Голодание в России при царе

Новость опубликована: 12.04.2017

За вторую половину XIX столетия было свыше двадцати голодных годов.

        Данные на конец XIX- нач. XX вв.

Из доклада царю за 1892 (особенно неблагоприятный и неурожайный) год: «Лишь от недорода смертей до двух миллионов православных душ».

Ведь по законам того времени в статистику попадали только те, кого отпевали в православных храмах, а свидетельства о количестве умерших «инородцев», старообрядцев, «безбожников» нет вообще.

Но ведь любому нормальному человеку ясно, что вот хоть в той же Вятской губернии, бок о бок с русскими мужиками, исстари жили и на той же земле работали староверы, «инородцы» вроде «некрещеной мордвы и вотяков».

Католики вели свой счет помершим, но эти данные в общий доклад не подавались.

Доклад Николаю II за январь 1902 года: «В зиму 1900-01 года голодало 12 губерний с всеобщим народонаселением до 42 миллионов человек. От того смертность 2 миллиона 813 тысяч православных душ».

N 10 «Российского еженедельника» за 1903 год декламируем: «На подавление бунта крестьян и работников Полтавской и Харьковской губернии отправлено до двухсот тысяч солдат регулярной армии, а также все наличные здешние казачьи и жандармские силы».

Газета «Киевский вестник» от 9 марта того же года в разделе происшествий сообщает: «Вчера трое жандармов изрубили саблями незрячего певца за песни возмутительного содержания: «Ой, настанет доброе время, станет труженик есть досыта, а панов — на одну ракиту».

В 1911 году (уже после столь расхваленных «столыпинских реформ»): «Голодало 9 губерний с всеобщим народонаселением до 32 миллионов человек.

От того смертность 1 миллион 613 тысяч православных душ».

Голод в России при царе

Разоренный неурожаем крестьянин, оставшийся без итого, лишь с одним плугом. (с. Славянка, Никол. у.) 1911 г.

По докладу на ежегодной сессии Министерства здравоохранения Российской империи: «Из 6-7 миллионов каждогодне рождаемых детей, до 43% не доживает до 5 лет. 31% в той или иной форме обнаруживают признаки питательной недостаточности: рахита, цинги, пеллагры и проч.

» Уже тогда ставился проблема о том, что «повальное пьянство беднейшего населения нарушает здоровье ребенка еще до рождения его». В отдельном параграфе перечисляются наиболее крупные эпидемии и число их жертв: взрослых и детей престарелее 1 года.

Из отчета за 1912 год против слов: «Почти каждый десятый крестьянский ребенок из числа осмотренных являет собой различные приметы умственной недостаточности.

Но недостаточность эта не есть только прирожденная. Значительная доля ее проистекает от того, что родители, занятые трудом, не имеют поре хотя бы как-то развивать его, умственно и двигательно, соответственно возрасту.

А также даже с ним достаточно разговаривать и поощрять ласками, дабы дитя в положенные сроки обучался говорить, ходить и проч.» — рукой царя написано: «Не важно» и проставлена высочайшая подпись.

Та же пометка — против строк, что «посредственная длительность жизни народонаселения России 30,8 года».

По законам того времени в статистику (кроме «неотпетых» в церквах, о чем было произнесено выше) не входила также смертность детей до 1 года.

С 1880 по 1916 год можно подвести печальный итог: от «неестественных вин» (голода, эпидемий, детской смертности, криминальных причин, при подавлении крестьянских бунтов, а также в «мелких войнах» не считая Первой всемирный) преждевременно погибло до 20 миллионов «православных душ».

Голод в России при царе

Подпись: Бывший зажиточный крестьянин, совершенно обнищавший и теперь голодающий. (с. Славянка, Никол. у.) 1911

В номере от 2 января 1910 года «Петербургские ведомости» сообщали: «… состоялся небольшой новогодний прием, на коем присутствовали Его Величество Император Всероссийский с семьей.

А также приглашены были 20 богатейших людей России, причем номера приглашений их бывальщины соответственны капиталу их на 1 января минувшего года».

Ниже был опубликован список этих приглашенных, в порядке номеров их пригласительных билетов.

Обнаруживали этот список: А.Нобель (хозяин множества нефтепромыслов), банкир Хаим Ротшильд и фабрикант Зингер. За ними следовали Р.Чандлер (автомобильный магнат), П.Шметсхен (пароходные компании) и т.п.

Притом гражданами России (не сообщая уже о национальности, вероисповедании и т.п.) в этом списке были только трое: фабрикант Путилов (12-е место), хозяин крупнейших нефтеприисков Манташев (13-е пункт) и грузинский князь, генерал Чиковани (20-е место).

Всего же, по статистике «Русского Экономического общества», публиковавшейся в начале любого года в газете «Биржевые новости», к началу 1913 года 62% крупной отечественной промышленности находились в руках иноземцев (не имевших гражданства России), еще 19% — в паевой или иной совместной собственности (акционерной и т.п.).

И на закуску хулителям…

В период 1884—1885 гг., велись подворные обследования сел и деревень Орловской губернии, где в опросный бланк подключался вопрос: «Сколько и какие книги имеются в семье?»…

И вот, что ответили крестьяне:

1) 82% дворов не имело книг;

2) В Орловском уезде на сотню грамотных крестьян было итого 53 книги;

3) Из семнадцати с небольшим тысяч книг, которые были в крестьянских семьях, на долю художественной, научной и прочей светской литературы пришлось итого 16%; Статистика по наименованиям: — 1) «Битва русских с кабардинцами» (29 экз.); — 2) «История о храбром рыцаре Францеле Венециане» (21 экз.); — 3) «Английский Милорд» (15 экз.); — 4) книжки Некрасова («Мороз Красный Нос», «Последние песни», стихотворения) — (5 экз.); — Лев Толстой — (10 книг); — Крылов — (10 книжек); — Ершов — (6 книг); — Пушкин — (5 книг); — Грибоедоев — (4 книги); — Кольцов, Бенедиктов, Островский, Лесков, Достоевский — по 1 книжке.

Имелись отдельные номера журналов, в том числе «Современник» 🙂

Статистика подготовлена О. М. Жирновым [Жирнов Иосиф (Осип Михайлович) — 1860—1918 гг.]

К слову об образовании при царизме или «С чем реально бились революционеры».

Голод в России при царе

Подпись под фотографией: Аксютка, утоляя голод, жует белую огнеупорную глину, имеющую сладковатый вкус. (с. Патровка, Бузулук. у.)

«Циркуляр о кухаркиных детях» — издан 1 июля 1887 года министром просвещения Российской империи графом И. Д. Деляновым и предписывал при зачисленье в гимназии воздержаться «от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением неужели одаренных необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат».

Циркуляр опирался на воззрения Александра III (Александру относится отзыв на показания крестьянки М. А. Ананьиной о том, что ее сын хочет учиться в гимназии — «Это-то и ужасно, мужик, а тоже лезет в гимназию!») и К. П. Победоносцева о нужды «остудить» российское общество, ограничив передвижение из «неблагородных» слоёв населения в разночинцы и студенты, основную движущую силу революционного подъема предшествующих лет.

Из гимназий бывальщины отчислены представители низших слоёв общества, сумевшие оплатить обучение для своих детей.

В частности, из Одесской гимназии был выключен Николай Корнейчуков (К. Чуковский).

При “царе батюшке”, от голода никто не умирал гневно потрясая ручонками заявляют “разоблачители” “распроклятых большевиков”,  “забывая” (вот такая избирательная память) что именно большевики не только полностью ликвидировали неграмотность, но и обеспечили крестьянство индустриальными товарами, а главное, орудиями производства, что позволило не только накормить страну, но и обеспечить экспорт продовольствия, не за счет пухнущего от голодания населения, а за счет реальных излишков.

Заявления о том, что при “добром” “крестьянском” царе, крестьяне катались как сыр в масле, а умирали не от голода, а необыкновенно обожравшись ананасов и черной икры не выдерживает никакой критики.

Голод в России при царе

Подпись под фотографиями: Голод в Сибири. Фотогр. снимки с натуры, сделанные в Омске 21 июля 1911 года членом Гос. Думы Дзюбинским.
Первая снимок: Семья вдовы кр. д. Пуховой, Курган. у., В. Ф. Рухловой, идущей «на урожай».

В запряжке жеребенок по второму году и два мальчика на пристяжке. Позади — старший сын, упавший от истощения.
Вторая фотография: Кр. Тобол. губ., Тюкалин. у., Камышинской вол., д. Караульной, М. С. Баженов с семьей, идущий «на урожай». Ключ: ЖУРНАЛ «ИСКРЫ», ГОД ОДИННАДЦАТЫЙ, при газете «Русское Слово». № 37, Воскресенье, 25 сентября 1911г.

Это не большевистская агитация. Это подтверждения современников. Жизнь крестьян при царе была совсем другой:

«Пища большинства крестьян – самая скудная и исключительно почти растительная— говорится в журнале «Общенародное хозяйство России»за 1885г. –картофель, да картофель (т.е. варённый да жаренный), да картофельная похлёбка с забелкой в скоромный и с постным маслом в постный день или щи из самой стальной капусты с такой же приправой, да в скоромный день немного молока «на верх сыт захлебнуть», как выражается крестьянин, и чёрный хлеб составляют каждодневную в обед и в ужин еду крестьянина.

Завтрак и полдник составляет из ржаной ватрушки с творогом, ржаного пирога с картофелем или репой, а пуще – ломтя чёрного хлеба с варённым картофелем».

Вот как описывал М.Пыляев в книге «Старое житьё расточительство аристократов в царской России: «Граф Мусин-Пушкин, существовавший за счёт своих 40 тысяч крепостных крестьян, удивлял Москву обедами, стоившими огромные деньги.

На одни конфеты у него тратилось каждогодне 30 000руб. Расточительность его доходила до того, что он откармливал индеек труфелями, а телят отпаивал сливками и держал в люльках как младенцев.

Домашняя птица, назначенная на убой, вместо овса получала кедровые и грецкие орехи, а вместо воды – сливки и вино»

Верещите, сейчас, граждане вопреканцы, сколько коров можно было купить на царский рубль…

Свидетелем жизни дореволюционных крестьян в этом посте является граф Л.Н. Толстой (из Полного собрания сочинений в 90 томах, академическое юбилейное издание, том 29)

В первой деревне, в какую я приехал, — Малой Губаревке, на 10 дворов было 4 коровы и 2 лошади; два семейства побирались, и нищета всех обитателей была страшная.

Голод в России при царе

Голод в России. Крыши разобраны чтобы соломой кормить скотину

Таково же почти, хотя и несколько лучше, поза деревень: Большой Губаревки, Мацнева, Протасова, Чапкина, Кукуевки, Гущина, Хмелинок, Шеломова, Лопашина, Сидорова, Михайлова Брода, Бобрика, двух Каменок.

Во всех этих деревнях желая и нет подмеси к хлебу, как это было в 1891-м году, но хлеба, хотя и чистого, дают не вволю.

Приварка — пшена, капусты, картофеля, даже у большинства, нет никакого.

Еда состоит из травяных щей, забеленных, если есть корова, и незабеленных, если ее нет, — и только хлеба.

Во всех этих деревнях у большинства реализовано и заложено всё, что можно продать и заложить.

Из Гущина я поехал в деревню Гневышево, из которой дня два тому назад приходили крестьяне, упрашивая о помощи. Деревня эта состоит, так же как и Губаревка, из 10 дворов.

На десять дворов здесь четыре лошади и четыре коровы; овец почти нет; все дома так престарелы и плохи, что едва стоят.

Все бедны, и все умоляют помочь им. “Хоть бы мало-мальски ребята отдыхали”, — говорят бабы.

“А то упрашивают папки (хлеба), а дать нечего, так и заснет не ужинаючи”.

Я знаю, что тут есть доля преувеличения, но то, что говорит тут же мужик в кафтане с прорванным плечом, уже наверное не преувеличение, а действительность.

“Хоть бы двоих, троих с хлеба спихнуть, — говорит он. — А то вот свез в город последнюю свитку (шуба уж давным-давно там), привез три пудика на восемь человек — надолго ли! А там уж и не знаю, что везти…”

Я попросил разменять мне три рубля. Во всей деревне не нашлось и рублевки денег.

Голод в России при царе

Изба голодающиего крестьянина

Есть статистические исследования, по которым видно, что русские люди вообще недоедают на 30% того, что необходимо человеку для нормального питания; кроме этого, есть сведения о том, что молодые люди черноземной полосы последние 20 лет всё меньше и меньше удовлетворяют заявкам хорошего сложения для воинской повинности; всеобщая же перепись показала, что прирост населения, 20 лет тому назад, бывши самым вящим в земледельческой полосе, всё уменьшаясь и уменьшаясь, дошел в настоящее время до нуля в этих губерниях.  (26-го мая 1898.)

Нищета же в этой деревне, поза построек (половина деревни сгорела прошлого года), одежд женщин и детей и отсутствие всякого хлеба, кроме как у двух дворов, ужасно. Вящей частью испекли последний раз хлебы с лебедой и доедают их — осталось на неделю или около того. Вот деревня Крапивенского уезда. Дворов 57, из них в 15-ти хлеба и картофеля, рассчитывая на реализованный овес купить ржи, хватит средним числом до ноября. Овса многие совсем не сеяли за неимением семян прошлого года. 20 дворам достанет до февраля. Все едят очень дурной хлеб с лебедой. Остальные прокормятся.

Распродается и отдается задаром весь скот и ожигаются постройки на топливо, мужики сами поджигают свои дворы, чтобы получить страховые. Уже бывальщины случаи голодной смерти.

Здесь [в деревне Богородицкого уезда] положение бедствующих уже в прежние года, не сеявших овес, склонившихся дворов еще хуже. Здесь доедают уже последнее. Уже теперь нечего есть, и в одной деревне, к[оторую] я осматривал, половина дворов уехала на конях в даль побираться. Точно так же же у богатых, составляющих везде около 20%, много овса и других ресурсов, но кроме того в этой деревне существуют безземельные солдатские дети. Целая слободка этих жителей не имеет земли и всегда бедствует, теперь же находится при дорогостоящем хлебе и при скупой подаче милостыни в страшной, ужасающей нищете.

Из избушки, около которой мы остановились, вышла оборванная нечистая женщина и подошла к кучке чего-то, лежащего на выгоне и покрытого разорванным и просетившимся везде кафтаном. Это один из ее 5-х детей. Трехлетняя девочка нездорова в сильнейшем жару чем-то в роде инфлуэнцы. Не то что об лечении нет речи, но нет другой пищи, кроме корок хлеба, которые мама принесла вчера, бросив детей и сбегав с сумкой за побором. И нет более удобного места для больной, как здесь на выгоне в крышке сентября, потому что в избушке с разваленной печью хаос и ребята. Муж этой женщины ушел с весны и не воротился. Таковы примерно многие из этих семей. Но и у наделенных землей крестьян, принадлежащих к разряду опустившихся, не лучше.

Голод в России при царе

Раздача кукурузы голодающим, д. Молвино, неподалёку от Казани

Нам, взрослым, если мы не умалишенные, можно, казалось бы, понять, откуда голод народа.

Прежде всего он — и это знает всякий мужик– он

1) от малоземелья, оттого, что половина земли у помещиков и торговец, которые торгуют и землями и хлебом.

2) от фабрик и заводов с теми законами, при которых ограждается капиталист, но не ограждается рабочий.

3) от водки, какая составляет главный доход государства и к которой приучили народ веками.

4) от солдатчины, отбирающей от него лучших людей в лучшую пору и развращающей их.

5) от чиновников, притесняющих народ.

6) от податей.

7) от невежества, в котором его сознательно поддерживают правительственные и церковные школы. (1892)

Заработная плата доведена до минимума. Целая обработка десятины, начиная от первой пахоты и кончая свозом скошенного и связанного хлеба на помещичье гумно, стоит 4 р. за десятину в 2400 кв. саж. и 6 руб. за десятину в 3200 кв. саж. Поденная плата от 10–15 коп. в сутки.  (вот и отведайте господа защитники царя батюшки купить корову за пять рублей, если вам на 15 коп надо одеть обуть семейство и эту самую мифическую корову накормить..)

Голод в России при царе

Голод в России. В голодающую деревню введены войска. Крестьянка-татарка на коленях умоляет урядника.

Чем дальней в глубь Богородицкого уезда и ближе к Ефремовскому, тем положение хуже и хуже. На гумнах хлеба или соломы все меньше и меньше, и нехороших дворов все больше и больше. На границе Ефремовского и Богородицкого уездов положение худо в особенности потому, что при всех тех же невзгодах, как и в Крапивенском и Богородицком уездах, при еще вящей редкости лесов, не родился картофель. На лучших землях не родилось почти ничего, только воротились семена. Хлеб почти у всех с лебедой. Лебеда тут невызревшая, зеленая. Того белого ядрышка, которое обыкновенно бывает в ней, нет совсем, и потому она не съедобна.

Хлеб с лебедой невозможно есть один. Если наесться натощак одного хлеба, то вырвет. От кваса же, сделанного на муке с лебедой, люди шалеют

Подхожу к кромке деревни на этой стороне. Первая изба — не изба, а четыре каменные, серого камня, смазанные на глине стены, прикрытые потолочинами, на каких навалена картофельная ботва. Двора нет. Это жилье первой семьи. Тут же, спереди этого жилища, стоит телега, без колес, и не за двором, где обычно бывает гумно, а тут же перед избой расчищенное местечко, ток, на котором только что обмолотили и извеяли овес. Длинный мужик в лаптях заступом и руками насыпает из вороха в плетеную севалку чисто отвеянный овес, босая баба лет 50-ти, в грязной, черной, вырванной в боку рубахе, носит эти севалки, ссыпает в телегу без колес и находит. К бабе жмется, мешая ей, в одной серой от грязи рубахе, растрепанная девочка лет семи. Мужик — кум бабе, он пришел поддержать ей извеять и убрать овес. Баба — вдова, муж ее умер второй год, а сын в солдатах на осеннем ученье, невестка в избе с двумя своими небольшими детьми: один грудной, на руках, другой лет двух сидит на лавке.

Весь урожай настоящего года — в овсе, какой уберется весь в телегу, четверти четыре. От ржи, за посевом, остался аккуратно прибранным в пуньке мешок с лебедой, пуда в три. Ни проса, ни гречи, ни чечевицы, ни картошек не сеяли и не садили. Хлеб испекли с лебедой — подобный дурной, что есть нельзя, и в нынешний день баба утром сходила побираться в деревню, верст за восемь. В деревне этой праздник, и она набрала фунтов пять кусочков без лебеды пирога, какие она показывала мне. В лукошке было набрано корок и кусочков в ладонь, фунта 4. Вот все имущество и все видимые средства пропитания.

Иная изба такая же, только немного лучше покрыта и есть дворишко. Урожай ржи такой же. Такой же мешок лебеды стоит в сенях и воображает амбары с запасами. Овса в этом дворе не сеяли, так как не было семян весной; картофелю три четверти, и есть пшена две меры. Рожь, какая осталась от выдачи на семена, баба испекла напополам с лебедой и теперь доедают. Осталось полторы ковриги. У бабы четверо детей и муж. Мужа в то время, как я был в избе, не было дома, — он клал избу, каменную на глине у соседа-мужика сквозь двор.

Голод в России при царе

Урядник с казаками въезжают в деревню в поисках спрятанного зерна.

Третья изба такая же, как и первая, без двора и кровли, положение такое же.

Бедность всех трех семей, живущих тут, такая же полная, как и в первых дворах. Ржи ни у кого нет. У кого пшенца пуда два, у кого картошек недели на две. Хлеб, испеченный с лебедой из ржи, выданной на семена, у всех кушать еще, но хватит не надолго.

Народ почти весь дома: кто мажет избу, кто перекладывает, кто сидит, ничего не делая. Обмолочено все, картофель выкопан.

Такова вся деревня в 30 дворов, за исключением двух семейств, которые зажиточны.

У С.Г. Кара-Мурзы в книге “Советская цивилизация” тоже есть свидетельства современников:

«Ученый-химик и агроном А.Н.Энгельгардт, какой работал в деревне и оставил подробнейшее фундаментальное исследование «Письма из деревни»:

Голод в России при царе

Казаки не дают крестьянам покинуть деревню чтобы пойти с сумой.

«В статье П.Е.Пудовикова «Хлебные излишки и народное продовольствие» в журнале «Отечественные записки» 1879, № 10 автор, на основании статистических данных, доказывал, что мы продаем хлеб не от излишка, что мы продаем за границу наш насущный хлеб, необходимый для собственного нашего пропитания… Многих поразил этот вывод, многие не желали верить, заподозревали верность цифр, верность сведений об урожаях, собираемых волостными правлениями и земскими управами… Тому, кто ведает деревню, кто знает положение и быт крестьян, тому не нужны статистические данные и вычисления, чтобы знать, что мы продаем хлеб за рубеж не от избытка… В человеке из интеллигентного класса такое сомнение понятно, потому что просто не верится, как это так люди живут, не евши. А между тем это подлинно так. Не то, чтобы совсем не евши были, а недоедают , живут впроголодь, питаются всякой дрянью. Пшеницу, хорошую чистую рожь мы отправляем за рубеж, к немцам, которые не будут есть всякую дрянь… Но мало того, что мужик ест самый худший хлеб, он еще недоедает.

Янки продает избыток, а мы продаем необходимый насущный хлеб. Американец-земледелец сам есть отличный пшеничный хлеб, жирную ветчину и баранину, пьет чай, закусывает обед сладким яблочным пирогом или папушником с патокой. Наш же мужик-земледелец есть самый плохой ржаной хлеб с костерем, сивцом, пушниной, хлебает порожние серые щи, считает роскошью гречневую кашу с конопляным маслом, об яблочных пирогах и понятия не имеет, да еще смеяться будет, что кушать такие страны, где неженки-мужики яблочные пироги едят, да и батраков тем же кормят. У нашего мужика-земледельца не хватает пшеничного хлеба на соску ребенку, пожует баба ржаную корку, что сама ест, возложит в тряпку – соси».

Голод в России при царе

Толпы голодающих из деревни добрались до Петербурга. Около ночлежки.

Надо отметить, что достоверная информация о реальной существования крестьян доходила до общества от военных. Они первыми забили тревогу из-за того, что наступление капитализма привело к резкому ухудшению столы, а затем и здоровья призывников в армию из крестьян. Будущий главнокомандующий генерал В.Гурко привел данные с 1871 по 1901 г. и известил, что 40% крестьянских парней впервые в жизни пробуют мясо в армии. Генерал А.Д.Нечволодов в известной книге От разорения к достатку (1906) приводит эти из статьи академика Тарханова Нужды народного питания в Литературном медицинском журнале (март 1906), согласно которым русские крестьяне в посредственном на душу населения потребляли продовольствия на 20,44 руб. в год, а английские на 101,25 руб

А вот заслуживают ли доверия такие “свидетельства” неомонархистов, антисталинистов, “либералов”, выводы мастерите сами:

До революции и до коллективизации тот хорошо жил, кто хорошо работал. Лодыри жили в бедности и нищете. На всю нашу деревню из 50 дворов был лишь один пьяница и дебошир. Он был сапожником.

Крестьянин всегда был сыт, обут и одет. А как иначе? Он же жил своим трудом.

Бедняками у нас были те, кто немощно вел свое хозяйство. В основном это была всякая пьянь, которая не хотела работать. Лентяи, одним словом! (т.е. в лентяи записали 90 процентов крестьян)

Голод в России при царе

Орды голодающих пытаются избавиться в городах

Каждый хороший хозяин имел книгу ведения хозяйства, в которой учитывались все доходы и расходы. Вырученную барыш крестьянин мог вложить в крестьянские банки, чтобы затем получать от неё проценты. (98% неграмотных, а вели “хозяйственные книги, ну ну…“)

Старики и старушки с какими доводилось общаться, рассказывали о прекрасной жизни в деревне перед 1914 годом, соблюдались все православные праздники,т.е. были выходные, еле досыта, облекались хорошо, ко всему тому могу добавить , что так называемых батраков никто не помнил, а помнили о прислугах у богатых, в прислуги угодить было трудно и т.д. Т.е. цифры ,цифрами , а живое общение как то всегда показывает другую картину. Жизнь в деревне осложнялась лишь при ненастью (засуха и т.д.), в этом случае действительно подавались в город на зароботки, может и написано эта статья на основании одного из не весьма хороших погодных периодов…

Традиционно Россия являлась крупнейшей сельскохозяйственной страной мира и своими продуктами снабжала страны Европы. (никто и не спорит, за счет ограбления своего народа)

http://www.krasnoetv.ru/node/5847

http://metrolog.org.ua/tsar_golod


Ответить