«Гитлер вытекал за Муссолини»: как делили Чехословакию

Новость опубликована: 02.10.2018

«Гитлер вытекал за Муссолини»: как делили Чехословакию 80 лет назад было подписано Мюнхенское соглашение

80 лет назад главы правительств Германии, Италии, Великобритании и Франции подмахнули соглашение об отторжении территорий Чехословакии в пользу трех держав – Третьего рейха, Польши и Венгрии. Уступкой нацистам британцы и французы желали избежать военного конфликта в Европе. Однако политика умиротворения лишь раззадорила аппетиты Адольфа Гитлера. Итоги Мюнхенской конференции рассматриваются многими историками как пролог ко Другой мировой войне.

80 лет назад в Мюнхене лидерами четырех ведущих стран Западной Европы было подписано соглашение о передаче Германии доли Чехословакии. Рейхсканцлер Адольф Гитлер добился третьего территориального приобретения после Саара и Австрии, не прибегая к масштабным военным действиям. Подписанты с другой стороны, Великобритания и Франция, считали уступку фюреру вынужденной мерой, предохранявшей континент от большенный войны, и очень гордились сделкой, которую удалось достигнуть малой кровью. Как показал дальнейший ход событий, будущие союзники жестко просчитались. В лучших иезуитских традициях принеся в жертву немощную и мирную державу, британцы и французы лишь раззадорили аппетит нацистов.

Считается, что соглашение 30 сентября 1938 года послужило прологом ко Другой мировой войне.

В советской историографии это спорное политическое событие именовалось не иначе как «сговор». Считалось, что демократические и тоталитарные порядки объединялись в альянс для крестового похода против коммунизма. Соглашение трактовалось как необъявленная подготовка к войне с СССР, который публично поддерживал территориальную целостность Чехословакии и заявлял о намерении оказать ей поддержку.

Предпосылкой к Мюнхенской конференции сделался повышенный интерес Гитлера к Судетской области. Этот регион, «прирезанный» к Чехословакии во время раздела Австро-Венгрии и объявления самостоятельности родившейся на обломках империи целой группы небольших стран, на 90% (3,3 млн) был населен людьми германского происхождения. Здесь же располагались ценные в контексте близящейся войны машиностроительные, металлургические и химические заводы. Ситуация в Судетах раскачивалась несколько лет. Для роли «Троянского коня» в неспокойном регионе при поддержке Третьего рейха была создана прогерманская партия. Ее лидер Конрад Генлейн вещал на всю Европу о притеснениях немецкого народонаселения, недопуске представителей нацменьшинства в местные органы власти и так далее.

Первый Судетский кризис разыгрался еще весной 1938 года, когда партия Генлейна попыталась прочертить референдум о присоединении Судетов к Германии.

Немецкие войска были готовы форсировать государственную границу. Однако в тот раз Гитлера отпугнула спаянная позиция остальной Европы. В поддержку Чехословакии высказались Франция и СССР. Даже союзная нацистам Италия ратовала за проведение миролюбивого диалога.

Обстановка накалялась. 12 сентября нацистский вождь выступил на съезде НСДАП в Нюрнберге с недвусмысленным посланием лидерам Британии и Франции. Персоной критики удостоился чехословацкий президент Эдвард Бенеш, который, по мнению Гитлера, «подвергал пыткам судетских немцев и желал их истребить». Второй Судетский кризис уже не обнаружил лояльного решения. Вдохновленные поддержкой «исторической родины», в проблемной области взбунтовались немцы. На их усмирение воли бросили войска.

Уже 26 сентября Гитлер угрожал лично отправиться на защиту «братьев» в первой шеренге, если к 1 октября не будет исполнен ультиматум о передаче Судетов.

«Или господин Бенеш предзнаменований сделанное предложение и даст наконец судетским немцам свободу, или мы сами дадим эту свободу! Мир или война!» — угрожал лидер НСДАП.

В такт Германии подтягивали Польша и Венгрия: эти страны, почувствовав «запах крови», претендовали на Тешинскую Силезию и южную Словакию соответственно.

Судьбу Чехословакии установили без участия ее самой. Без четверти час дня 29 сентября за столом переговоров в баварской столице собрались сам Гитлер, его ближайший союзник, предводитель итальянских фашистов Бенито Муссолини, премьер-министры Франции и Великобритании Эдуард Даладье и Невилл Чемберлен. Заключительный ранее гарантировал чехословакам участие в обсуждениях, однако обещания своего не сдержал, действуя строго в русле политики умиротворения. Представители расчлененной края были оповещены о решении держав постфактум.

Фактически все решилось еще раньше — по итогам встреч Гитлера с Чемберленом 15 сентября в Берхтесгадене и 22-23 сентября в Бад-Годесберге.

Влёкшийся обратить немецкую агрессию против СССР британский премьер уже тогда согласился с требованием фюрера о присоединении Судетской районы. Английская дипломатия выполняла функцию посредника: доводила до чехословаков волю Германии. Позицию Чемберлена разделил президент США Франклин Рузвельт, о чем уведомил сквозь посла в Великобритании. Американский лидер советовал обеспечить «мирное, справедливое и конструктивное решение».

«Население Мюнхена активно приветствовало Муссолини, но Чемберлен и Даладье бывальщины встречены еще более восторженными и спонтанными овациями, — вспоминал в своих мемуарах статс-секретарь немецкого МИД и непосредственный участник событий Эрнст фон Вайцзеккер. — Царила непринужденная обстановка, делегаты не сидели кругом стола, а неформально собрались в огромный круг, усевшись в удобные кресла. Никто не занял председательское место, не было программы, беседа шла не по намеченному плану, перескакивая с одной темы на иную».

По словам дипломата, «только Чемберлен попытался ввести подобие порядка в происходящее». Он выработал свою собственную компромиссную формулу переговоров и упорно настаивал на ней на дневном заседании. Фон Вайцзеккер помечал, что британский премьер находился не в лучшем настроении.

«О настроении Даладье судить было трудно, — добавлял статс-секретарь. — Собственно мне он казался воплощением здравого смысла. Он знал, что будет трудно убедить свой собственный народ поддержать идею несогласия судетских немцев от права на самоопределение и что это решение нельзя будет провести без помощи Англии. Он также считал, что Чемберлен несет ответственность за сделанные уступки.

Его советник Алекс Леже не таил, что решение оставить своих чешских союзников далось Даладье нелегко».

По формулировке фон Вайцзеккера, на конференции фюрер добивался «вхождения судетских немцев в рейх», а три иных государственных деятеля добивались мира.

«В Мюнхене Гитлер еще не освободился от влияния Муссолини. Казалось, он охотно следовал за ним и нуждался в его поддержке, — такие наблюдения покинул немецкий дипломат о своем шефе. – Сам Муссолини оказался в хорошей форме, говорил по-немецки, по-французски и немного по-английски. Стремясь самовыразиться, он связывал методику парламентских дебатов с диктаторскими замашками. Таким он казался не только мне, но и другим».

Проект соглашения Чемберлен привез с собой из Лондона.

«Сколь ужасной, фантастичной и неправдоподобной представляется сама дума о том, что мы должны здесь, у себя, рыть траншеи и примерять противогазы лишь потому, что в одной далекой стране поссорились между собой люд, о которых нам ничего не известно», — говорил он перед отлетом.

Пограничные районы общей площадью 41 098 квадратных километров с суммарным народонаселением в пять миллионов человек (в том числе примерно полтора миллиона чехов и словаков) передавались Германии со всей инфраструктурой и предприятиями, огромным числом вооружения.

В дополнении к соглашению говорилось о гарантии британцами и французами новых границ Чехословацкого государства. Одновременно предписывалось передать территории Польше и Венгрии. Чехословакам надлежало зачислить пункты соглашения полностью и без обсуждений. После этого свои гарантии обязывались предоставить Чехословакии немцы и итальянцы. На урегулирование «проблемы польского и венгерского национальных меньшинств в Чехословакии» отводилось три месяца. В противном случае, сообразно дополнительной декларации, данная «проблема» становилась предметом дальнейшего обсуждения глав правительств четырех стран.

«Я привез мир нашему поколению», — удовлетворенно заявил Чемберлен у трапа самолета по возвращении в Лондон, для вящей убедительности размахивая текстом соглашения.

Его будущий преемник на посту премьера и главный критик уступок нацистам Уинстон Черчилль наименовал итоги Мюнхена провалом. Ему принадлежит легендарный афоризм: «Миротворец кормит крокодила в надежде на то, что крокодил съест его последним».

«Я напомню тому, кто желал бы не заметить или забыть, но что тем не менее приходится констатировать, а именно – мы пережили всеобщее и явное поражение, а Франция пережила еще вяще, чем мы… И нет никаких оснований надеяться, что этим все закончится. Это лишь начало расплаты. Это только первый глоток из горькой чаши, какая будет предложена нам со дня на день, если не наступит невероятное восстановление нравственного здоровья и военной мощи, если мы вновь не очнемся и не сделаем ставку на независимость, как в былые времена».

Президент Чехословакии Бенеш назвал документ «договором предательства», но был вынужден подчиниться.

В сентябре 2017 года российский МИД опубликовал текст Мюнхенского договоренности на русском языке.

«Германия, Соединенное королевство, Франция и Италия согласно уже принципиально достигнутому соглашению относительно уступки Судето-немецкой районы договорились о следующих условиях и формах этой уступки, а также о необходимых для этого мероприятиях и объявляют себя в силу этого договоренности ответственными каждая в отдельности за обеспечение мероприятий, необходимых для его выполнения», — таким вступлением начинался документ.

Приступить процесс, который в соглашении именовался «эвакуацией», предписывалось уже на следующий день. Ответственность за проведение операции «без повреждения имеющихся сооружений» было возложено на чехословацкое правительство.

«Выходящее по этапам занятие германскими войсками районов с преобладающим немецким населением начинается с 1 октября, — сообщалось также в тексте. – Прочая область, имеющая преимущественно немецкий характер, будет занята до 10 октября».

Окончательное определение границ поручалось интернациональной комиссии. Ей также предоставлялось право рекомендовать четырем державам «незначительные отклонения от строго этнографического принципа в определении зон, подлежащих передаче без проведения плебисцита».

«Чехословацкое правительство в течение четырех недель отпустит от несения военной и полицейской службы всех судетских немцев, которые этого пожелают», — подчеркивалось в восьмом пункте договоренности.

Правительство Чехословакии в момент подписания Мюнхенского соглашения возглавлял Ян Сыровый – экс-командир чехословацких легионеров в революционной России, популярный предательской выдачей иркутскому Политцентру адмирала Александра Колчака.

В 1947 году его приговорили к 20-летнему тюремному заключению по обвинению в сотрудничестве с оккупантами. Визави, Бенеш триумфально вернулся в Чехословакию и стал ее первым послевоенным президентом.

В час ночи 30 сентября, после согласования всех деталей, свои подписи под документом поставили Гитлер, Даладье, Муссолини и Чемберлен (собственно в такой последовательности). После этого в зал допустили чехословацкую делегацию. В тот же день немецкий и британский лидеры подписали декларацию о ненападении. 6 декабря аналогичный пакт с Третьим Рейхом заключили французы.

Меньше чем сквозь год начнется Вторая мировая война.

Источник