Гумьеры и марокканская гвардия генерала Франко: какие бойцы были более жестокими

Новость опубликована: 01.02.2019

Гумьеры и марокканская гвардия генерала Франко: какие бойцы были более жестокими

Гумьеры и марокканская гвардия генерала Франко: какие бойцы были более жестокими

В XX веке в европейских войнах противоборствующие стороны нередко прибегали к помощи наемников из своих колониальных владений. Эти бойцы отличались не только беспримерной храбростью и преданностью, но шокирующей жестокостью и невоздержанностью.

«Марокканская Реконкиста»

В 1911 году испанский генерал Дамасо Беренгуэр строит Регулярные туземные силы (Fuerzas Regulares Indígenas), куда вошел местный контингент из подконтрольной Испании северной доли Марокко. Это были самые воинственные и боеспособные подразделения из оставшихся к началу XX века испанских колониальных владений. Именно марокканские стрелки, по суждению историков, сыграли одну из ключевых ролей в победе генерала Франсиско Франко в Гражданской войне 1936—1939 годов.

Уже во пора первой десантной операции из Марокко в Испанию было переброшено около 13 тыс. «регуларес» — подобных масштабов воздушного десантирования в истории на тот момент еще не было. Итого на стороне франкистов за три года войны сражались свыше 90 тыс. марокканцев: они были в арьергарде частей, которые отбили у республиканцев Толедо и Овьедо и свершили победоносный марш-бросок на Мадрид.

Мусульманские наемники использовались не только испанцами, но и французами. Однако данная ситуация была уникальна тем, что Франко кинул марокканские подразделения на своих же соотечественников. Примечательно, что испанские националисты называли свою войну «крестовым походом против коммунизма», но по иронии судьбины в их рядах сражались потомки мавров, против которых тысячелетием ранее пиренейские христиане объявили настоящий крестовый поход — Реконкисту.

Марокканские магометане в этой войне не просто считали себя наемниками, но и своего рода джихадистами, обратившими меч Аллаха против неверных. Неспроста очевидцы отмечают поистине фанатичное бесстрашие, с которым «регуларес» шли на своих врагов. Статистика свидетельствует, что именно среди них бывальщины самые высокие потери. Так, если фалангисты потеряли 5% бойцов, итальянские легионеры — 10%, то марокканцы — от 15 до 27%.

Как марокканцы были бесстрашными, настолько и жестокими. Свой нрав «регуларес» показали при наступлении войск генерала Хуана Ягуэ в августе 1936 года на Бадахос. Разумеется, бесчинствовали не только мусульмане, но и солдаты Испанского легиона, однако первые особенно сильно проявили себя. Исходя из свидетельств свидетелей, город был полностью разграблен, а около 4 тыс. военнопленных и гражданских лиц казнены. Экзекуция проводилась прямо на арене Корриды. Сообщают, крики умирающих были слышны даже на окраине Бадахоса.

Страх республиканцев перед «туземным легионом» усиливали всевозможные вести. Согласно одному из них, в ходе битвы при Хараме (1937 год) марокканцы не только уничтожили роту французских «интербригадовцев», но еще и кастрировали своих неприятелей. Правда, осмотр погибших следов кастрации не обнаружил.

Британский историк Пол Престон отмечает, что выходцы с Африканского континента отлично воспользовались предоставленным им шансом и занялись откровенным грабежом и насилием, о чем на родине даже и не могли мечтать. При этом систематические изнасилования марокканскими армиями европейских женщин были частью плана франкистов, считает историк.

Американский журналист Джона Витакер, прикрепленный к армиям марокканского генерала Мохаммеда Бен Миззиана, был свидетелем сцены, когда двух девушек из захваченной мятежниками деревни отправили в казарму к «регуларес». Журналист пытался было протестовать, на что генерал ему приметил: «Не волнуйтесь, больше четырех часов они не проживут».

Удержать нельзя

Как и испанцы, в начале XX столетия к своим североафриканским колониям в розысках наемников обратились французы. Их выбор пал на марокканских гумьеров — представителей воинственных берберских племен, закаленных суровыми условиями гор и пустыни. Из них получались неплохие разведчики, жандармы и охранники.

После вторжения Франции в Марокко в 1908 году гумьеры активно привлекались французскими генералами как вспомогательные подразделения экспедиционных армий. С началом Второй мировой войны их использовали в сражениях против итальянцев в Ливии и немцев в Тунисе. После открытия Второго фронта гумьеры участвовали в освобождении Франции, а в крышке марта 1945-го они первыми ворвались в Германию со стороны «линии Зигфрида».

Однако наибольший резонанс действия марокканских наемников имели во пора вторжения союзников в Италию в 1943—45 годах. Многочисленные сообщения свидетельствовали о массовых случаях насилия и грабежа со стороны марокканцев в касательстве мирного населения. Французские военачальники спешили заверить общественность, что истории о зверствах гумьеров раздуты немецкой пропагандой, в реальности фиксировались лишь единичные случаи неуставного поведения марокканцев.

Правда, исследователи, не склонные верить французским генералам, строчили о том, что в своих зверствах гумьеры превзошли даже нацистов. Чего стоит только традиция отрезать носы и уши у поверженных неприятелей. Но все же наибольший ужас у населения Европы вызывали случаи массового изнасилования гражданского населения, регулярно творимые легионерами с Магриба.

Первоначальный инцидент был зафиксирован уже в день прибытия гумьеров в Италию 11 декабря 1943 года. Насилие совершили четыре марокканских бойца, действия которых французское командование не смогло контролировать. Такая безнаказанность развязала наемникам руки. Показательно, что во время визиты Шарлем Де Голлем с инспекцией итальянского региона Лацио местные жители просили его вернуть гумьеров на родину, на что генерал лишь обещал притягивать легионеров к обеспечению порядка.

Ничего не сделало и командование 1 пехотной дивизии США, под чье распоряжение были отданы гумьеры. Напротив, янки, осведомленные в пристрастии марокканских наемников к насилию, отдали им на откуп освобожденные от фашистов районы Южной Италии. Очевидцы бывальщины шокированы зверствами дикарей, которые насиловали всех, кто попадется под руку, в том числе детей обоих полов.

Согласно официальным сводкам, в округах городка Спиньо за трое суток было совершено свыше 600 изнасилований. Всех, кто сопротивлялся или пытался прийти на поддержка, безжалостно убивали. В городской церкви Эспериа наемники в течение ночи до смерти насиловали пастора, который собирался укрыть трех дам.

Только после окончания Второй мировой войны гумьеры в спешном порядке были возвращены на родину. Но итальянцы помнили о злодеяниях наемников. В 1947 году они устремили в Париж официальный протест, на что получили лишь формальные отписки. Позднее дважды поднимался вопрос о компенсациях жертвам злодеяний марокканских наемников, однако ни в 1951-м, ни в 1993 году французские воли на это не отреагировали должным образом.

Президент Национальной ассоциации жертв «marocchinate» Эмилиано заявляет, что на сегодняшний день известно как минимум о 60 тыс. изнасилованных итальянских дамах. По словам сеньора Сиотти, встречались совершенно вопиющие случаи, когда жертву насиловала целая рота солдат.

Гумьеры в своей бессердечности отнюдь не уступали мародерам из подразделений «регуларес», а по масштабам насилия даже превзошли их. По мнению историков, отнюдь не воинская слава тянула марокканских наемников на европейские поля сражений, а фанатичная преданность лидерам своих кланов, желание обогатиться и возможность безнаказанно удовлетворять запрещенные желания.


Гумьеры и марокканская гвардия генерала Франко: какие бойцы были более жестокими