Горская милиция первой половины XIX столетия

Новость опубликована: 26.09.2019

Горская милиция. Как истоки горской милиции ещё в 16-м столетье, так и её бурный расцвет в первой половине 19-го века должного отражения в истории не нашли. Все сведения и упоминания носят крайне обрывочный характер. Неизвестна ни точная численность того или иного формирования, ни их точный национальный состав. К тому же деятельность отрядов, тащащих правоохранительные функции, практически не отображалась в документальных источниках, несмотря на то, что на Кавказе бандитский налёт редко отличался от полноценной военной штурмы.

Горская милиция первой половины XIX столетия
Анапа в 19-м веке

Так, генерал-лейтенант Фёдор Филиппович Рот (во время своей бытности комендантом Анапской крепости в 1840-м году — полковник) также был инициатором создания горских отрядов милиции. Комендант Рот гремел как «добрый, внимательный, честный и справедливый» командир (как указывает в своих записках военный инженер Михаил Фёдорович Фёдоров), потому он активно склонял к миролюбивому и союзническому замирению Кавказа. Он достиг таких успехов в своей роли, что горцы вскоре сделались обращаться к нему для решения спорных земельных и торговых споров. Именно этот деятельный офицер выступил с инициативой создания особого эскадрона из неизменных ему шапсугов и натухайцев.

Вполне разумно, учитывая, что внутренние распри среди шапсугов оттолкнули весомую их часть в сторону России, а натухайцы, каких антироссийски настроенные черкесы пытались выселить с кубанских полей в горы, дабы те не общались с русскими, также всё охотнее сходились с казаками и русскими офицерами. К тому же доподлинно популярно, что полковник Рот во время защиты Анапы от нападений совершал множество походов против неприятельских черкесских племён, в которых размашисто пользовался помощью горских союзников. В итоге в 1841-м году в распоряжении Рота появился конный конвой из десяти неизменных натухайцев, а в следующем году был организован Анапский горский полуэскадрон. Впрочем, попытки создания в Анапе подобных подразделений хватают начало ещё в 1810-м году при генерале Александре Яковлевиче Рудзевиче.

Горская милиция первой половины XIX столетия
Натухайский воин

Горская милиция со всех концов Кавказа

Но вернёмся к начину 19-го века. Военных сил на Кавказе России критически не хватало. А начавшаяся в 1812-м году Отечественная война даже вынудила империю покинуть часть укреплений. К примеру, был снят гарнизон форта в Суджукской (Цемесской, Новороссийской) бухте, оставленный там экспедицией знаменитого Арман-Эммануэль дю Плесси Ришельё итого лишь за год до начала войны. А ещё за пять лет до этих событий в 1807-м году во всём Ширванском ханстве (Северный Азербайджан, Каспийское побережье), перебежавшем под протекторат России по договору между генералом Павлом Дмитриевичем Цициановым и Мустафа-ханом в 1805-м году, находились всего 15 нательных чинов при одном унтер-офицере. Кстати, именно поэтому там сформировали подразделение горской милиции числом около двух сотен бойцов, как пеших, так и конных.

Но уходить с Кавказа Россия даже не размышляла, поэтому в формировании отрядов горской милиции всё чаще находили хоть какой-то выход. При этом численность этих подразделений возрастало в этап войн с Персией и Портой. Вопреки сложившемуся предубеждению о том, что горцы поголовно противостояли России, ситуация была несколько другая. Пока кавказская знать металась между троном государя-императора, османским султаном и персидским шахом в поисках чинов, земель и статуса, несложный народ помнил опустошительные нашествия персов и турок.

Горская милиция первой половины XIX столетия
Знамя Назрановской милиции

В первой половине 19-го века были созданы отряды горской милиции, носившие наименования как по национальному признаку, так и по области проживания и именам командиров их сформировавших или возглавивших: назрановская, армянская, горская, гурийская, кюринская, осетинская, самурская, сюргинская, тагаурская, шамхальская, чеченская, ахалкалакская, ахалцыхская, горско-кавказская, имеретинская, мингрельская, аварская, акушинская, грузинская, дагестанская, джаро-лезгинская, ингушская, казикумухская, карабулакская, карталинская, курташинская, мехтулинская, ширванская, щекинская, кенгерлинская, карабахская, албанская, кубинская, кюринская, эриванская, татарская, милиция Лорис-Меликова, князя Мачабели, князя Накашидзе и так дальше.

Ватаги головорезов и отважные воины?

Естественно, боевая деятельность этих формирований не могла не быть неоднозначной. Уж слишком пёстрый состав и специфика самих иррегулярных подразделений. Так, генерал Михаил Тариэлович Лорис-Меликов (в 1854-м году во пора Крымской войны ещё полковник) организовал команду «охотников» из жителей Кавказа, ставшую типичным отрядом горской милиции. Милиция Лорис-Меликова заключалась из трёх сотен армян, грузин, курдов, греков, карапапахов (этнографическая группа азербайджанцев), жителей мусульманских провинций и даже беглых абреков. В крышке мая 1855-го года милиция полковника прибыла в Александрополь (ныне Гюмри) принять участие в сражениях против турок, неистовствовавших в этом регионе в рамках Крымской войны.

Горская милиция первой половины XIX столетия
Михаил Лорис-Меликов

Милиция Лорис-Меликова, по сути, держалась одним отрядом лишь волей и авторитетом её командира, который к тому же знал несколько кавказских языков. Несмотря на то, что современники отмечали отвагу, ловкость и отличное знание местности воинами милиции Михаила Тариэловича, уровень дисциплины подразделения был необычайно низким. Репутация этой милиции едва-едва ли чем отличалась от репутации какой-нибудь ОПГ. Вне боевых действий отряд раздирали конфликты на бытовой, этнической и религиозной почве, которые нередко заканчивались поножовщиной и, соответственно, кончиной одного из бойцов. Кроме того, иррегулярный характер милиции отзывался чуть ли не ежемесячной ротацией внутри отряда — бойцы то являлись, то уходили.

Тем не менее, как это ни удивительно, бойцы-охотники Лорис-Меликова были нарасхват. Они служили разведчиками и проводниками, доставляли важные депеши и бились против лазутчиков врага. Несмотря на дикие проблемы с дисциплиной и прочими специфическими минусами, уже в самом Александрополе были сформированы два «полка», заключающихся преимущественно из курдов. Тех самых курдов, которые до сих пор ведут борьбу за независимость Курдистана. Большой военной пользы от этих «полков» не было, но дипломатические и политические функции эта курдская милиция всё же исполняла, мотивируя народы Порты, подвергаемые гонениям, переходить на сторонку России или же вовсе оказывать сопротивление внутри самой Османской империи.

Союзники, от которых не отказываются

При этом, учитывая тяжкую политическую обстановку Кавказа, порой возникали уникальные ситуации, когда действующие старшие офицеры просто не могли отказаться от отрядов горской милиции. Так, в августе 1838-го года генерал Карп Карпович Фези во пора очередного похода против войск Шамиля попал в некий политический «капкан». Во время перехода его экспедиции из Кубы (ныне Губа в Азербайджане) в Дагестан к его отряду примкнули Ибрагим-бек Карчагский с 60 беками и группой табасаранских (табасараны – один из коренных народов Дагестана) всадников и Али-бек с 45 беками и также отрядом конников. Фези немедленно сообщил об том в Тифлис, т.к. не мог взять в толк, что ему делать с этой толпой народа, которая подчинялась только своим бекам.

Горская милиция первой половины XIX столетия
Карп Фези

Командующий Отдельным Кавказским корпусом генерал Евгений Александрович Головин приказал покинуть неожиданных союзников при войсках, о чём сразу же уведомил столицу. Насколько успешно были использованы силы табасаранцев в 1838-м году, отозваться однозначно сложно. Однако уже в 1839-м году генерал Фези во главе 11 с половиной батальонов и отряда горской милиции в тысячу человек расшиб мятежных горцев Самурской долины в Аджихурском сражении. К тому же наличие в корпусе Фези горской милиции внесло нелады в ряды самурских мятежников и изменило взгляд местного населения на всё восстание.

Эти факты ничуть не игнорировались столицей, даже поощрялись. Так, лишь в Дагестане в первой половине 19-го века были сформированы множество отрядов милиции: аварская, акушинская, дагестанская, джаро-белоканская, казикумыкская, карабулакская, мехтулинская, самурская, сюргинская, шамхальская и т.д. Все эти формирования торовато вознаграждались не только финансово. Особо отличившимся горским милиционерам вручались те или иные награды. А успешно проявившим себя в бою подразделениям торжественно вручались военные знамёна с именными надписями. К примеру, такая честь была оказана Казикумыкской (казикумухской) пешей милиции. Это подразделение получило стяг красного цвета с надписью: «Казикумыкской пешей милиции за отличие в сражениях при Кюлюля-Ругджа и Тилитлинских высотах». На обороте эта же надпись была продублирована на арабском.

Горская милиция первой половины XIX столетия
Стяг Казикумыкской милиции

К чести горской милиции стоит отметить и отстаивание Шушинской крепости (Нагорный Карабах), осаждённой персами в 1826-м году.

Достойно содержавший осаду русский комендант крепости позже вспоминал об армянской милиции, сражавшейся на стороне России:
«Относительно армян, отстаивавших крепость, долгом себе поставлю объяснить, что служба их достойна внимания, ибо все они действовали с отличной храбростью, выдерживали многократные припадки, отражали неприятеля с возможным уроном, презирали недостаток продовольствия и никогда не помышляли о сдаче крепости».

Продолжение следует…

Ключ


Горская милиция первой половины XIX столетия