Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после “смерти”

Новость опубликована: 11.02.2019

Между виа дель Корсо и площадью Испании в Риме есть небольшая (всего 300 м), но очень известная (в узких кругах ценителей моды) виа Кондотти. Здесь находятся бутики самых знаменитых брендовых домов Европы: Dior, Gucci, Hermes, Armani, Prada, Salvatore Ferragamo, Burberry, Dolce e Gabbana.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Виа Кондотти

Иная точка притяжения туристов этой улицы – основанное в 1760 году кафе Antico Caffe Greco, которое посещали Гёте, Вагнер, Байрон, Казанова и английский поэт-романтик Китс, какой к тому же еще и жил в доме наискосок.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Кафе Antico Caffe Greco

Палаццо ди Мальта – не самое приметное здание, и лишь увидав странно знакомый красный флаг с белым латинским крестом и прочитав надпись на дверях, знающий человек вдруг поймет, что перед ним территория суверенного страны (площадью целых 0,012 кв км), признанного 105 странами, с сотней из которых у него установлены дипломатические отношения. Государства, имеющего право выдавать собственные виды, выпускать марки и чеканить монету.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Официальные языки этого государства – латинский и итальянский, а титул его главы звучит словно заклинание из старых времён:

Божией милостью Священного Странноприимного Дома Святого Иоанна Иерусалимского и военного (рыцарского) Ордена Святого Гроба Господня Смиренный Магистр и со Убогими во Христе Иисусе Охранитель.

А ведь ещё бывальщины титулы князя Священной Римской империи, правящего князя Родоса и Мальты, потерянные ныне. Но нынешний Смиренный Магистр и Охранитель всё ещё обладает рангом кардинала и принца королевской крови, пользуясь, таким манером, одновременно титулами Преимущества (который на русский язык чаще всего переводится как “Высокопреосвященство”) и Высочества: Ваше Преимущественнейшее Высочество – так надеется теперь обращаться к нему. Его предшественники именовались:

Ректор – до лета 1099 г.
Магистр – до 1489 г.
Великий магистр – до 1805 г.
Лейтенант магистра (то кушать лицо, магистра замещающее) – до 1879 г.

Речь, конечно же, идёт об Ордене святого Иоанна, более известного как Орден госпитальеров или Мальтийский орден. “Суверенный военный орден госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты”, если быть немало точным.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Государственный флаг Мальтийского ордена

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Рыцарский флаг Мальтийского ордена

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Герб Мальтийского ордена

И становится немножко грустным при взгляде на этот скромный дом, длинные строки опереточного титула и гордый, но пахнущий нафталином, флаг. Вспоминается печальная древнегреческая предание о Тифоне – прекрасном юноше, в которого влюбилась богиня Эос. Она упросила Зевса даровать ему бессмертие, но забыла упомянуть о вечной молодости. В итоге Тифон стал бессмертным стариком и в, конечном итоге, превратился в цикаду.

Но как же здорово и красиво все начиналось! Начиналось, конечно же, в Иерусалиме – образцово в 1048 г., когда амальфийский купец Пантелеон Мауро основал там первый госпиталь. Патроном мужского отделения Пантелеон избрал святого Иоанна Александрийского, но небесным покровителем Ордена госпитальеров сделался другой Иоанн – Креститель: потому что госпиталь располагался рядом с одноименной церковью. Покровительницей женского отделения была Мария Магдалина. Трудились в том госпитали монахи-бенедиктинцы.

Мы уже говорили о титулах людей, в разное время возглавлявших Орден госпитальеров. Но был ещё один – уникальный титул: “Директор и основатель”. Относится он Пьеру-Жерару де Мартиг (Жерар Тен Благословенный): ему и еще четырем рыцарям-добровольцам поручил заботу о раненых и больных первый правитель Иерусалимского королевства Годфрид Бульонский в 1100 г.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Пьер-Жерар де Мартиг

Первоначальный госпиталь был восстановлен на прежнем месте, а в 1107 г. Балдуин I пожаловал ещё и деревню Сальсада в пригороде Иерусалима. В 1113 г. папа римский Пасхалий II одобрил статут нового братства, дав благословение на строительство новых госпиталей для паломников в портовых городах Европы. Госпитали Братства появились в Сант-Гилесе, Асти, Пизе, Бари, Отранто, Таранто, Мессине. Чуть запоздалее к Братству присоединилась группа рыцарей-крестоносцев во главе с Раймондом де Пюи из Прованса, который стал первым магистром госпитальеров (напомним, что Пьер-Жерар де Мартиг носил титул “директор и основатель”). Собственно при Раймунде дю Пюи братство госпитальеров стало военным Орденом.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Раймунд де Пюи, первый магистр госпитальеров

Вступавшие в Орден принимали три обыкновенных монашеских обета – безбрачие, бедность и повиновение. На первых порах от кандидатов не требовали доказательств их благородного происхождения – гарантией служило присутствие боевого коня, рыцарского оружия и доспехов. Но с начала XIII века произошло разделение членов Ордена на три класса. К первому относились рыцари — главы Ордена могли избираться только из их числа.

Рыцари, в свою очередь, в зависимости от происхождения и заслуг делились на 4 категории: полноправные, повинующиеся, преданные и льготные. Ко второму классу относились орденские священники, “служащая братия” (сержанты) и квалифицированные сотрудники госпиталей. К третьему классу – обслуживающий персонал, представители какого обетов монашества не давали. Позже появился четвертый класс – сестры (женщины тоже могли быть членами этого Ордена). В военных действиях участвовали рыцари и сержанты. Особняком стояли “собратья” (confratres) – союзники в боевых кампаниях, и “дарители” (donati) – люд, помогающие Ордену материально.

На первых порах большинство рыцарей-госпитальеров были французами. Однако уже тогда среди них были также итальянцы и испанцы. В 1180 г. число орденских рыцарей в Палестине составляло уже 600 человек, и сейчас они делились на Языки — национальные землячества. Первоначально в составе ордена было семь Языков: Прованса, Оверни, Франции, Италии, Арагона, Германии и Англии. Из числа рыцарей Оверни традиционно назначался командующий пехотой – великий маршал. Рыцарь из Англии командовал легкой конницей наемников (должность называлась туркополье). Италия поставляла великих адмиралов. На пост, соответствующий современной должности главного военного инженера, назначался представитель Германии. Франция должна была выдвинуть кандидата на пост великого госпитальера. Представитель Прованса назначался великим прецептором (основным казначеем). За Арагоном был закреплен пост драпье (отвечал за снабжение армии). Когда в Ордене появился Язык Кастилии, его представителям сделалось поручаться руководство внешнеполитическими связями (пост великого канцлера). Главы Языков (Столпы) входили в состав орденского Рекомендации – Капитула. Кроме них, в Капитуле заседали (помимо магистра) лейтенант ордена (заместитель магистра) и епископ. Магистр и Столпы основную Орденскую резиденцию покинуть могли только с разрешения Капитула.

В 1130 г. папа римский Иннокентий II утвердил знамя ордена — белоснежный крест на красном фоне, и главную печать, на которой был изображен лежащий больной со светильником в ногах и крестом в изголовье.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Стяг госпитальеров и гербы магистров до 1306 г.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Печать Ордена госпитальеров и ее оттиск

Отличительным знаком госпитальеров служил белый восьмиконечный крест на бюсты (позже он был назван мальтийским). Белый цвет был символом целомудрия. Четыре направления креста символизировали главные христианские добродетели: благоразумие, правда, воздержание, силу духа, восемь его концов – восемь благ, обещанных праведникам в Нагорной проповеди.

Вскоре Ватикан дал госпитальерам также освобождение от налога на собственность, право сбора десятины в свою прок и разрешение на отправление церковных служб.

Но вернёмся к организации госпиталей, в чём члены нового Ордена добились больших успехов. Их основной госпиталь в Иерусалиме в 1170 г. имел около 2000 коек, в том числе и акушерские. На этом месте внимательный читатель должен пришагать в замешательство. Вдумайтесь: 2000 коек в Иерусалиме XII века! А что у нас сейчас?

Больница скорой медицинской помощи г. Смоленска – 725 коек.
Военный клинический лазарет в Подольске – 900 коек.
Научно-исследовательский институт имени Н.В. Склифосовского – 962 койки.
Калужская областная больница – 1075 коек.
Республиканская клиническая больница, г. Казань – 1155 коек.
Новосибирская городская больница №1 — 1485 коек.
Основной военный клинический госпиталь имени Н.Н. Бурденко – 1550 коек.
И, наконец, госпиталь Ордена иоаннитов в Иерусалиме в 1170 г. – 2000 коек! Рукоплескания и занавес.

Дело в том, что gospital иоаннитов (от латинского слова “гость”) – это не больница, как часто считают, а что-то вроде отеля с системой “все включено”, в каком паломник из Европы мог получить полный набор услуг: от ночлега с питанием до медицинской помощи и религиозных треб. А Орден госпитальеров выступал в роли продвинутого туроператора: странник из Лиона или Парижа мог на своем пути в Святую Землю отдохнуть в госпитале Мессины или Бари, в Яффе его встречали и провожали до Иерусалима (да, караваны пилигримов стерегли не только тамплиеры), где он мог устроиться в главном Госпитале Ордена. Что касается больных, то паломничество в Палестину в те времена было тяжелым испытанием даже для безотносительно здоровых людей, которые проходили жестокий ‘естественный отбор” на своем пути и самые слабые из них до Иерусалима просто не добирались. Отдельный из паломников, конечно, могли заболеть уже в Иерусалиме, либо получить ранение. Но основная их часть в лечении не нуждалась и получала от Ордена иные услуги.

Помимо собственно госпиталя, Орден содержал также и приюты для подкидышей и грудных младенцев. А для бедняков орденские братья устраивали горячие даровые обеды три раза в неделю.

Впрочем, не стоит преувеличивать бескорыстность духовно-рыцарских орденов. Отношение между госпитальерами и тамплиерами бывальщины весьма натянутые. И причиной тому была вовсе не конкуренция за право благодетельствовать прибывающим в Палестину пилигримам. Один их хронистов строчил тогда:
“Тамплиеры и госпитальеры не могут терпеть друг друга. Причина тому — жадность к земным благам. Что приобретает одинешенек орден, вызывает зависть другого. Члены каждого ордена по отдельности, как они говорят, отказались от всякого имущества, но зато желают иметь всё для всех”.

Если москвичей, по мнению Булгакова, «испортил квартирный вопрос», то госпитальеров и тамплиеров – вопрос распределения многообразной спонсорской помощи. Ну, и военной добычи тоже, разумеется.

В 1134 г. бездетный король Арагона и Наварры Альфонс I Воитель завещал свои владения трем палестинским орденам: иоаннитам, тамплиерам и рыцарям Гроба Господня.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Альфонс I Воитель, монумент в Наварре

Госпитальерам достались обширные владения в Провансе. А к началу XIII в. Орден Иоаннитов владел девятнадцатью тысячами поместий в различных странах. В современной Франции бывшие владения иоаннитов безошибочно можно опознать по имени «Сен-Жан» в названии. У тамплиеров в этом курсе дела тоже шли неплохо, см. статью Рыжов В.А. Взлет и падение тамплиеров

Однако денег и земель много никогда не случается.

Но всех, разумеется, гораздо больше интересует боевая история Ордена.

Итак, немного освоившись в Святой земле, госпитальеры взяли на себя долг военной защиты Гроба Господня и “борьбы c неверными везде, где их обнаружат”. Поначалу они, подобно тамплиерам, охраняли паломников на их линии от Яффы до Иерусалима. Логичным продолжением стала зачистка окружающей местности от разбойников и организованных отрядов сарацин, периодически прорывающихся к Иерусалиму. Собственно в это время название “Братство” (Brotherhood) окончательно заменяется на “Орден”. В 1124 г. госпитальеры отличились при взятии важного портового города Тира. Между 1142 и 1144 годами госпитальеры приобрели пять графств в округе Триполи и суверенное княжество на норде Иерусалимского королевства. В 1144 г. граф Раймунд II Триполитанский им несколько приграничных крепостей, в том числе – знаменитый замок Крак де Шевалье.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Замок Крак-де-Шевалье

К 1180 г. под контролем ордена было 25 замков в Палестине. А в 1186 г. гарнизон госпитальеров занял и замок Маргат. Но мы немного забегаем вперед.

Ситуация в половине XII века была очень серьезной. В декабре 1144 г. пала Эдесса, угроза уничтожения нависла над всеми христианскими владениями в регионе. Отчаянный лозунг о помощи был услышан в Европе, и в 1147 г. христианские армии отправились во II Крестовый поход. Он был не слишком удачным, но госпитальеры проявили себя во пора осады Дамаска, когда им удалось разгромить большой конный отряд сарацин, направлявшихся на помощь к осажденным. В 1153 г. магистр иоаннитов Раймунд дю Пюи уговорил Иерусалимского короля Балдуина III пойти на Аскалон. После длинной изнурительной осады город был взят. А вот поход на Каир 1168 г. был неудачным и запомнился лишь резней мусульман в городе Бильбайс. В 1184 г. магистры госпитальеров (Роже де Мулен), тамплиеров и патриарх Иерусалимский свершили совместное путешествие в Европу, чтобы попытаться склонить монархов к новому Крестовому походу.

1 мая 1187 г. под Назаретом госпитальеры и тамплиеры вступили в сражение с армией Салах-ад-Дина и потерпели разгром, причем великий магистр иоаннитов Роже де Мулен погиб в бою.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Роже де Мулен, восьмой магистр госпитальеров

В июле того же года заключительный иерусалимский король Ги де Лузиньян двинулся навстречу султану Египта.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Ги де Лузиньян

4 июля близ деревни Хаттин произошла решающая битва, в какой крестоносцы потерпели катастрофическое поражение. Король Иерусалима и магистр тамплиеров попали в плен. Более подробно об этих событиях и падении Иерусалима рассказано в статье Рыжов В.А. Взлет и падение тамплиеров.

Не будем повторяться.

В ходе Четвертого крестового похода (1199-1204 гг.) иоанниты захватили порядочные византийские владения на Пелопоннесе. Во время Пятого крестового похода (1217-1227 г.г.) госпитальеры участвовали в осаде египетского города Дамиетта (1219 г.). По настоянию магистра Иоаннитов, крестоносцы тогда отказались заключить перемирие в мена на передачу им Иерусалима: далекий от приморских христианских владений и оставшийся без стен город просто невозможно было удержать. Многие укоряли потом госпитальеров в предательстве дела Креста, но дальнейшие события подтвердили их правоту: в 1229 г. император Фридрих II Гогенштауфен заключил с египетским султаном миролюбивый договор на схожих условиях, закончилось все бесславной потерей Иерусалима в 1244 г.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Фридрих II Гогенштауфен

Но вернемся в 1219 год. 5 ноября Дамиетта была взята, половина миролюбивого населения города была истреблена, добыча крестоносцев составила примерно 400 тысяч безантов. Но сил для удержания города было недостаточно, сквозь несколько лет его пришлось оставить. Силы крестоносцев иссякали, поражение следовало за поражением. Во время VI Крестового похода в битве под Газой (17 октября 1244 г.) султан Египта Бейбарс разгромил союзное армия крестоносцев. Магистр госпитальеров Гийом де Шатонёф оказался в плену.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Султан Бейбарс, бюст

В 1247 г. госпитальеры потеряли Аскалон. Во пора сражения при Мансуре (1249 г., VII Крестовый Поход) в плен к мусульманам попадает еще один магистр госпитальеров – вместе с 25 рыцарями. В 1271 году пал представлявшийся неприступным замок Крак де Шевалье. В 1285 г. – после месячной осады иоанниты покинули замок Маргаб: в знак почтения к их мужеству, султан Калаун позволил госпитальерам уйти с развернутыми знаменами и с оружием в руках. В 1291 году прикрывавший эвакуацию горожан Акры магистр госпитальеров Жан де Вилье, уже раненный, заключительным взошел на борт последнего корабля.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Осада Аккры, средневековая гравюра

С остатками своего войска он отправился на Кипр, где иоанниты были до 1306 г. В том году госпитальеры в союзе с генуэзским пиратом Виньоло Виньоли отправились на завоевание острова Родос. Генуэзцы находили остров “своим” (они даже ухитрились продать его иоаннитам), на деле же Родос принадлежал Византии — христианскому государству, но у крестоносцев уже был эксперимент войны с православными “схизматиками” (IV Крестовый поход). Боевые действия продолжались до лета 1308 года, война закончилась победой Иоаннитов. Взяв остров, Вилларэ провозгласил его владением Ордена и перевел сюда Госпиталь. Дабы помочь изрядно поиздержавшимся госпитальерам, папа Климент V особой буллой от 1312 г. назначил их наследниками имущества упраздненного Ордена тамплиеров. Правда, досталось госпитальерам не очень много, так как короли Франции и Англии уже прикарманили имущество тамплиеров себе и возвращать никому ничего не собирались. Да и в других странах желающих поживиться на дармовщинку тоже хватало. Тем не немного, даже и небольшой части “наследства” госпитальерам хватило, чтобы выплатить накопившиеся долги и укрепить Родос в качестве новоиспеченной орденской базы. Тем более, что у Ордена еще оставались значительные владения в Европе – особенно во Франции и Арагоне (в этом королевстве Орден вообще очутился в числе крупнейших землевладельцев). А вот португальское отделение Ордена к середине XIV века откололось от Родоса, и с тех действовало, как самостоятельная организация. Португальские госпитальеры воевали в основном с маврами Нордовой Африки, в 1415 г. они вместе с Орденом Христа (бывшие португальские тамплиеры) участвовали в захвате марокканской крепости Сеута.

А основными врагами госпитальеров Родоса были мамелюкский Египет и османская Турция. В силу новых обстоятельств, Орден Иоаннитов сделался теперь военно-морским, и рыцарь-госпитальер предстал перед всеми не всадником в доспехах, а капитаном боевого корабля. Военный флот Ордена на длинные годы стал серьезным фактором, оказывающим большое влияние на политическую обстановку в Средиземноморском регионе. Основным боевым кораблём Ордена были галеры-дромоны, самый большой из которых — шестипалубный “броненосец” «Святая Анна».

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Дромон-броненосец «Святая Анна»

Первыми железную хватку новоиспеченных хозяев Родоса почувствовали мусульманские пираты. А в 1319 г. орденская эскадра разгромила соединение турецких кораблей близ острова Хиос. Обозленные турки попытались разрешить неожиданно возникшую проблему кардинально — захватив Родос. В 1320 г. восемьдесят турецких кораблей отправились к острову – и были расшиблены в морском бою. В 1344 г. госпитальеры захватили город Смирну в Малой Азии и разместили в нем гарнизон под командованием приора Ломбардии Жана де Бьянара. В 1365 г. соединенный флот Родоса и Кипра ссадил десант у Александрии и захватил её. А потом произошел “сбой в системе”: в 1383—1395 гг. у католиков оказалось сразу 2 папы, каждый из каких назначил своего магистра, что ослабило Орден и было только на руку и османам, и мамелюкам, и пиратам. В 1396 г. госпитальеры зачислили участие в знаменитой битве при Никополе, в которой армия турецкого султана Баязида нанесла крестоносцам страшное поражение. Магистр Филибер де Найяк, чтобы выкупить пленных, согласился выплатить туркам 30 тысяч дукатов. А в 1402 г. пала Смирна, захваченная пришагавшими в Малую Азию войсками Тимура. “Железный хромец” так испугал всех, что в 1403 г. сложилась неожиданна коалиция в которую взошли исламская Турция и христианские Генуя, Венеция, Византия и Орден Иоаннитов. В том году госпитальерам удалось заключить договор с Египтом, по какому они получили возможность осуществлять патронаж христианских святынь в Палестине. В 1424 г. рыцари Родоса пришли на помощь Кипру, какой атаковали войска египетского султана Барсбея. Война длилась 2 года и закончилась поражением христиан. Теперь пришла очередность Родоса, и в августе 1444 г. египетский полководец аз-Захир сделал первую попытку захватить его. Госпитальерам под руководством магистра Жана де Ласти удалось отстоять собственный остров. Но это было лишь началом. После падения Константинополя в 1453 г., Родос оказался на переднем краю борьбы с набирающей мочи Османской Турцией. 23 мая 1479 г. турки высадили на острове пятидесятитысячную армию (в том числе 3000 янычаров) под командованием сераскера Месих-паши (адресовавшийся в ислам Мануил Палеолог). Критическим стал день 27 мая, в который начался штурм крепости госпитальеров. Согласно преданию, Месих-паша гораздо подорвал боевой дух своих войск, отдав приказ: “Грабить запрещаю, всё пойдет в казну султана”. В результате на стены разочарованные турки шли не чересчур охотно, и штурм провалился. Тем не менее, осада продолжалась еще больше года, и лишь в августе 1480 г. остатки турецкой армии бывальщины эвакуированы с Родоса. Поражение было столь ощутимым, что турки на протяжении сорока лет не решались предпринять попытку реванша. Военный вес госпитальеров достиг небывалых высот, в Европе их стали называть “родосскими львами”.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

«Осада Родоса в 1480». Миниатюра. 15 столетия

После смерти турецкого султана Мехмеда II Завоевателя в 1481 г. в борьбу за трон вступили два его сына. Победу одержал старший, он взошел на престол под именем Баязида II Дервиша.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Баязид II Дервиш

Меньший бежал к иоаннитам, которые дали ему убежище с условием выплаты им 150 тысяч скудо золотом в случае восшествия на престол. Самое увлекательное, что и Баязида данная ситуация вполне устраивала, и он даже заключил с Орденом договор, по которому он согласился выплачивать на содержание беглого принца каждогодне 35 тысяч венецианских дукатов, а также передал магистру руку Иоанна Крестителя – с условием, что бежавший брат никогда не вернется домой. В 1489 году госпитальеры свершили еще одну сверхвыгодную сделку: передали турецкого принца римскому папе в обмен на владения недавно распущенных орденов Гроба Господня и Святого Лазаря.

К начину 1520-х гг. ситуация в регионе значительно ухудшилась. Во главе Османской империи встал, возможно, самый могущественный правитель этой края — султан Селим I Кануни (Законодатель). Нам он более известен, как Сулейман Великолепный.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Селим I Кануни

В 1517 г. турки захватили Каир, сквозь четыре года в руках османов оказался Белград, и султан издевательски известил всех европейских государей (в том числе и магистра госпитальеров Вилье де л’Иль-Адама) о своей победе. В 1522 г. османский полководец Мустафа-паша привел к Родосу 400 кораблей с бойцами на борту. Пашу сопровождал знаменитый турецкий пират Курдоглу. У госпитальеров на тот момент было 290 рыцарей, 300 оруженосцев и 450 наемных бойцов. Местные жители выставили ополчение из 7000 человек. Каждому Языку был поручен определенный участок обороны. Языки Италии, Кастилии и Франции отстаивали остров с моря, Овернь, Прованс, Арагон, Англия и Германия — сражались с турецкими десантными войсками. В октябре султан сместил главнокомандующего и назначил на его пункт бейлербея Румелии Ахмед-пашу. 17 декабря турки пошли на решительный штурм, который продолжался три дня и закончился капитуляцией госпитальеров. Обстоятельства сдачи были мягкими и почетными: рыцари должны были покинуть остров в двенадцатидневный срок с оружием, имуществом и архивом. 1 января 1523 г. оставшиеся в живых 180 членов ордена во главе с магистром Вилье де л’Иль-Адамом покинули Родос на трех галерах: “Санта Мария”, “Санта Катерина” и “Сан Джованни”. Совместно с ними остров покинули еще 4 тысячи человек. Так закончился славный родосский период истории Ордена госпитальеров.

24 марта 1530 г. император Карл V Габсбург предоставил госпитальерам острова Мальта и Гоцо. Госпитальеры признали себя вассалами вице-короля Королевства Испании и Обеих Сицилий. Феодальная повинность была невелика и носила незапятнанно символический характер: великий магистр должен был ежегодно посылать монарху охотничьего сокола (это условие соблюдалось вплоть до 1798 г.). Кроме того, они обязались отстаивать форпост Испании в Северной Африке — город Триполи. Резиденцией главы Ордена стал город Бирга. Уже в 1551 г. турки налетел на новые владения Ордена. Триполи был захвачен, разрушены были также и укрепления острова Гоцо.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Гаспар ван Эйк, Морской бой между турками и мальтийскими рыцарями

В 1557 г. во главе госпитальеров поднялся 67-летний Жан Паризо де ла Валлетт, которому суждено будет стать самым великим магистром Ордена.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Жан Паризо де Ла Валлетт, портрет труды Ф.-К. Дюпре. Ок. 1835. Национальный музей Версаля и Трианонов

Поводом для новой войны стал захват судна главного евнуха султанского сераля, что было объявлено личным оскорблением султана. 18 мая 1565 г. на остров высадилась турецкая армия численностью 30 000 человек. Во главе её опять стоял Мустафа-паша – тот самый, что в 1522 г. осаждал Родос. Великая Осада Мальты длилась почти четыре месяца — с 18 мая по 8 сентября. Основной удар турки намели по фортам Сан Эльмо, Сан Анжело и Сан Микеле. Гарнизон Сан Эльмо состоявший из 120 рыцарей и отряда испанцев, погиб, но турки утеряли 8 тысяч человек, среди которых был знаменитый алжирский пират Драгут. Говорят, что, осматривая развалины захваченного форта, Мустафа-паша произнёс: “Можно только догадываться, какое сопротивление мы получим от отца (он имел в виду город Биргу), если ребенок, почти малютка (форт Сан Эльмо) стоил нам жизни самых храбрых солдат!”

Тем не менее, силы Ордена были на исходе, казалось, что спасения нет, но 7 сентября у берегов Мальты показалась объединенный флот вице-короля Сицилии и Ордена Сантьяго де Кампостело. 8 сентября, потерпев поражение в морском бою, турки эвакуировались с Мальты и удалились к Константинополю. Считается, что за время Великой осады они потеряли 25 тысяч человек. Потери Ордена составили 260 рыцарей и 7 тысяч боец. 28 марта 1566 г. была заложена новая столица Мальты, которой дали имя в честь магистра, отстоявшего остров – Ла-Валлетта.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Возвращение флагманской галеры в гавань Ла Валетты после военного похода

Стоит сказать, что Валетта — первый город в Европе, построенный по заранее разработанному генеральному плану. Итальянский зодчий Франческо Лапарелли спланировал улицы с учётом потоков воздуха морского бриза и устроил централизованную канализационную систему.

В 1571 году Орденский флот участвовал в знаменитом морском сражении у Лепанто, в каком турецкий флот потерпел одно из самых тяжёлых поражений за свою историю. В первой половине XVII века мальтийские корабли участвовали в 18 морских сражениях (у берегов Египта, Туниса, Алжира, Марокко), любое из которых закончилось победой госпитальеров.

С ослаблением турецкого натиска все более вольготно чувствовавшие себя иоанниты, начали и сами либо чистосердечно пиратствовать (corsa), либо использовать “право висты” — полномочие досматривать корабли, подозреваемые в перевозке турецких товаров, с последующей их конфискацией и перепродажей в Валлетте. Не остались они безразличными и к торговле “черным деревом” — то есть рабами. Однако начиная с середины XVII столетия положение Ордена начинает портиться. В ходе Реформации госпитальеры теряют свои владения в Германии, Голландии, Дании. В Англии Орден и вовсе был объявлен вне закона и все его собственность конфисковано. В это время впервые интерес к Ордену госпитальеров начинают проявлять российские власти. В 1698 г. на остров Мальту пришёл боярин Б.П. Шереметев – доверенное лицо московского царя Петра Алексеевича. В царской грамоте значилось, что боярин следует на Мальту по «охоте его», но, вероятно, он выполнял некие дипломатические задания, связанные с возможным заключением военного союза против Турции. В 1764 г. императрица Екатерина II поручила послу в Вене Д.А.Голицыну отыскать мальтийского рыцаря, сведущего в строительстве галер и их управлении. Позже на обучение в Мальту были направлены русские военные моряки, какие провели там несколько лет. В 1770 г. Екатерина II просила мальтийских рыцарей оказать помощь эскадре Г.А.Спиридова. Алексей Орлов во пора своей экспедиции в Архипелаг прислал Великому Магистру 86 пленных алжирцев – для обмена на христиан, захваченных пиратами, а в августе 1772 г. он и сам посетил Мальту – инкогнито.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Галера Великого Магистра Мальтийского ордена (Rohan, ок. 1780)

4 января 1797 года между Орденом и Россией даже была подмахнута конвенция, согласно которой учреждалось Российское римско-католическое великое приорство.

В конце XVIII века по Ордену был нанесен удар, от какого он так и не оправился. Вначале во Франции революционное правительство Декретом от 19 сентября 1792 г. конфисковало всю собственность Ордена. А 10 июня 1798 г. к Мальте подошел французский флот, вытекавший из порта Тулон в Египет. Генерал Бонапарт потребовал от Великого Магистра Гомпеша капитуляции, которую тот 12 июня малодушно подмахнул: Мальта переходила под суверенитет Франции, а рыцари должны были покинуть остров в течение трех дней. Позже Гомпеш оправдывался тем, что, по правилам Ордена, невозможно поднимать оружие на христиан (про византийцев он либо забыл, либо не считал их “настоящими” христианами). Накопленные Орденом богатства (почти 30 миллионов лир) пришлись французам.

26 августа 1798 г. в “замке мальтийских рыцарей” на Садовой улице в Петербурге кавалеры великого приорства российского сформулировали протест против захвата Мальты, осудили Великого магистра за сдачу острова без боя и объявили о его низложении. Также было разрешено обратиться к императору Павлу I с просьбой принять орден Святого Иоанна под патронаж и покровительство. 10 сентября того же года Павел I ублаготворил их прошение. Петербург был объявлен штаб-квартирой Мальтийского ордена, рыцари всех “Языков” и приорств приглашались в Россию, президенту Академии наук барону Николаи поручалось в выпускаемом календаре обозначить остров Мальту как “губернию Российской империи”. Практически неприступный остров в качестве базы российского флота в Средиземном море — это было, разумеется, сильное решение. Все дальнейшие войны с Турцией пошли бы совсем по другому сценарию.

27 октября 1798 г. Павел I был провозглашен Великим магистром Иерусалимского Ордена Святого Иоанна, 13 ноября император огласил о своем согласии принять этот титул. Он стал 72-м в списке магистров.

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"

Павел I в одеянии Великого магистра Мальтийского ордена. Портрет труды С. Тончи. 1798–1801. Русский музей (Санкт-Петербург)

Великие приорства Германии, Баварии, Богемии, Неаполя, Сицилии, Венеции, Португалии, Ломбардии и Пизы признали Павла I Великим Магистром. Лишь приоры Каталонии, Наварры, Арагона, Кастилии и Рима отказались — и это было весьма недальновидно с их стороны, поскольку только российский император теперь мог гарантировать Ордену достойное существование.

5 сентября 1800 г., осажденный британцами, французский гарнизон Мальты капитулировал, но британцы пожадничали – не вернули остров законным владельцам. Это глубоко оскорбило Павла: Россия вышла из другой антифранцузской коалиции, а вскоре началось сближение Павла I с Наполеоном.

Решение Павла I о возложении на себя звания гроссмейстера католического ордена Иоаннитов (мальтийских рыцарей) имело огромный резонанс в российском обществе. Собственно это обстоятельство дало основание Пушкину назвать Павла I “нашим романтическим императором”, а Наполеону – “русским Дон Кихотом”.

“Аракчеев – мальтийский кавалер, лишь недоставало, чтобы его произвели в трубадуры”, – иронизировал по этому поводу Бернгарди.

Подчиненность Мальтийского ордена папе римскому и вести о том, что Павел собирается перейти в католичество привели в смущение немало умов того времени. Поэтому казалось, что новая затея императора осуждена на провал. Вышло наоборот: уходящая в глубь веков славная история ордена, красные мантии с восьмиконечными белыми крестами, загадочные обряды и многочисленные льготы способствовали тому, что недостатка в желающих записаться в рыцари не было. Мальтийский проект оказался, пожалуй, самым популярным из всех реализованных проектов Павла I. В России была учреждена новоиспеченная государственная награда — Орден св.Иоанна Иерусалимского, в 1799 г. его командорским крестом был награждён А.В.Суворов (Александр I упразднил эту награду). Собственно прибывшие тогда в Россию мальтийские рыцари выступили инициаторами создания в Санкт-Петербурге знаменитого Пажеского корпуса — сверхпривилегированного учебного заведения, в какое принимали детей чиновников не ниже 3 ранга: белый мальтийский крестик так и остался значком его выпускников.

После убийства папу Александр I, который до смерти боялся и англичан, и российских аристократов, которые очень охотно убивали своих императоров за британские денежки, трусливо отказался и от титула Великого Магистра, и от Мальты, и от чрезвычайно выгодного России союза с Наполеоном. 9 февраля 1803 г. римский папа назначил на свободное место гроссмейстера Мальтийского Ордена Джиованни Батиста Томасси. Местом временного пребывания госпитальеров стали сначала Катания, а затем – Мессина. После кончины Томасси в 1805 г. новый глава Ордена получил лишь титул лейтенанта магистра (титул Великого Магистра был восстановлен в 1879 г.). По завершенье наполеоновских войн Парижским Соглашением держав победительниц Мальта окончательно была признана владением британской короны (30 марта 1814 г.). В 1831 г. резиденцией утерявшего свой дом Мальтийского Ордена стало здание бывшей резиденции посла Ордена при Папском Престоле – палаццо Мальта на виа Кондотти, о каком было рассказано в начале статьи. Некоторое время Орден Иоаннитов еще пытался проводить гуманитарные миссии. В 1910 г. был организован лазарет, который помогал раненным в период итало-ливийской войны (1912 г.). Орденское госпитальное судно “Реджина Маргарита” эвакуировало тогда из зоны боевых действий около 12 000 раненных. Во время I Мировой войны под патронатом Ордена были организованы несколько лазаретов в Германии, Австрии и Франции.

В настоящее время Орден госпитальеров насчитывает более 10 тысяч членов, уступая по численности лишь иезуитам. В составе Ордена – 6 Основных Приорств (Рим, Венеция, Сицилия, Австрия, Чехия, Англия) и 54 национальных командорий (в том числе и в России). В некоторых католических краях действуют орденские госпитали и социальные приюты, которые финансируются правительствами либо фондами социального страхования по месту пребывания. Волонтеры Malteser International, (всемирное агентство милосердия Ордена) участвуют в ликвидации последствий природных крушений и оказывают помощь гражданскому населению в зонах вооруженных конфликтов. Источниками доходов Ордена сейчас являются пожертвования частных лиц и торговля почтовых марок, различной сувенирной продукции.

Дипломатические отношения Ордена с Россией были восстановлены в 1992 г., должность посла соединяет представитель Российской Федерации при Ватикане. 4 июля 2012 г., впервые за 200 лет, Великий магистр Мальтийского ордена посетил Россию. Во пора этого визита Рыцарским крестом был награжден С.К. Шойгу. Учитывая его многолетнюю работу в Министерстве чрезвычайных ситуаций, возражений и проблем эта награда от госпитальеров не вызывает. Но рыцарский крест Мальтийского ордена в России дискредитирован вручением его другим, гораздо более сомнительным кавалерам: М. Горбачеву, Б. Ельцину, Б. Березовскому, Г. Бурбулису, В. Юмашеву, С. Ястржембскому…

Ключ

Материал полезен?

Госпитальеры: оглушительная слава и жизнь после "смерти"