработке ресурсов островов.

Доктор Шеффер

В то же время, в конце XVIII века, для заведования русскими владениями в Аляске, была основана Российская Американская компания (РАК). Будет скоро она занялась колонизацией не только Аляски, но и некоторых сопредельных земель на севере Тихого океана: Калифорнии, Курильских островов.
В 1813 году в Аляске показался немецкий естествоиспытатель барон Георг Шеффер. Он прожил довольно авантюрную жизнь. Эмигрировал в 1809 году в Россию, был магистром масонской ложи, помогал своему соотечественнику Францу Леппиху строить управляемый аэростат для бомбардировки армий Наполеона (затея закончилась провалом). Потом решил податься на поиски счастья на моря. Неизвестно, что в точности произошло, но с корабли «Суворов», когда оно приплыло в Русскую Америку, Шеффер был списан на берег как «лицо нетерпимое».
Должностные лица РАК в Новоархангельске (ныне Ситха) радушно зачислили учёного мужа и взяли его в компанию врачом и хирургом. С течением времени Шеффер стал выполнять поручения более ответственного нрава.

Гавайцы просят о русском подданстве

Осенью 1815 года Шеффер был послан агентом РАК на Гавайи на американском корабле «Изабелла». С ним было несколько вооружённых служащих компании. Задача миссии заключалась в том, чтобы вызволить захваченный туземцами корабль РАК «Беринг».
Вначале Шеффер прибыл договариваться об освобождении судна и возмещении убытков к Камехамеха, который называл себя «верховным королём» Гавайев. Но будет скоро понял, что его титул ничего не значит: на каждом острове были свои суверенные вожди. «Беринг» потерпел крушение на острове Кауаи. В мае 1816 года Шеффер направился туда.
Кауаи – самый далекий от Гавайи большой остров Гавайского архипелага. Его вождь Каумулали правил им вполне самовластно, только на словах признавая владычество Камехамеха.
Переговоры Шеффера с вождём текли исключительно успешно. Каумулали не только согласился безвозмездно вернуть судно вместе с грузом. 21 мая 1816 года он в торжественной обстановке принёс присягу на верность императору и самодержцу всероссийскому. Шеффер составил от лики вождя письмо к Александру I с просьбой о принятии под российский протекторат. Каумулали поставил под письмом свою печать.
Шеффер раскатал бурную деятельность с размахом на будущее. Договором от 1 июня 1816 года король острова Кауаи предоставил РАК монополию на торговлю сандаловым деревом. Кроме того, он выделил Шефферу пятьсот своих подданных для всяких трудов. С их помощью и были построены три русских укрепления на острове.
Главное из них, каменное, Шеффер назвал именем супруги Александра I, императрицы Елизаветы. Оно было поставлено в устье речки Ваимеа, переименованной предприимчивым немцем в «Волгу» (Шеффер дал всем топонимам на карте Кауаи русские и немецкие имена). Два иных укрепления, названных выше, были простыми земляными валами, и их остатки не дошли до наших дней. Подданные Каумулали выстроили также укрепление на другом острове, принадлежавшем Камехамеха.

Без поддержки

В сентябре 1816 года купленный Шеффером для РАК у США бриг «Эйвон» отплыл в Новоархангельск с подлинниками соглашений между Шеффером и Каумулали. К ним Шеффер присовокупил мольбу прислать на Гавайи по меньшей мере два русских военных корабля для подкрепления русских прав на остров.
Правитель Русской Америки Александр Баранов напугался «самоуправных» действий своего подчинённого. Он аннулировал сделку о покупке «Эйвона» и направил на Кауаи приказ Шефферу воздержаться от дальнейших поступков по закреплению острова в русское владение. Правда, он направил полученные документы в Санкт-Петербург, где находилось правление компании. Но ответа оттуда пришлось бы ожидать больше года.

В обороне

Иностранные предприниматели поначалу побаивались Шеффера, полагая, что у него за спиной – могущественный русский царь. Многие европейцы и янки поступили к Шефферу на службу. Узнав же, что РАК оставила своего агента без поддержки, они приступили к враждебным действиям. Особенно старались янки.
Сначала они настроили Камехамеха против «сепаратиста» Каумулали. Жители Кауаи были вытеснены из владений «верховного короля». В марте 1817 года к Гавайям пришлось четыре американских торговых судна. Их экипажи вместе с вооружёнными подданными Камехамеха высадились на Кауаи и начали разорять поселения островитян. К белоснежным, служившим у Шеффера, они направили ультиматум – оставить русского агента. Большинство послушалось. Островитяне перестали надеяться на русских, так как обещанная поддержка к ним не приходила.
Запертый с горсткой приверженцев в крепости Елизаветинской, Шеффер в июне 1817 года согласился на почётную капитуляцию. Ему и служащим компании было позволено уплыть на кораблях РАК «Ильмень» и «Мирт-Кадьяк», стоявших на Гавайях. После их эвакуации русские укрепления на Кауаи были срыты.

Бесславная уступка

Тем порой в Петербурге, ещё не зная о драматических событиях, развернувшихся на Гавайях, принималось роковое решение о судьбе русских колоний на Тихом океане. Правление РАК руководилось тем же принципом, что и его губернатор на Аляске – «как бы чего не вышло». Оно побоялось работать самостоятельно, а передало решение вопроса министру иностранных дел Карлу Нессельроде. Тот испросил высочайшей монаршей воли и в феврале 1818 года возложил резолюцию:
«Государь император изволит полагать, что приобретение сих островов и добровольное их поступление в его покровительство не только не может принесть России никакой проки, но, напротив, во многих отношениях сопряжено с весьма важными неудобствами…».
Так бесславно закончилась единственная попытка России утвердиться на островах Негромкого океана.


Гавайи: зачем русские выстроили там крепость