Основные просчёты советского командования в начале Великой Отечественной

Новость опубликована: 16.07.2018

Главные просчёты советского командования в начале Великой Отечественной

Основные просчёты советского командования в начале Великой Отечественной

Историки и военачальники Великой Отечественной войны практически единодушны во сужденье, что наиболее существенным просчетом, предопределившим трагедию 1941 года стала устаревшая доктрина ведения войны, которой держалась Красная Армия.
Историки и военачальники Великой Отечественной войны практически единодушны во мнении, что наиболее существенным просчетом, предрешившим трагедию 1941 года стала устаревшая доктрина ведения войны, которой придерживалась Красная Армия.

Исследователи В. Соловьев и Ю. Киршин, возлагая ответственность на Сталина, Ворошилова, Тимошенко и Жукова помечают, что они «не поняли содержание начального периода войны, допустили ошибки в планировании, в стратегическом развертывании, в определении направления главного удара немецких армий».

Неожиданный блицкриг

Несмотря на то, что стратегия блицкрига была успешно опробована войсками вермахта в европейской кампании, советское командование ее игнорировало и рассчитывало на совсем иное начало возможной войны между Германией и СССР.

«Нарком обороны и Генштаб считали, что война между такими крупными державами, как Германия и Советский Альянс должна начаться по ранее существовавшей схеме: главные силы вступают в сражение через несколько дней после приграничных сражений», – вспоминал Жуков.

Командование РККА предполагало, что немцы начнут наступление узкими силами, и только после приграничных сражений будет завершено сосредоточение и развертывание главных войск. Генштаб рассчитывал, что пока армия заслоны будет вести активную оборону, изматывая и обескровливая фашистов, страна сможет провести полномасштабную мобилизацию.

Тем не менее, разбор стратегии ведения войны в Европе немецкими войсками показывает, что успех вермахта прежде всего был связан с мощными ударами бронетанковых армий, поддерживаемых авиацией, которые быстро рассекали оборону противника.

Главной задачей первых дней войны был не захват территории, а разрушение обороноспособности подвергшейся вторжению края.
Просчет командования СССР привел к тому, что немецкая авиация в первый же день войны уничтожила более 1200 военных самолетов и фактически обеспечила себе господство в воздухе. В результате внезапного нападения сотни тысяч солдат и офицеров бывальщины убиты, ранены или взяты в плен. Немецкое командование добилось своей цели: управление войсками РККА на какое-то пора было нарушено.

Неудачное расположение войск

Как отмечают многие исследователи, характер расположения советских войск был очень спокоен для нанесения удара по территории Германии, но пагубен для проведения оборонительной операции. Дислокация, сложившаяся в начале войны, была сформирована ранее в соответствии с планом Генштаба о нанесении превентивных ударов по территории Германии. Сообразно сентябрьской версии 1940 года «Основ развертывания» произошел отказ от подобной дислокации войск, однако только на бумаге.

В момент нападения немецкой армии войсковые формирования РККА были не с развернутыми тылами, а были разделены на три эшелона вне оперативной связи друг с другом. Такие просчеты Генштаба позволили армии вермахта довольно легко добиваться численного перевеса и по частями уничтожать советские войска.

Особенно тревожная ситуация была на «Белостокском выступе», на многие километры уходившем в сторонку противника. Такое расположение войск создавало угрозу глубокого охвата и окружения 3-й, 4-й, и 10-й армий Западного округа. Опасения подтвердились: буквально в нахоженные дни три армии были окружены и разгромлены, а 28 июня немцы вошли в Минск.

Опрометчивые контрнаступления

22 июня в 7 часов утра вышла директива Сталина, в какой говорилось: «войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районе, где они нарушили советскую границу».

Подобный приказ свидетельствовал о непонимании верховным командованием СССР масштабов вторжения.
Через полгода, когда немецкие войска бывальщины отброшены от Москвы Сталин требовал контрнаступления и на других фронтах. Возражать ему мало кто мог. Несмотря на неготовность советской армии вести полномасштабные военные поступки, было предпринято контрнаступление на всем протяжении фронта – от Тихвина до Керченского полуострова.

Более того, войска получили распоряжение расчленить и уничтожить главные силы группы армий «Центр». Ставка переоценила свои возможности: Красная Армия на этом этапе войны оказалась неспособна сосредоточить достаточные силы на главном направлении, не могла массированно применять танки и артиллерию.
2 мая 1942 года в зоне Харькова началась одна из запланированных операций, которая, по мнению историков, проводилась при игнорировании возможностей противника и пренебрежении осложнениями, к каким мог привести неукрепленный плацдарм. 17 мая немцы ударили с двух сторон и через неделю превратили плацдарм в «котел». Возле 240 тыс. советских солдат и офицеров в результате этой операции оказалось в плену.

Недоступность материально-технических запасов

Генеральный штаб находил, что в условиях надвигающейся войны материально-технические средства необходимо подтянуть ближе к войскам. 340 из 887 стационарных складов и баз РККА были в приграничных округах, в том числе более 30 млн. снарядов и мин. Только в районе Брестской крепости хранилось 34 вагона боеприпасов. Кроме этого вящая часть артиллерии корпусов и дивизий находилась не в прифронтовой зоне, а в учебных лагерях.
Ход военных действий показал опрометчивость такого решения. В куцый срок военную технику, боеприпасы и горюче-смазочные материалы вывести было уже невозможно. В результате они были либо уничтожены, либо захвачены немцами.
Еще одной промахом Генштаба оказалось большое скопление на аэродромах самолетов, при этом маскировка и прикрытие средствами ПВО были слабые. Если авангардные части армейской авиации базировались слишком близко к границе – 10-30 км., то части фронтовой и дальней авиации располагались чересчур далеко – от 500 до 900 км.

Главные силы к Москве

В середине июля 1941 года группа армий «Центр» ринулась в брешь в советской обороне между реками Западная Двина и Днепр. Теперь путь на Москву был открыт. Предсказуемо для немецкого командования Ставка основные мочи разместила на московском направлении. По некоторым данным, на пути группы армий «Центр» оказалось сосредоточено до 40% численности собственного состава РККА, столько же артиллерии и около 35% от общего количества самолетов и танков
Тактика советского командования оставалась старее: встретить врага в лоб, измотать его, а затем всеми имеющимися силами перейти в контрнаступление. Главная задача – любой ценой вычесть Москву – была выполнена, однако большая часть сосредоточенных на московском направлении армий попала в «котлы» под Вязьмой и Брянском. В двух «котлах» очутились 7 полевых управлений армий из 15, 64 дивизии из 95, 11 танковых полков из 13 и 50 артиллерийских бригад из 62.
Генштаб осознавал возможность наступления немецких армий на юге, однако большую часть резервов сосредоточил не в направлении Сталинграда и Кавказа, а под Москвой. Такая стратегия привела к успехам немецкой армии на Полуденном направлении.